ЛитМир - Электронная Библиотека

Шарлин Харрис

Мертвым сном

Сомневаюсь, что они когда-нибудь прочтут мою книгу. Но тем не менее я посвящаю ее всем тренерам – по бейсболу, футболу, волейболу, английскому футболу, – кто трудился долгие годы, подчас совершенно безвозмездно, чтобы развить спортивные качества моих детей и привить им понимание Игры. Господь благослови вас всех, и большое спасибо от одной из мамочек, которые неизменно торчали на трибунах, невзирая на холод, жару, дождь и москитов.

Хотя и по сей день я так и не могу понять, кому нужны эти вечерние игры.

Огромная благодарность всем викканкам[1], буквально затопившим меня информацией – Марии Лиме, Сэндили Ллойд, Холли Нельсон, Джин Хонц и М.Р. «Мерв» Селларс. Я также хочу выразить признательность другим специалистам в различных областях знаний: Кевину Райеру (который больше знает о диких свиньях, чем большинство людей – о своих собственных питомцах); доктору Д.П. Лайлу, консультировавшему меня по медицинским вопросам; и, конечно же, Дорис Энн Норрис, живому справочнику по астрономии.

Они снабжали меня ценнейшей информацией – и если в тексте обнаружатся ошибки, то я приложу все усилия, чтобы как-нибудь свалить вину на них.

Вернувшись домой после дневной смены, я обнаружила у себя в двери записку. Стоял конец декабря, и темнело довольно рано. Я сделала вывод, что мой бывший приятель Билл Комптон, или просто вампир Билл, как зовут его завсегдатаи бара «У Мерлотта», оставил свое послание не далее как час назад. Он не просыпается до темноты.

Я не видела Билла уже неделю – с тех пор, как мы расстались. Прощание было не из легких, и сейчас, увидев свое имя на конверте, я вновь почувствовала себя несчастной. Вы, вероятно, подумаете, что мне в мои двадцать шесть не доводилось прежде переживать разрыва с молодым человеком.

И будете правы.

Девушки со странностями, такие как я, обычно не привлекают внимания нормальных парней. А этого добра у меня хватало – с тех пор, как пошла в школу, только и слышу, что «у Сью с головой не все в порядке».

И это тоже правда.

Конечно, в баре всякое бывало. Я довольно хорошенькая, и напившиеся парни склонны прощать мои причуды и постоянную будто приклеенную улыбку.

Но только с Биллом у меня завязались близкие отношения. Вот почему я так тяжело переживала разрыв.

С письмом в руках я прошла на кухню. Как была – в пальто, сняв лишь перчатки, – уселась за старый исцарапанный стол и только тогда вскрыла конверт.

«Дорогая Сьюки, я хотел бы зайти и поговорить, когда ты немного оправишься от неприятностей, приключившихся в этом месяце».

«Неприятности»… Я бы сказала – полная задница! Ссадины в конце концов затянулись, но вот колено по-прежнему болит на холоде, и боюсь, что это навсегда. Все перечисленные болячки я получила, вызволяя своего неверного возлюбленного, изловленного кучей вампиров под предводительством его бывшей подруги Лорены. И я все еще не могу постигнуть, что заставило Билла очертя голову броситься в Миссиссиппи по первому ее зову.

«Думаю, у тебя немало вопросов по поводу случившегося».

Да уж, черт побери!

«Если ты согласна поговорить наедине, подойди к передней двери и впусти меня».

Ух ты! А я и не видела никого у входа.

С минуту я колебалась. Затем, хоть прежнего доверия к Биллу у меня больше не было, все же решила, что он не может причинить мне физического вреда. Поэтому прошла через весь дом к двери, распахнула ее и произнесла:

– Хорошо, входи.

Он тут же показался из-за деревьев, окаймлявших лужайку, на которой стоял мой старый дом. При виде знакомой широкоплечей фигуры сердце болезненно сжалось. Жизнь на ферме не давала жирку завязываться на талии – Билл скорее был поджарым. А годы, проведенные в армии конфедератов, вплоть до смерти в 1867 году, сделали этого парня жестким и крепким. Его нос так и просился на греческую вазу. Коротко стриженые каштановые волосы, темные глаза.

Билл ничуть не изменился со дня нашей последней встречи. Таким он и останется навсегда. Несколько мгновений он колебался у порога, но у него было приглашение. Так что я посторонилась, а Билл прошел в мою чистенькую гостиную со старой удобной мебелью.

– Спасибо, – сказал он своим тихим, вкрадчивым голосом, от которого у меня сладко заныло внизу живота. Многое у нас вышло не так, но только не в постели. – Я хотел поговорить с тобой до отъезда.

– И куда ты собираешься? – спросила я как можно спокойнее.

– В Перу. Приказ королевы.

– По-прежнему трудишься над своей… э-э… базой данных? – Я слабо разбиралась в компьютерах. Билл же, в отличие от меня, немало потрудился, чтобы стать асом в этом деле.

– Да, там есть еще над чем поработать. Надо встретиться с одним очень старым вампиром из Лимы. Он собрал весьма много сведений о нашей расе на своем континенте, надо будет все это обсудить. Ну и, само собой, осмотрю достопримечательности, раз уж окажусь возле них.

В качестве радушной хозяйки мне полагалось предложить Биллу бутылочку искусственной крови, но я подавила в себе это желание.

– Присаживайся, – кивнула я на диван, сама устраиваясь в соседнем кресле. Затем повисла тишина, в которой еще острее ощущалась моя утрата.

– Как Бубба? – наконец спросила я.

– Он сейчас в Новом Орлеане, – сообщил Билл. – Время от времени королева желает его видеть. К тому же в последний месяц Бубба так примелькался здесь, что ему полезно побыть где-нибудь еще. Он скоро вернется.

Все знают Буббу в лицо, спутать его с кем-либо невозможно. Увы, его «обращение» прошло не слишком успешно. Наверное, служителю морга, который по случаю оказался вампиром, следовало бы проигнорировать искру жизни в бедняге. Но поскольку он являлся большим поклонником творчества того, кем был Бубба при жизни, ему оказалось трудно бороться с искушением. И вот теперь все сообщество южных вампиров увивается вокруг Буббы и старается спрятать его от взора общественности.

Снова молчание. Я собиралась, вернувшись с работы, скинуть свою униформу, влезть в любимый халат и посидеть перед телевизором с пиццей «Фрешетта» под рукой. Дурацкий, конечно, план, зато мой. Теперь же вместо этого я торчала здесь и страдала.

– Если ты хотел что-то мне сказать, – подала я голос, – то сейчас самое время.

Билл задумчиво кивнул.

– Мне надо все объяснить, – проговорил он, стиснув руки на коленях. – Мы с Лореной…

Я невольно отпрянула. Не желаю слышать это имя! Он свалил от меня ради Лорены.

– Но я должен тебе рассказать! – Голос Билла звучал почти сердито. Казалось, он сейчас схватит и встряхнет меня. – Дай мне возможность.

Я справилась с собой и безнадежно махнула рукой.

– Когда она позвала меня в Джексон, я вынужден был поехать, потому что не мог отказаться.

Мои брови скептически поползли вверх. Все это я уже слышала раньше. Следует, видимо, понимать это как «Я потерял самоконтроль» или «В тот момент дело казалось таким стоящим. И вообще, я думал не головой, а…»

– Мы стали любовниками давным-давно, – продолжал Билл. – Эрик, наверное, рассказывал тебе, что романы между вампирами бывают бурными, но недолгими. Но он наверняка умолчал о том, что именно Лорена являлась вампиром, который «обратил» меня.

– На темную сторону? – съязвила я и прикусила язык. Это был не повод для шуток.

– Да, – серьезно подтвердил Билл. – И после того мы остались вместе, что весьма необычно.

– Но ты же порвал с ней…

– Да, примерно восемьдесят лет назад. В какой-то момент мы почувствовали, что на дух не переносим друг друга. С тех пор я Лорены не видел, хотя слухи о ее делах, конечно же, доходили.

вернуться

1

Языческое течение новой волны, имеющее основой культы Богини-матери (см. любую архаическую культуру)

1
{"b":"11641","o":1}