ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думаю, она осталась в Нью-Йорке, — сказала Джо, сердясь на себя, и опустила голову. Когда она взглянула на него, ее глаза блестели. — Я люблю тебя, Вик, — прошептала она.

На какой-то миг он застыл в удивлении, затем снова притянул ее к себе.

Так, казалось, они стояли вечность, а затем молча вышли из отеля. Клейтона они нашли стоящим на коленях возле маленького холмика земли. Склонив голову, он беззвучно читал молитву.

Чувствуя, что они вторглись в глубоко личное, Джо и Тайлер проскользнули дальше, чтобы подождать его на шоссе. Он появился через несколько минут.

— Прощу прощения... Мне надо было кое-что сделать.

Тайлер молча прикрыл веки.

Они направились к автостоянке. Тайлер наблюдал, как Клейтон тщательно вытирает багажник, хотя в салоне было достаточно места для двоих. Но что поделаешь. Охранники «Ванденбурга» видели Джо. Конечно, они могли и не узнать ее, но риск слишком велик. Тайлер сел в свою машину, положив на сиденье ружье. Сзади стояло несколько канистр, которые он прихватил из подвала отеля. Джо проскользнула в багажник. Клейтон закрыл его и прошел на место водителя.

Вик посмотрел на часы, затем на небо. На западе собирались дождевые тучи — огромная серая гладь, растянувшаяся по небу сплошной пеленой, приближалась с каждой минутой.

Мужчины молча обменялись взглядами, и Тайлер уехал.

Клейтон посмотрел на исчезающий за углом автомобиль, нажал на газ и выехал на шоссе.

Глава 46

Путь в «Ванденбург кемикалз» займет менее пятнадцати минут.

Тайлер обеспокоенно посмотрел на небо, остановив машину. Голубой купол над ним сужался, его затягивало серой мглой, надвигавшейся на город. Поднялся небольшой ветерок, и он зябко передернул плечами, выходя из машины. Ружье, разумеется, было с ним.

Кинотеатр, высокое здание из красного кирпича, был построен сорок лет назад. Теперь оно обветшало, кирпичи в некоторых местах обломались, окна недосчитывали стекол. Перед зданием все еще пестрели афиши с рекламой предстоящих аттракционов. Тайлер, приближаясь к зданию, размышлял: теперь увеселения не соберут публики. Тайлер дернул на себя стеклянные двери — в ответ громыхнули цепи и висящие на них замки. Придется поискать другой вход. Он медленно потянул на себя засов одной из двух боковых деревянных дверей. Они не открылись. Он решил проверить здание с другой стороны.

Обойти здание можно было, пройдя по узкой тропинке между кинотеатром и двором мебельного магазина. Тайлер уже проверял магазин, но ему не пришло тогда в голову осмотреть кинотеатр. Он медленно пошел по аллее, поглядывая на затягивающееся тучами небо.

Кругом валялись пустые канистры, обрывки газет. Дул легкий ветерок. Тайлер, пнув ногой мусор, повернул за угол. Среди кучи хлама лежало тело женщины. Были видны только ее ноги и нижняя часть тела. Подойдя вплотную, Тайлер коснулся тела стволом ружья, отбросил коробки и упаковочную бумагу, чтобы лучше рассмотреть женщину. Она лежала лицом вниз, чуть повернув голову. Волосы выбивались густыми прядями, брови росли густыми пучками. Ее глаза с темными подглазьями, налитыми кровью, были открыты, открытым был и рот. По телу ползало несколько огромных мух. Его внимание привлекла гноящаяся рана под ее правым ухом, она уже стала гангренозной, местами окрашенной в голубоватый и зеленоватый цвет. Рана была нанесена ножом, который валялся в метре от тела. На его лезвии запеклась кровь. Горло жертвы также было перерезано в нескольких местах.

Глубоко вздохнув, он пошел дальше — мимо большой мусоросжигательной печи, где уничтожали мусор из кинотеатра. Задний вход был чуть приоткрыт. Тайлер пошел к нему, замечая, какими холодными стали его руки, сжимавшие ружье. Он толкнул дверь концом ствола и настороженно вздрогнул, когда дверь открылась. На несколько секунд он остановился, доставая фонарь, и медленно вошел внутрь.

Прямо перед ним находились довольно крутые каменные ступеньки, которые, он знал, ведут на балкон. Он стал подниматься. Звуки его шагов глухо отдавались в холодном пустом коридоре, и Тайлер ругнулся. На лестнице было достаточно светло от света, идущего от окна с матовым стеклом, — фонаря он не зажигал. Шел осторожно, опустив ружье.

Вот и лестничная площадка. Теперь надо повернуть за угол, там другой лестничный пролет, ведущий на балкон. Тайлер слышал, как капает вода из кранов в туалетах, находящихся за ним. Монотонное «плин-плинк» действовало ему на нервы все время, пока он медленно поднимался на второй пролет. Темнота стала гуще, она обволакивала его как перчатка. Наконец перед ним забрезжили контуры двери, тут его последнее препятствие.

Он зажег фонарь и плечом надавил на дверь. Она не поддалась. Что-то, подумал Тайлер, этому мешает.

Он отступил и с силой пнул дверь ногой — она распахнулась, обнажая черное пространство, похожее на угольную шахту. Луч света от фонаря с трудом пробивал черный мрак. Он направил луч вниз, на предмет, который блокировал дверь.

Это было мертвое тело, на этот раз мужчина. Его рубашка лежала рядом, тело мужчины являло собой бесформенную массу со свисающими изнутри клочьями тканей кишечника. Зловонный дух гнилья бил в нос, и фермер переступил труп, продвигаясь к балкону и посылая впереди себя свет от фонаря. Повсюду затхлость, запах гниения и смерти, слишком хорошо знакомый ему за последнюю неделю.

Что-то коснулось его лодыжки.

От неожиданности вскрикнул, размахивая фонариком, он пытался осветить это «что-то», прикоснувшееся к нему. В одной руке он держал фонарик, понимая, что если кто-то действительно подошел к нему и ему придется стрелять, то, удерживая ружье одной рукой, он, скорее всего, сломает себе запястье.

От напряжения капли пота потекли у него со лба к подбородку. Он посветил фонарем у самых ног.

— О Боже, — пробормотал он. Это была расчлененная рука. Рука была явно оторвана — не отрезана. С нее свисали длинные завитки кожи, и Тайлера замутило.

Сплошь покрытая волосами, рука, казалось, принадлежала мужчине.

Его ухо уловило медленно нарастающий ритмичный глухой звук. Тайлер выпрямился, фонарь плясал в его руке, лучом отыскивая источник звука.

Мягкий стук становился громче.

Теперь он был совсем близко.

Палец почти машинально взвел курок.

Что-то тяжелое ударилось о его ногу, и он выстрелил. Опустив фонарик, он задохнулся от ужаса и омерзения: у его ног лежала отрезанная голова Бена Терстона. Глаза старика были открыты и смотрели куда-то мимо Тайлера, как бы ища убийцу. Тайлер понял: его передвижения как-то потревожили тело, нарушили покой.

Тайлер сжал зубы и направил луч вперед. Остальная часть тела Терстона лежала в нескольких метрах правее. Голова была отрублена маленьким топором, который все еще торчал позади трупа. Руки тоже не было.

— Ублюдки! — вне себя закричал Тайлер, и голос его эхом прокатился по глухому коридору, отражаясь от стен, пока не превратился в пронзительный вопль страдания.

Ответом ему была тишина.

Он дрожал от ярости и пережитого шока: смерть Терстона, человека, которого он любил как отца, потрясла его, особенно страшно было то, что он оказался не заражен. Бен стал беспомощной жертвой больных убийц-вампиров. Да, именно это слово. Стоя в пустынном коридоре, с отрубленной головой друга у своих ног, окруженный кромешной тьмой, он ощутил это слово с ужасающей реальностью.

— Вампиры, — повторил он тихо, с уверенностью, что в коридоре никто не прячется. Но где их гнездо? Он ведь обыскал весь город.

Мысль блеснула с яркостью молнии. Надо же — какой дурак! Это было так очевидно, до смешного. Он чувствовал одновременно необычайный подъем и злость. Он был зол на себя за то, что не подумал об этом раньше. Повернувшись, он побежал к двери.

Они могли прятаться только там!

Глава 47

Клейтон опустил стекло, когда появились первые охранники со знакомыми красными и серебряными эмблемами на нагрудных карманах.

46
{"b":"11677","o":1}