ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

– Скажи это снова, любовь моя.

– Я люблю тебя, – сказала Алана и вскрикнула, когда он вошел в нее еще глубже.

Они играли в эту игру несколько долгих минут, до тех пор, пока Алана не решила, что она или сойдет с ума, или его поколотит. И тут, когда она в очередной раз сказала ему, что любит, он начал двигаться все быстрее и быстрее. Но еще до того, как она успела спросить его, любит ли он ее, страсть подхватила ее и понесла к самым вершинам блаженства, а потом они вместе рухнули вниз.

Прошло несколько минут после того, как Грегор, обессилев, замер в ее объятиях. К Алане постепенно возвращалось чувство реальности. Как бы ни радовал тот факт, что Грегор нашел ее признание в любви настолько возбуждающим, что заставлял ее вновь и вновь повторять заветные слова, она испытывала и некоторое раздражение. Должно быть, он любил ее, если так жаждал услышать эти слова из ее уст, но он так и не сказал ей о своих чувствах. И Алане показалось, что это очень несправедливо. Она надеялась, что Грегор не из тех мужчин, которые требуют от жен любви, но не считают, что ответное чувство с их стороны так уж необходимо для семейного счастья.

– Что-то ты очень напряженная, любовь моя. – Грегор приподнял голову и чмокнул ее в губы.

– Мне просто интересно, почему тебе было так важно услышать, что я тебя люблю. – Алана старалась говорить так, чтобы он не понял, как она расстроена. – Так почему же?

Грегор закрыл глаза и уткнулся носом в ямочку у ее плеча.

– Но это ведь и так ясно. Я просто хотел убедиться в том, что я не единственный, кто любит, в нашей семейной паре. Я хотел убедиться, что наши чувства взаимны. – Почувствовав, что Алана вздрогнула, Грегор взглянул на нее с тревогой. – Что-то не так? Ты плачешь? – Он видел, что по ее щекам катятся слезы.

– Нет-нет. – Алана утерла слезы уголком простыни. – Так ты любишь меня?

– Конечно, люблю. Неужели не знаешь?

– Как я могла об этом узнать, если ты мне ни разу не говорил?

– Я говорил об этом совсем недавно, когда брал тебя раз за разом, скрепляя наш брак. Я сказал это дважды! – Грегор удовлетворенно улыбнулся своим воспоминаниям.

Алана сдвинула брови, пытаясь припомнить, когда во время их бурных ночных баталий он успел сделать признание. Она смутно припоминала: Грегор что-то бормотал, уткнувшись лицом в ее шею. Выходит, именно тогда он сказал ей о своей любви? А она упустила такой важный момент? Но он на это и рассчитывал, жалкий трус! Алана стукнула его по руке.

Грегор опасливо посмотрел на нее, потирая руку.

– Вижу, что ты вспомнила.

– Я вспомнила, как ты что-то бормотал мне в шею. Я также хорошо помню, как ты потребовал, чтобы я повторила свое признание громко и четко несколько раз.

– Да, теперь понятно. Ты хочешь, чтобы я повторил это громко и четко.

Она нахмурилась, но тут же с улыбкой сказала:

– Это не больно, дорогой.

– Да, возможно. Но ты первая, кому я это говорю, – проворчал Грегор, глядя куда-то в сторону.

Алана снова улыбнулась:

– Значит, ты меня не любишь?

– Нет-нет, любовь моя, почему же?.. Я не могу даже представить женщину, которой доверял бы больше, чем тебе, но для мужчины это нелегко… – Зрачки его расширились, когда он увидел, что на глаза ее опять наворачиваются слезы. – Только не начинай снова плакать.

Алана тихо засмеялась и обняла его.

– Это слезы счастья, Грегор. Тебе не о чем беспокоиться. Когда ты понял, что любишь меня?

– Когда ты упала с того обрыва. – Он улыбнулся в ответ на ее улыбку и решил, что о таких вещах не слишком страшно говорить, когда держишь друг друга в объятиях. – А ты когда поняла?

– Я? Наверное, когда решила стать твоей любовницей, – нараспев сказала она и захихикала, когда он ущипнул ее за бок. – Мне просто надо было понять, что ты любишь меня, Грегор. Я не стану требовать от тебя, чтобы ты повторял эти слова по три раза в день, хотя возражать я тоже не буду. Нет, я просто чувствую, что некоторые мои особенно устойчивые страхи рассеиваются как утренний туман. Чувствую, как у меня появляются новые силы и радостная уверенность, что мы с тобой очень хорошая семейная пара.

– У нас будет отличная семья, любовь моя. Мы и в самом деле замечательная пара.

Глядя в ее глаза, Грегор увидел, что страхи ее и в самом деле рассеялись. Он уже знал, что допустил ошибку, не рассказав ей о Мейвис, и теперь он понимал, что мог бы избавить их обоих от многих горестей, если бы в нужное время произнес несколько слов любви. Если бы дал ей что-то, за что она могла бы ухватиться на случай беды. Он поклялся, что впредь не будет так осторожничать. Он не привык раскрывать свои чувства и знал, что должно пройти время, прежде чем исчезнет это его предубеждение. Но он поклялся, что постарается измениться. Свет счастья, что струился сейчас из глаз Аланы, стоил любых усилий.

– Я не понимаю, как ты могла сомневаться в моих чувствах к тебе, любимая. Я думал, все их видят.

– Не понимаю, почему ты так решил. Ты очень хорошо скрываешь чувства. Да и мысли тоже.

– Да, но не настолько хорошо, чтобы ты отказалась за меня бороться. Я все же дал тебе кое-какой намек.

– И что же это за намек?

– Ты же видела, что я вел себя как дурак. – Он усмехнулся, когда Алана засмеялась и снова крепко его обняла. – Это самый верный знак того, что мужчина отдал женщине свое сердце. И именно по этой причине я старался не попасть в ловушку. Мне никогда не нравилось быть дураком.

– Понятно. Ну а я, похоже, стала очень любить дураков.

– Очень любить, говоришь?

– Очень-очень. Да, я безумно влюблена в своего дурака.

– И будешь любить его вечно? – спросил он, поцеловав ее в губы.

– Вечно… и еще один день.

Эпилог

Шесть месяцев спустя…

С тяжелым вздохом Алана опустилась на каменную скамью рядом с Кайрой. «Пройдут месяцы до той поры, как мы сможем увидеться вновь», – подумала Алана, поглаживая свой изрядно округлившийся живот. Поскольку Кайра была такой же круглой, как и Алана, и лодыжки у нее так же распухли, и двигалась она так же неуклюже, Алана понимала: ни одна из них не сможет путешествовать какое-то время.

– Арджлин выглядит куда лучше, к нему почти вернулась былая стать, – сказала Алана, обводя взглядом окрестности. – И сад у тебя все еще яркий, хотя уже поздняя осень.

– Погода стоит теплая дольше обычного. Это Господь послал нам благословение. В этом году нам даже удалось собрать неплохой урожай. Пусть он меньше, чем в прошлые годы – ведь многие поля так и остались непахаными, – но от голода спасет. Как и помощь наших семей. Как дела в Крайгдене?

– Очень хорошо, спасибо. – Они обменялись улыбками по поводу того чересчур вежливого тона, каким был задан вопрос. Затем Алана добавила: – Конечно, местечко не такое уж роскошное, попроще этого, но нам там нравится, Грегору приятно, что соседям не бросается в глаза то, что он женат на богачке. Размеры моего приданого все еще заставляют его чувствовать себя ущербным. К тому же Крайгден очень удачно расположен – как раз на полпути между родительским домом и твоим, и поэтому можно часто ездить друг к другу в гости.

– У меня будет сын, – неожиданно сказала Кайра.

– И у меня, – заявила Алана звонким от сдерживаемого смеха голосом. – И девочка будет. Мэб так говорит.

– Да-да, и у меня тоже!

Они рассмеялись и помахали своим мужьям, беседовавшим в дальнем конце сада.

– Мы нашли себе настоящих красавцев, правда?

Кайра кивнула:

– И красивых, и добрых. Отличных мы себе подыскали мужей, хотя нам пришлось немало потрудиться, чтобы найти свое счастье. Иногда я до сих пор чувствую себя виноватой из-за того, что нашла свое счастье среди всеобщей беды.

– Нет, ты не должна так думать. – Алана пожала плечами. – Иногда все случается лишь потому, что так суждено. Кто бы поверил, что я найду свое счастье в подземной темнице Гоуэнов?

Они снова взглянули на своих мужей и одновременно вздохнули. Алана улыбнулась и сказала:

63
{"b":"11685","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца