ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доктор достал еще два стакана и наполнил их янтарной жидкостью.

— Выльете со мной? — спросил он.

Тайлер покачал головой.

— Почему бы и нет? — отозвалась Джо.

Они сидели на высоких стульях напротив доктора.

— Что бы вы ни собирались предпринять, — сказал Клейтон, — я помогу вам. Во имя моей жены.

— Он сжал зубы, на его челюсти дергались узелки мышц.

— Я не думаю, что сейчас время говорить об этом, — сказал фермер.

Клейтон покачал головой.

— Я настаиваю, — его голос окреп, — я хочу, чтобы кто-то заплатил за то, что произошло сегодня.

Тайлер глубоко вздохнул.

— Мы не можем выбраться отсюда, из Вейкли, — сказал он. — Как я понимаю, у нас есть только один выход.

Джо задрожала.

— Что? — спросила она.

— Разрушить «Ванденбург кемикалз», — сказал Тайлер.

— И всех зараженных людей в городе? — спросил Клейтон.

— И их тоже, разумеется.

Джо отпила из своего стакана.

— Ты останешься здесь, — сказала она Тайлеру, — а я поеду в «Ванденбург».

— Одна ты не поедешь, — возразил он.

— Она не будет одна, — вмешался Клейтон. — Я поеду с вами, мисс Вард.

Допив свои стаканы, они вышли из бара.

— Позвольте мне теперь, — сказал он тихо, — побыть немного одному...

Они смотрели, как он, сутулясь, шел к выходу. Обернувшись, спросил:

— Тайлер, как насчет оружия?

Фермер подал ему ружье и коробку патронов.

Темные фигуры вновь вернулись к отелю. Они стояли неподвижно, глядя на ее окна.

Через два часа наступил рассвет.

Глава 43

Доктор Алек Клейтон положил одинокий цветок на маленький холмик земли в саду отеля. Тайлер и Джо стояли рядом, опустив глаза. Поднялось ослепительно яркое солнце, освещая мрачную церемонию. Меньше получаса потребовалось, чтобы похоронить Марию Клейтон. Они выкопали могилу с помощью инструментов из магазина скобяных товаров напротив, затем обернули тело в простыню и осторожно опустили в яму. Яма, не менее двух футов глубины, была вырыта под тоненькой ивой. Ее цветы как розовые слезы опадали вниз, покрывая холмик. Клейтон произнес короткую молитву своим скрипучим голосом, затем, бросив горсть земли на холмик, он ушел. Тайлер уже был знаком с этим ритуалом, помня недавние похороны своего отца. Это вернуло его к месту рождения, а теперь к месту смерти и болезней.

Перед тем как они похоронили Марию Клейтон, Тайлер съездил в хирургическую клинику Дэна Харлея, где отобрал пару микроскопов, стекла и другое оборудование, о котором попросил Клейтон. Во время своего путешествия — туда и обратно — он находил на улицах тела, среди них были объеденные, как жена Клейтона, другие изувечены до неузнаваемости; среди трупов были в прошлом знакомые ему люди. Per Джентри был одним из них. В Вейкли многие знали этого старого фермера. Тайлер нашел его с выколотыми глазами и перерезанной глоткой.

Нашел он и Ринадьда Фабера, владельца магазина одежды. Фабер, довольно плотный мужчина, отощал, его вислая кожа была покрыта коростой и ранами. Тайлеру казалось, что он едет через адское кладбище, где мертвых не зарывают в землю.

Вернувшись с нужными инструментами, он принял участие в подготовке похорон. Когда Тайлер помогал уложить тело Марии на простыню, он ужаснулся страшным увечьям, нанесенным ей. Но жестокость, казалось, превзошла все возможное, оставив свою печать на теле одного из больных киллеров, изувеченных Клейтоном, излившим свою злобу и боль на неподвижный труп. Эта жутко деформированная груда мяса и костей чем-то напоминала ему забитого им теленка. Как давно это было? Казалось, прошла вечность. Картины воспоминаний и обрывки мыслей проплывали у него в голове, наверное, и остальные чувствуют себя так же. Хотя каждый держал про себя мысли в самом дальнем уголке души, прятал чувства.

Тайлеру подумалось: сколько же еще им предстоит увидеть, прежде чем все это кончится?

Тело лежало на большой скамейке из нержавеющей стали в кухне отеля. Совершенно нагое, на коже желтый налет, без ран и гнойных волдырей. От трупа шел смешанный запах разложившегося тела и крови. Тайлер и Клейтон, вынесшие его из комнаты, раздели труп, предварительно надев резиновые перчатки, найденные Джо в шкафу. Из черной сумки они извлекли инструменты — два тесака, меньший был предназначен для резки кости, больший — для мяса. Лучших инструментов для аутопсии у них не было, но небольшой шанс оставался.

Доктор ткнул тело пальцем, замечая, как кожа обтягивает кость. Казалось, она вот-вот прорвется в нескольких местах. Он потер мышцы, и кожа повисла лоскутками.

— Весьма небольшая поверхность синюшности, — сказал он, протягивая руку к большому ножу.

Тайлер и Джо наблюдали, как врач осматривает тело, вглядывается в лицо, протыкает острием ножа гноящуюся рану. Вытекшую из нее жидкость Клейтон перенес на стекло микроскопа.

— Данные повреждения ткани выглядят так, словно они вызваны реакцией внутри кожных клеток, — сказал он, глядя в микроскоп, и задумчиво потер рукой подбородок.

Джо сжала зубы, когда он воткнул нож в брюшную полость трупа внизу грудины. Уверенным движением доктор вскрыл труп.

Из дыры пошел запах гнили. Как бы защищаясь от зловония, он на мгновение поднял перед собой руку, прежде чем взять шприц. Он нащупал пузырь, глубоко вонзил в него шприц, выкачивая около 25 мл. жидкости, которую тут же капнул на стекло. Капля блеснула в свете лампы.

— Интересно, — промычал он. — Пузырь не поврежден, полон крови, и, насколько я вижу, печень и почки также не повреждены. Фильтрация такая же, как у нормального человека. — Он указал на печень кончиком ножа. — Если бы цвет кожи был вызван желтухой, тогда клетки печени были бы повреждены...

Раскрыв рот, он осмотрел зубы и десны погибшего.

— Десны в норме, — сказал он. Затем осмотрел руки с длинными ногтями, обратил внимание на волосы, росшие на ладонях густыми пучками. — Весьма необычно, — заключил он, дергая волоски.

— Вы когда-нибудь видели такое? — спросил Тайлер.

Клейтон помолчал, покачивая головой, потом наконец сказал:

— Да, невозможно установить диагноз без полного осмотра.

— Что же это, ради Бога? — спросил Тайлер.

Клейтон посмотрел на Джо.

— Возможно, здесь ответ на большинство восточноевропейских мифов, фольклора, — сказал он задумчиво.

— Что это значит? — сказал Тайлер возбужденно.

— Кажется, именно мисс Вард первой упомянула о вампирах? — вопросом на вопрос ответил доктор.

— Не хотите ли вы сказать, что люди в Вейкли превращены в вампиров? Ну и шуточка! Еще скажите, что здесь бегают оборотни...

— Вик, дай же ему закончить, — сказала Джо, успокаивая фермера.

— Этот человек, — доктор указал на препарируемое тело, — как и все зараженные горожане, страдал от тяжелой формы порфириновой болезни.

— Какое это имеет отношение к вампирам? — спросила Джо.

— Вы сами видели симптомы, — сказал Клейтон, — светобоязнь, рост ногтей и зубов, потрескавшиеся губы, желтизна кожи, даже волосы на ладонях. Жажда крови, психоз. Это все симптомы порфириновой болезни, что в средние века называлось вампиризмом.

— О Боже, — сказала Джо.

— Почему все-таки они пьют кровь? — спросил Тайлер.

— Порфириновая болезнь основана на недостатке железа в крови, нарушении процессов синтеза. Кровь не может абсорбировать железо. Сначала симптомы похожи на анемию, и болезнь протекает как анемия. Мы еще очень мало знаем об этой болезни.

— Вы хотите сказать, — усомнилась Джо, — что есть какой-то штамм?..

— Есть шесть штаммов, каждый относится к разным симптомам. Люди Вейкли страдают от формы порфирия кутанеа тараа. Она может стимулироваться алкоголем, эстрагоном, найденным в некоторых противозачаточных таблетках, или каким-либо токсичным агентом. В этом случае бактерии ванденбургского корма переносятся на людей через больных животных.

— Я все еще не понимаю значения тут крови, — сказал Тайлер.

— Кровь сама по себе богата железом, — начал Клейтон, — возможно, это богатейший источник железа в природе. Как я сказал, все больные порфирией не могут абсорбировать железо, но им нужно как-то восполнить это. Самый быстрый путь — пить кровь. Вот почему все незараженные жертвы изувечены. — Его голос прервался, он опустил глаза. — Убийцы жаждут крови.

44
{"b":"11677","o":1}