ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, не знаем; — пробормотала Джо.

— Я думаю, надо обратиться в полицию. Не отсюда, разумеется. Мы просто сообщим, что он пропал. А вы расскажете, что знаете.

— Когда мы обратимся?

Он посмотрел на часы, осветив их фонариком.

Стрелки показывали 11.42.

Если он действительно исчез двое суток назад, то еще несколько часов роли не играют.

— Подождем до утра.

Джо кивнула.

Они направились к лестнице, спустились на первый этаж, затем вышли во двор. Тайлер выключил фонарь, и они быстро зашагали к машине.

«Призрак» следил за ними из окна спальни, по-прежнему сжимая в руке кухонный нож.

Глава 19

Когда шум мотора растворился в ночи, занавеска медленно вернулась на прежнее место. В доме Джеффри Андерсона снова воцарилась кромешная тьма. Незваный гость вновь зашагал по комнатам, и шаги его были так же бесшумны, как и прежде.

Он стоял над открытыми чемоданами, и длинный кухонный нож был крепко зажат в его руке. Затем рука его чуть шевельнулась — и отбросила нож на кровать. Дыхание его было неглубоким, но шумным. Он тихонько кашлянул, вынимая из кармана пиджака пачку «Ротманс» с последней домятой сигаретой. Какого черта далось ему это курево... Он начал курить в пятилетнем возрасте, в пятьдесят три выкуривал до восьмидесяти сигарет в день. Его пальцы, длинные н тонкие, были желтоватого цвета, почти коричневые — от никотина. Он прикурил, затянулся, закашлялся. Приступ кашля сотрясал его плечи. Он с досадой ударил себя кулаком в грудь. Карло Фандуччи умирал. Он знал это и не нуждался ни в каких врачах — что бы они ему ни говорили. Он проклинал приближающуюся смерть. По утрам он харкал кровью, испытывая боли в грудной клетке, и его мучила одышка. Врачи сказали ему, что дело его дрянь, но он и без них это прекрасно знал. Но каждый же должен когда-то умереть... Фандуччи усмехнулся, пригладив свои седые волосы. Хотя шевелюра у него была уже не та, что прежде, но на висках и на затылке волос оставалось изрядное количество. Лицо его избороздили глубокие морщины, а лоб выглядел так, будто кто-то провел по нему вилкой. Однажды ему в шутку сказали, что лицо его напоминает неухоженную могилу, и он сейчас улыбнулся, вспомнив этот комплимент.

Он присел на край кровати. Огонек его сигареты вспыхивал во тьме.

Фандуччи тяжко вздохнул.

Он думал о том, что ему придется убить мужчину и девушку, если они вернутся в этот дом. Мужчину он не узнал, но девушку видел и раньше. Сначала слышал их ночной разговор с Андерсоном, затем наблюдал за ней из-за деревьев, когда она звонила ему из автомата. И как-то раз он видел ее на автостоянке. Она была американкой. Фандуччи уловил ее акцент — Восточный район Нью-Йорка. Акцент, отличный от его — он говорил на смеси итальянского и нижнеманхэттенского. Как и все, кто родился на улице Мот, в самом центре маленькой Италии. Его отец был барменом в одном из кабаков, которыми владело «семейство» Молинаро, одна из самых больших и влиятельных «семей» Нью-Йорка. Сам Фандуччи за долгие годы прошел путь от «контролера» до «солдата» и, наконец, дорос до «агрессора».

«Коза ностра». Ему показалось, что он произнес вслух эти слова. Наше дело... Проклятое дело. Деньги теперь его не волнуют. Дон Вито Молинаро позаботился о нем. Старый разбойник дал ему работу. Это был союз боссов, называвшийся Епископство. Фандуччи не придерживался строгих правил, не платил и взносов, он хотел лишь, чтобы его не беспокоили. Он приказал предупредить главу союза, немного напугать его. Потом и сам посетил его фабрику, поговорил с ним.

Глава не внял предупреждению, и старик Молинаро в конце концов дал свое добро: глава союза должен был уйти, и Фандуччи был счастлив выполнить эту работу. Однажды ночью он вырезал одно из окон стеклорезом и вошел в дом. Босс тотчас же проснулся, когда итальянец вошел в комнату. Фандуччи и сейчас словно видел перед собой его глаза — в них застыл ужас. Глава союза понял все, увидев нацеленное на него ружье. Пуля попала прямо в грудь, разрывая ее, дробя кость, она оставила дыру величиной с кулак и вышла через спину, забрызгивая супругу босса кровью и кусками легкого. Она истошно завопила. Фандуччи выстрелил вторично, в затылок ее мужу. Залитая кровью, женщина сидела на кровати в бледном лунном свете, и казалось, что пронзительные крики исходят от какого-то бесплотного духа. Она кричала не переставая. Потом в комнате появились двое детей, и они тоже завизжали.

Все они вопили дико, вопили как проклятые. Заткнуть им глотки можно было лишь одним способом. И он сделал это. На следующий день о зверском убийстве семьи написали во всех газетах. Дон вызвал Фандуччи и сказал, что изгоняет его. «Семья» больше не желала с ним знаться. Он плюнул и ушел.

У него не было недостатка в клиентах, и услуги его ценились высоко. В те годы, когда Фандуччи жил в «семье», он встречал немало предпринимателей, занимавших довольно высокое положение в обществе. И всем этим людям, обладавшим властью, требовались телохранители. Фандуччи без труда находил себе работодателей. Ему нравилась такая жизнь. В те годы у него появилась масса женщин, и одна из них стала его женой.

А когда ему было уже за пятьдесят, Фандуччи женился на девушке вдвое моложе себя, на девушке с лицом кинозвезды и умом ребенка. Однако в постели она была отнюдь не ребенком: Позднее он обнаружил, что у нее была еще и тьма любовников. Но застукав ее однажды ночью с негром, он не выдержал: отдубасил обоих ножкой стула и выгнал ее из дому. Маленькая сука. В это трудное для себя время он сблизился с Джоном Старком, который был лет на шесть моложе его. Он спросил итальянца, сколько тот зарабатывает, и предложил ему вдвое большую сумму. Однако поставил условие: Фандуччи должен был оставить Америку и перебраться в Англию. Старк основал там химический завод, и ему требовался человек типа Фандуччи. Для различных поручений. Итальянец согласился и последние три года прожил в Англии, работая на фирму «Ванденбург кемикалз». Он редко видел Старка — тот большинство своих распоряжений передавал через одного парня по имени Торндайк, англичанина, которому полностью доверял.

Именно через Торндайка он получил приказ убить Андерсона. Правда, он не рассчитывал на чье-либо вмешательство. И вот теперь, сидя на кровати, Фандуччи вспоминал, где же он видел эту темноволосую девушку, недавно покинувшую дом. Прямо-таки красавица... Нет, не мог он вспомнить. Еще раз затянувшись сигаретой, Фандуччи вынул изо рта окурок и бросил его в карман пиджака.

Затем приступил к заданию.

Глава 20

Это происходило сразу после полуночи. Джо и Тайлер стояли друг против друга в автопарке отеля «Король Георг». Она только что заперла свою машину.

— Я встречу вас утром, — сказал он. — Мы пойдем в полицию и все им расскажем. Они найдут Андерсона.

Джо кивнула.

— Спасибо вам, — сказала она. — Я ценю вашу помощь.

Он наклонился и поцеловал ее, поцеловал нежно, прямо в губы. Джо притянула его ближе, крепко обняла, впиваясь в его губы. Они сжимали друг друга в объятиях, а когда, наконец, разъединились, то еще долго смотрели друг другу в глаза.

— Я лучше поеду, — сказал он, открывая дверь своего «вездехода».

Она смотрела, как он садится в машину, как заводит мотор. Он улыбнулся ей на прощанье. Джо еще немного постояла в автопарке, затем направилась к отелю.

Когда она вошла, в регистратуре не было ни души. Джо забрела в полутемный бар, но и там никого не было. Она ощутила внезапный приступ голода и поняла, что перед сном ей обязательно нужно чего-нибудь поесть. Сгодился бы и бутерброд.

На столе регистратуры лежали какие-то бумаги и стоял недопитый стакан пива. Однако никого поблизости не было.

— Привет, — сказала она на всякий случай.

Она подумала, что ночной дежурный или кто-то из обслуживающего персонала все же должен находиться где-то поблизости. Джо подождала еще немного, побродила у камина, рассматривая висевшие над ним огромные вилы.

18
{"b":"11677","o":1}