ЛитМир - Электронная Библиотека

«Возможно, она все-таки повредила себе что-то внутри, когда падала с обрыва», – с ужасом подумал Грегор.

Бывает, что такие вещи сразу не проявляются. Грегор вопросительно взглянул на Фиону, но вместо участливых глаз ее уставился в холодные серебристо-серые паза одного из братьев-близнецов.

Глава 21

– Я думаю, ты не только свой язык засунул к ней в…

Лукас заставил Артана понизить голос, дав ему подзатыльник, и тот проглотил последние слова. У Грегора уже давно чесались руки, и если бы он не был так обеспокоен состоянием Аланы, то наказал бы Артана за его наглость.

Подхватив Алану на руки, Грегор пошел прочь из главного зала. Он слышал позади себя шаги; следом за ним шли близнецы, а за ними – Эван и Фиона. Вообще-то нужна ему была только Фиона, поскольку она действительно умела лечить болезни. Не успел Грегор уложить Алану на кровать, как Фиона подбежала к нему, бормоча:

– Я же говорила ей, чтобы резко не вставала.

Грегор не обратил бы внимания на ее бормотание, если бы Фиона сама себя не выдала тем, что внезапно покраснела и виновато на него взглянула. Пусть этот взгляд был быстрым – Фиона тут же начала хлопотать возле Аланы, – но Грегор уже начал понимать, отчего эта здоровая молодая и крепкая женщина падает в обморок лишь потому, что «слишком резко встала». Теперь он уже не думал, что виной тому какая-то травма. Пусть не по своему выбору, но он видел достаточно женщин на сносях, чтобы понять истинную причину внезапного обморока Аланы. Итак, Алана носила под сердцем его ребенка.

Почему она ему об этом не сказала? Обида быстро растаяла, когда он мысленно перечислил все возможные причины ее молчания. Теперь ему уже стало стыдно за себя. Он даже поморщился от сознания собственной глупости. Понятное дело – как она могла сказать ему о ребенке после той истории с Мейвис? Ему две недели пришлось ходить вокруг Аланы кругами, чтобы как-то заставить ее смягчиться и отвоевать ее доверие. Могло быть и так, что Алана только сейчас поняла, что беременна. Он надеялся, что не по этой причине она вдруг сменила гнев на милость, но если даже и так, то он не против. Как только она будет ему принадлежать, как только он вернет ее к себе в постель, он сможет все исправить.

Кто-то за его спиной деликатно откашлялся. Грегор обернулся и увидел, что братья Аланы, стоявшие у кровати сестры, очень недобро на него смотрят. Они, очевидно, тоже обо всем догадались.

– Вы, Камероны, что острая заноза у меня в заднице, – сказал Лукас.

– Вообще-то я – Макфингел, – заметил Грегор.

Он не удивился, когда и Фиона, и Эван уставились на него так, словно он сошел с ума. Но всякий раз, когда братья Аланы к нему обращались, у него возникало непреодолимое желание ответить им так, чтобы разозлить их еще больше. Их гнев был праведным, и Грегор отлично это понимал. Их сестра до встречи с ним была девственницей, она росла в хорошей семье знатного рода, а он сделал ее своей наложницей. Он ее таковой не считал, но это не имело значения. Ведь он не объявил, что его намерения вполне честные, он даже Алане ничего не обещал. Так что ничего удивительного. Окажись он, Грегор, на их месте, у него тоже кулаки бы чесались.

– Ты женишься на Алане, как только мы сможем найти священника, – сказал Лукас.

– Это нам с Аланой решать, вам не кажется?

– Вам надо было решить это до того, как ты сделал ей ребенка.

– Но ведь мы пока не знаем, отчего она упала в обморок…

Лукас презрительно фыркнул и посмотрел на Грегора с отвращением:

– Нет, знаем. Мы все знаем. – Он кивнул в сторону Фионы: – Она-то наверняка все поняла. Мне кажется, ты тоже все знаешь, потому и ведешь себя как гнусный ублюдок, который так и напрашивается на то чтобы ему свернули шею.

– Может, вывести его на свежий воздух и там с ним потолковать? – предложил Артан.

Артан грозно сжимал и разжимал кулаки, не оставляя ни малейших сомнений относительно своих намерений. Грегор вдруг понял, что начал различать близнецов, и усмехнулся. Может, ему действительно выйти с ними во двор? Пусть его слегка потреплют. У него явно что-то не то с мозгами – может, они сумеют его вразумить.

– Вот что, Грегор, – Эван стал рядом с братом, – тебе придется принять решение. Я не стану говорить тебе, как поступить. Но знай: если ты не хочешь эту женщину, я буду на твоей стороне и помогу тебе управиться с ее сородичами.

Только Эван умел так быстро и просто все расставить по местам. Только он умел в нескольких словах сказать о самом главном. Своим заявлением о поддержке Эван напомнил Грегору о том, что все это не только их с Аланой личное дело. Его семья не станет терпеливо сносить оскорбления. И то же самое можно было сказать и о родичах Аланы. И теперь стало ясно: пора покончить с «обменом любезностями», пора взглянуть правде в лицо.

Конечно, он хотел, чтобы Алана стала его женой. Она носила его ребенка, и она была его второй половиной – он давно уже это понял. Да, он любил ее и хотел, чтобы она осталась с ним до конца жизни. Следовательно, оставалось лишь сказать об этом и положить конец всем спорам.

– Нет, Эван, мне твоя помощь не потребуется, – сказал Грегор. – Ты ведь прекрасно знаешь, что я хочу сделать Алану своей женой.

– Тогда почему ты с нами споришь? – спросил Артан.

– Потому что вы меня раздражаете. – Грегор пожал плечами.

Артан ненадолго задумался, потом с усмешкой проговорил:

– Да, это я понять могу. – Он взглянул на Эвана: – Где нам найти священника?

Эван объяснил близнецам, куда ехать, и они тотчас же удалились.

– Странные люди эти двое, – пробормотал Грегор.

– Пусть странные, зато хорошие, – вступилась за братьев Фиона. – Они гораздо умнее, чем кажутся. И подумайте, сколько им пришлось пережить за эти последние несколько недель. Они отправляются на поиски одной сестры – и находят ее с Лайамом. Потом ищут другую сестру, потому что та внезапно исчезла. Подозреваю, они сразу догадались о том, что произошло между тобой и Аланой в этом вашем путешествии. И что же они видят, когда возвращаются в Скарглас? Вы с Аланой целуетесь в саду… Удивительно, что они вообще стали с тобой разговаривать. Могли бы просто увезти Алану домой. А тебя бы – проучить как следует…

Грегор усмехнулся и кивнул:

– Да, ты права. – Взглянув на Алану, с беспокойством в голосе спросил: – Но почему же она еще не очнулась?

– Она спит, – ответила Фиона. – Последние две недели стали для нее тяжким испытанием. Нет, не две, а три недели. А сознание того, что у нее будет ребенок, только добавило ей переживаний. И еще эта стычка… Она немного разволновалась и лишилась чувств. Но теперь все хорошо – на смену обмороку пришел глубокий сон.

– Скоро ее братья вернутся вместе со священником.

– Вот тогда мы ее и разбудим. А пока пусть немного отдохнет. – Фиона улыбкой поблагодарила Эвана – тот принес ей стул и поставил его возле кровати. Она села и взмахнула рукой: – Уходите. И позаботьтесь о том, чтобы в доме все было готово к свадьбе. Думаю, мы сможем превратить это событие в праздник.

– Но я должен сказать ей, что произошло, и какое решение было принято, – заявил Грегор.

– Я сама ей все объясню. И даже лучше, если это сделаю я. Она не скажет мне с ходу «нет» и не откажется меня выслушать. А ты мог бы, между прочим, поговорить с ее братьями.

Грегор кивнул и вышел вместе с Эваном. Похоже, серьезный разговор с Аланой придется отложить. Ну что ж, разговор все равно состоится – если не перед свадьбой, то после нее. Грегор переживал из-за этого, но потом вспомнил, чем еще ознаменуется это внезапное венчание. Сегодня ночью Алана вернется в его постель. Значительно повеселев, он спустился в главный зал, где у них с Эваном было множество дел – следовало подготовиться к свадьбе.

– Свадьба? Какая свадьба? – Алана в ужасе уставилась на Фиону. Затем медленно приподнялась.

Открыв глаза, Алана почувствовала огромное облегчение, не увидев рядом с собой братьев, но испытала некоторое разочарование, заметив, что у постели ее сидела Фиона, а не Грегор. Правда, потом она решила, что это даже к лучшему, ибо она еще не чувствовала, что готова отвечать на неприятные вопросы, связанные с ее обмороком. А потом Фиона рассказала ей, что обморок перешел в сон. И еще Фиона сказала, что это очень хорошо, потому что она, Алана, успела немного отдохнуть и набраться сил, которые потребуются ей на церемонии венчания.

58
{"b":"11685","o":1}