ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дьявол... — пробормотала она, резким движением сгребая с полки остатки монет и засовывая их в карман. Она на секунду замешкалась, собираясь с духом, перед тем как броситься сквозь ливень обратно к машине. Может, Андерсон играет с ней в какую-то игру? Если так — то зачем?

Возвратившись в машину, Джо хотела включить свет в салоне, но выключатель не сработал. Несколько секунд она сидела в темноте, в каком-то странном оцепенении. Затем повернулась вполоборота, чтобы выяснить причину неисправности. Лампочка исчезла. И не только лампочка — исчезли кронштейн с винтами и патрон. Она нахмурилась. Патрон был снят. Точнее вырван. Но кем, хотелось бы ей знать? Сердце ее учащенно забилось. Она нажала на педаль акселератора. «Исправна ли машина, вернусь ли я домой?» — в тревоге подумала Джо. И вместе с тем любопытство ее было возбуждено до предела, — она твердо решила, что завтра же нанесет Андерсону визит.

Лампа и патрон из «чеветта» лежали на обочине дороги, пока на них не наступила нога в ботинке, наступила тяжело, неспешно разламывая их на мелкие осколки. Темная фигура стояла у дороги до тех пор, пока огни «чеветта» не исчезли за поворотом. Так же крадучись, как и появилась, фигура направилась в сторону леса, растворившись в тени деревьев и во мраке ночи.

Глава 7

Рональда Фабера разбудил звонок. Он машинально потянулся к будильнику, но звон уже прекратился. Фабер и не думал подниматься, он неподвижно лежал под простынями, плотно прикрыв глаза, лежал, словно кто-то припечатал его к дивану. Прикрыв ладонью лицо, он пробормотал что-то невнятное. Простыни под ним были влажны от пота. Наконец, собравшись с духом, он вскочил на ноги. Откинул со лба пряди спутанных волос и вдруг закашлялся, в тревоге схватившись за грудь. Все тело его сотрясалось в приступе кашля, это не был кашель курильщика. В свои сорок два года он ни разу не прикасался к этому проклятому зелью. Приступ прошел, и он медленно выпрямился. Его беспокоила ноющая боль в животе. Тихонько поглаживая свое огромное брюхо, он подошел к окну и выглянул во двор.

Яркий свет ударил в глаза, и Фабер болезненно прищурился, отпрянув от подоконника. Внизу просыпалась главная улица Вейкли, по которой шныряли взад-вперед первые утренние торговцы. Кое-где деловые люди уже открывали двери своих контор и торговых заведений. Фабер прекрасно знал, что и ему надлежало открыть свою лавку ровно в девять, как он делал это ежедневно последние двадцать лет.

Единственный владелец фирмы «Фабер и Менсвир», он чрезвычайно гордился тем, что за все эти годы не пропустил ни единого трудового дня — Ни по болезни, ни по какой-либо иной причине. Но сегодня он отдал бы все на свете, лишь бы не спускаться к себе в лавку.

Рональд Фабер был крупным мужчиной — весил стоунов двадцать, — и одежда с трудом сходилась на его громадном животе. Его редкие темные волосы прилипли к влажному от пота черепу. Он ощущал во рту неприятную сухость, и ему казалось, что язык распух, стал чуть ли не вдвое больше. Он медленно прошел в ванную комнату и уставился в зеркало, не на шутку обеспокоенный своим видом. Кожа его была мелочно-белого цвета — и лицо, и все тело. Даже темная родинка на подбородке казалась высохшей и посветлевшей. Он медленно поднял руку, притронулся к щеке, слегка потер ее. Глаза его прищурились, потом вдруг широко раскрылись: он почувствовал под пальцами мелкие катышки кожи. Выглядело это так, как будто он обгорел на солнце и с него слезала кожа. Ногти его покрылись тонкими трещинами. Губы распухли, толстые, мучнисто-белые. А когда он открыл рот, из горла его вырвался сдавленный крик.

Расстегнув пуговицы, он увидел, что кожа с груди сходит огромными белыми лоскутьями. Ему казалось, что с отшелушившейся кожей он выглядит как-то непристойно, точно пресмыкающееся, сбрасывающее шкуру, чтобы заменить ее другой. И все тело — точно сметана, нигде ни кровинки. Он ополоснул лицо и задрожал, заметив в раковине отшелушившиеся кусочки кожи.

— О Боже, — прохрипел он.

Пошатываясь, он прошел в туалет. Рональд Фабер едва удержался от крика, когда первые струи кровавой мочи забрызгали белый фаянс унитаза. Глаза его в ужасе таращились на ярко-красную струю. Он уловил вдруг запах меди и тогда понял: это не моча цвета крови — это и есть кровь. Он закричал.

Глава 8

Снаружи комплекс вполне можно было принять за концентрационный лагерь — недоставало только пулеметных гнезд. Комплекс зданий фирмы «Ванденбург кемикалз» был расположен в сельской местности, на площади тридцать акров, на расстоянии мили от главной магистрали Вейкли — Аркхэм. Составлявшие комплекс монолитные сооружения были обнесены оградой из колючей проволоки высотой двенадцать футов. Ограда эта, и без того достаточно устрашающая и неприступная, находилась под сигнализацией. Надпись, выполненная по трафарету огромными красными литерами, гласила: «Опасно для жизни, через проволоку пропущен ток». А пониже, на том же деревянном щите перед оградой, — надпись помельче: «Территория патрулируется сторожевыми собаками» — информация, очевидно, рассчитанная на безумцев, игнорирующих высоковольтный ток.

Джо Вард, надев солнцезащитные очки, окинула оценивающим взглядом высившиеся перед ней фортификации. Она ехала вдоль ограждения, поглядывая на него то через ветровое стекло, то через открытое боковое окно. В машину задувал прохладный ветерок, за что она ему была безмерно благодарна. Уже пылало солнце в безоблачном небе, заливая ярким светом сельский ландшафт. Джо ехала медленно, ее «чеветт» то и дело подпрыгивал на многочисленных ухабах дороги. «Итак, — размышляла она, — это та самая фирма, где работает Джеффри Андерсон». Она мысленно произносила его имя, всякий раз удивляясь — какого черта он ее разыгрывал прошедшей ночью?..

Несколько обстоятельств не давали ей покоя, вызывали недоумение... Ей показалось, она слышала, как сняли трубку домашнего телефона Андерсона. И еще одно: исчезнувшая из машины лампочка. Она взглянула на то место, где раньше была лампочка с патроном. Кому это потребовалось? И зачем? Необъяснимо...

Джо надавила на педаль акселератора, увеличивая скорость. Чем быстрее она увидит Андерсона, тем лучше. Кроме того, она испытывала какое-то странное беспокойство — что именно он собирается ей сообщить?.. Еще несколько минут езды, и она оказалась перед одним из заграждений — высоченным забором, опутанным поверху колючей проволокой. Однако вход был открыт и только узкий желтый барьерчик отделял ее от длинной подъездной дороги, ведущей к комплексу «Ванденбурга». Джо сняла свои темные очки, провела рукой по волосам и дважды просигналила, пытаясь привлечь внимание мужчин в синей униформе, сидевших в будке слева от барьера. Они пили чай и весело болтали, не обращая на нее ни малейшего внимания. Наконец один из них вышел наружу и стал прогуливаться неподалеку от барьера, сдувая пылинки с рукава своего кителя и потихоньку приближаясь к ее машине. Когда он наконец-то подошел к ней, Джо разглядела на его нагрудном кармане серебристо-красный фирменный знак «ВК».

— Доброе утро, — сказала Джо.

— С добрым утром, мисс, — ответил охранник, осмотрев сначала машину, а уж потом взглянув на нее. Его внимание явно привлекала ложбинка между грудей, заметная в вырезе ее белой блузки.

— Мне назначена встреча с мистером Андерсоном, — сказала Джо.

— Ваше имя? — осведомился охранник.

Она назвала.

— Зачем вы хотите его видеть? — Он пытливо посмотрел ей в глаза.

Ложь была заготовлена заранее:

— Я представляю компанию, заинтересованную в сотрудничестве с Ванденбургом. Мистер Андерсон сказал мне, что сведет меня с нужными людьми.

Охранник облизал губы, вновь вперившись взглядом в вырез ее блузки. Затем нахмурился. Только бы он не заметил, как судорожно вцепилась она в рулевое колесо, — пластик стал влажным и липким под ее вспотевшими ладонями. Джо выбросила свой козырь:

— Позвоните ему, у вас там должен быть его телефон. — Она указала на желтую будку.

7
{"b":"11677","o":1}