ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тайлер кивнул.

— А что касается загадок, — пробормотал он, — то вы мне так и не сказали, зачем вам этот Андерсон.

Джо вздохнула:

— Может быть, я ошибаюсь... Дуг говорит, что я просто очень подозрительна.

— Кто такой Дуг?

— Дуг Кларк, мой редактор и... друг.

— Что значит друг?

— Между нами кое-что было. Заметьте, я говорю в прошедшем времени.

— Что-нибудь серьезное?

— Нет, слишком далеко это не зашло. Я не допустила.

— Значит, вы порвали?

Она провела пальцем по ободку своего стакана.

— Это было вскоре после моего приезда в Аркхэм. Думаю, мне здесь было просто скучно. Если бы не Дуг, появился бы кто-нибудь другой.

— А теперь вы свободны? — спросил он.

— Вы задаете слишком много вопросов. Я думаю, что вы занимаетесь не своим делом. Вам бы сделаться частным детективом.

Они рассмеялись.

В девять часов они поднялись и прошли в столовую, совершенно безлюдную, если не считать какого-то мужчины в самом углу. Просмотрев меню, они сделали заказ худенькой официантке, лицо которой в тусклом свете напоминало оскал черепа. Джо нахмурилась.

— Я хочу вам кое-что рассказать. — Джо понизила голос. — Я заметила, что в этом городе многим людям не хватает солнечного света. Вы обратили внимание на эту официантку? Какая она анемичная?

Тайлер задумчиво потер ладонью подбородок.

Они приступили к салату из креветок.

— Кстати, а почему вы решили стать фермером? — неожиданно спросила Джо.

— Мой отец недавно умер, и мне пришлось присматривать за фермой.

— Ох, простите, пожалуйста...

— Ничего-ничего. Это вполне естественно. — Он снова улыбнулся, очарованный ее красотой и жизнерадостностью, ее эмоциональностью и непосредственностью. Она напоминала Тайлеру зверька в клетке, подвижного, неугомонного, настойчивого. — Видите ли, я вырос на земле, и я люблю ее. Все очень просто.

— А я до семи лет вообще не видела зелени. Да и потом бывала лишь в Центральном парке. — Она усмехнулась. — А парк — пристанище грабителей. Их в Нью-Йорке тьма-тьмущая... Многие тысячи. Считается, что нужно сочувствовать меньшинствам. Неграм, пуэрториканцам... У них, мол, прав гораздо меньше. — Она тряхнула волосами. — Пользуются меньшими правами, зато крушат наши черепа.

— То же самое происходит и кое-где на Британских островах. Я обычно жил в Лондоне. Так вот, там то же самое. В некоторых районах на улицу выйти невозможно — непременно ограбят. Это в порядке вещей. Если люди не могут заработать деньги, они пытаются хоть как-то их заполучить. Нет денег — нет и будущего. — Он положил в рот полную ложку креветок.

— Выходит, и вас не миновал этот городской цинизм, — сказала она.

— Возможно. А почему вы уехали из Америки?

Она рассказала о Тони, о своих публикациях в газетах и об убийстве.

— О Боже, — пробормотал он, когда она закончила. — Должно быть, скучновато жить в Аркхэме после того, что вы повидали?

— Лучше уж скучать, только бы на этом свете, — ответила она. Они рассмеялись. — Как бы там ни было, а мне здесь хорошо.

Официантка вернулась и убрала пустую посуду.

— Вы сказали, что ваш отец недавно умер, — мягко сказала Джо. — Но вы ничего не рассказали о своей матери.

Тайлер потупился, уставившись в дно стакана.

— Она умерла, когда мне был двадцать один год. Сердечный приступ...

Джо смутилась, почувствовав, что задела его за больное.

— Я до сих пор не могу себе простить ее смерть, — продолжал Тайлер. — Она не хотела, чтобы я ехал учиться в колледж. Это была идея моего отца. Я знал, что как бы я ни поступил, я причиню боль кому-то из родителей. Своим решением я убил мать. Она не могла простить мне моего отъезда.

— Вы не должны корить себя за ее смерть, — сказала Джо.

— Постепенно я и сам прихожу к этой мысли, но вначале было очень тяжело.

Подали основные блюда: Тайлеру — рыбу, Джо — цыпленка.

— Почему не мясо? — спросила она с улыбкой, радуясь возможности сменить тему разговора.

— С мясом я работаю, поэтому и не хочется еще и есть его, — объяснил он.

Тайлер вновь наполнил стакан Джо.

— Что вы знаете об этом Андерсоне? — спросил он.

Джо вздохнула:

— Почти ничего. Знаю только, что он хотел сообщить мне что-то очень важное. Во время нашего телефонного разговора Андерсон ужасно нервничал. — Она сделала паузу, отпив из своего стакана. — И еще я знаю, что люди, с ним работавшие, лгали мне. Я уверена: он где-то здесь, поблизости. Вопрос лишь в том, как его найти.

— Но он мог отсюда уехать...

— У него не было причин для этого. К тому же его соседка видела его несколько дней назад.

— Все это может оказаться слишком сложно...

— Да, возможно. И я буду счастлива, если что-нибудь узнаю. Вы меня понимаете?

— И что же вы намерены предпринять?

— Ворваться в его дом.

Тайлер широко раскрыл глаза.

— Но что это вам даст? — спросил он наконец. — Вы ведь репортер, а не полисмен, вы не можете просто так врываться в чужие дома.

— У вас имеются другие предложения?

— Вы хотите, чтобы я помог вам?

Она кивнула.

— Когда же мы займемся этим делом? — Теперь он говорил увереннее.

— Сегодня.

— Хорошо. — Он не мог скрыть улыбку. — Думаю, что мафии стоило бы вас завербовать.

Они рассмеялись.

Джо поймала себя на том, что она никак не может оторвать взгляд от голубых глаз Тайлера, блиставших подобно частичкам небесной лазури. Джо вглядывалась в его лицо, ощущая какую-то внутреннюю теплоту, возникающую от общения с ним. Привлекала в нем не только внешность, но и его голос, интонации. Похоже, она влюбилась. С каждой секундой Джо понимала это все яснее.

Да и Тайлер сам смотрел на Джо во все глаза. Она выглядела видением из эротического сна, стройная, загорелая, с благоуханными кудрями, спадавшими на плечи. Когда она случайно касалась ногой его ноги, он ощущал странное жжение. Словно по телу его пробегал разряд электрического тока.

— У вас ведь есть и ваши собственные проблемы? — спросила Джо, когда подали кофе.

Тайлер молча кивнул, как бы не решаясь заговорить.

— Мои животные, — произнес он наконец. — Да вы и сами видели, что случилось с поросятами.

Американка вздрогнула при одном воспоминании об этом.

— И не только поросята, были и другие случаи. Также и у других фермеров. У парней, которых вы видели сегодня в трактире, примерно такие же проблемы.

Джо погладила себя по животу, скорчив смешливую гримасу, — она подумала о съеденном цыпленке.

— Слава Богу, дело ограничивается лишь крупными животными. Во всяком случае, на птицу это не распространяется.

— Вы сказали «это»? Что вы имеете в виду?

Он пожал плечами.

— Я и сам не знаю. Но надеюсь, что Дэн Харлей отыщет какое-нибудь объяснение.

Джо допила кофе. Тайлер сидел с озабоченным лицом, сложив перед собой руки.

Поставив чашку, Джо перегнулась через стол, мягко коснувшись его руки. Он поднял на нее удивленные глаза, затем сжал ее тонкую руку. Их взгляды встретились.

— Кругом одни загадки, — прошептал он.

Она легонько кивнула и пробормотала:

— Хотя, возможно, отгадки нам и не понравятся.

Они вновь взглянули друг другу в глаза. Тайлер в конце концов отвел свой взгляд от ее гипнотизирующих зеленых глаз.

Через минуту он расплатился, и они вышли на улицу.

* * *

Подул прохладный ветерок, и Джо слегка поеживалась, когда они шли к ее машине. Небо над ними затянули темные тучи, почти скрывавшие тусклую луну. Садясь за руль, Джо снова ощутила озноб. Она взглянула на Тайлера и завела мотор.

«Чеветт» выехал на дорогу. До дома Андерсона было минут десять езды.

Часы показывали 10.48.

Глава 18

Тиканье настенных часов гулко разносилось в тишине кухни. Это был единственный звук — так же, как зеленоватое свечение часовых стрелок являлось единственным подобием света в абсолютной темноте.

16
{"b":"11677","o":1}