ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это надо знать, чтобы понять, к примеру, почему немецкий генерал Гильс бросил Сухиничи. Четыре наши ослабленные дивизии против его полнокровной дивизии, сидевшей в обороне, составляли всего 1,5—2 кратный перевес – пустяки. Но вся 16-я армия Рокоссовского, как Гильс её себе представлял, составляла, как минимум, 5—6 кратный перевес. Согласно военной науке его дивизия подлежала окружению и полному уничтожению, поэтому он её и отвёл.

Окружение. Так как в наступлении потери втрое выше, чем при обороне, то наступающий полководец стремится сделать следующее. Он прорывает оборону на двух узких участках фронта (т. е. – несёт большие потери только в этих местах), а затем вводит свои войска за спину противника (там где у него нет войск) и создаёт для него сплошное кольцо своей собственной обороной.

Окружённому противнику перерезаются пути снабжения, ему надо обязательно соединиться со своими войсками, а для этого надо атаковать. Поэтому тот полководец, кто окружает, не только резко ослабляет своего противника, но и превращает его из обороняющегося в атакующего, заставляет его нести большие потери на прорыве окружения.

Эти обстоятельства часто приводят к тому, что окружённый сдаётся, тогда «чистая» победа. Тогда по итогам безвозвратные потери, того кто окружил, в десятки раз меньше безвозвратных потерь того, чьи войска попали в окружение.

Но окружённый не всегда сдаётся. Примеры из той войны – Ленинград, Севастополь, немцы в демьянском котле, сидевшие сначала в полном окружении, а потом – в неполном более года. В таких случаях окружённый противник начинает сковывать свои войска (не давать воевать в другом месте), тогда он становится проблемой, порой нерешаемой (Ленинград, немцы в демьянском котле) или труднорешаемой (Сталинград).

Удары по флангам и тылам. Основой сухопутных войск является пехота (танковые войска следует рассматривать так, как их рассматривали немцы – очень хорошо вооружённой и очень подвижной пехотой). Если мы возьмём соединение пехоты – дивизию – то окажется, что в ней тех, кто непосредственно уничтожает врага лицом к лицу (стрелков, пулемётчиков, танкистов и т. д.) очень немного. Скажем, до войны полностью укомплектованная людьми стрелковая дивизия РККА должна была состоять из 17 тыс. человек, но тех, кто непосредственно ведёт уничтожение врага, тех, кто именно для этого обучен и вооружён, в ней должно было быть чуть более 3 тыс. То же и в немецкой дивизии. Но эти 3 тыс. без остальных 14 тыс. воевать не могут. Скажем, если непрерывно не подавать войскам сотни тонн боеприпасов и горючего, то вся артиллерия и танки – не более чем груда металла. Это не оружие.

Вот эти 14 тыс. солдат дивизии должны всегда стоять за спиной 3 тыс. стрелков, поскольку сами они либо вообще не бойцы (шофёра, связисты, снабженческие службы), либо не бойцы без прикрытия стрелков (артиллерия, сапёры).

Смысл удара в тыл и фланг – это обойти стрелков и нанести удар по многочисленной, но слабой части соединений противника, оставив этим его стрелков без боевого обеспечения, а потом расправиться с ослабленными стрелками. В общем заход во фланг и тыл это предвестник окружения, но и без него такие удары вызывают у противника большие потери при относительно небольших своих. Почему Сталин и пытался заставить Жукова бить немцев во фланги.

В конечном итоге все способы боёв, применяемые солдатами-творцами сводятся к принципу: заставь противника атаковать там где ты силён и атакуй его сам там, где он слаб. Если так делать, то его безвозвратные потери намного превысят твои и он потерпит поражение.

Маршал Тимошенко

В то время как немецкая группа армий «Центр» пыталась взять Москву, группа армий «Юг» наступала южнее, нацеливая свою 1-ю танковую армию Клейста через Ростов-на-Дону на Кавказ.

От Западного фронта, который прикрывал Москву и которым командовал Жуков, на юг шла линия обороны Юго-западного и Южных фронтов, которые вместе составляли юго-западное направление. Главнокомандующим этим направлением был маршал Семён Константинович Тимошенко. К началу ноября он отвечал за фронт длиной от правого до левого фланга по прямой почти в 700 км. А у Жукова от правого до левого фланга было менее 400 км. Для обороны такого участка у Жукова было 9 общевойсковых армий (30, 1 Уд., 20, 16, 5, 33, 43, 49, 50), и ещё три армии Ставка готовила для него в тылу Западного фронта (26, 10, 61). Жуков очень любил резервы.

… Para bellum! - i_061.jpg

Эвальд фон Клейст

И у Тимошенко было 9 общевойсковых армий (3, 13, 40, 21, 38, 61, 12, 18, 9), но без резервов. (Последний резерв – 2-й кавкорпус – Сталин забрал у Тимошенко для Жукова как раз в начале ноября).

Западному фронту Жукова противостояла часть сил группы армий «Центр». Тимошенко противостояли часть сил группы армий «Центр» и практически все силы группы армий «Юг».

В то самое время, когда Жуков саботировал приказ Сталина по нанесению немцам фланговых ударов, Тимошенко сам попросил у Сталина разрешение не просто нанести фланговый удар, а удар, который бы разгромил ударную силу немцев на юге – 1-ю танковую армию Клейста. Тимошенко для этого удара даже не просил у Сталина резервов – что просить, если тот сам забрал у Тимошенко последнее? Семён Константинович попросил только оружия: «30 тыс. винтовок, 500 ручных пулемётов, 250 станковых пулемётов, 200 противотанковых орудий, 150 полевых орудий и 200 танков». Сталин промолчал. Тимошенко напомнил 5 ноября, получил в ответ: «Рассчитывать на помощь центра нельзя. Не забывайте о событиях под Москвой». Но в это время ведь и армии Тимошенко на всех фронтах отбивались от немцев. Клейст рвался на юг. Тимошенко снова напомнил Ставке об оружии 9 ноября, но получил ответ от начальника Генштаба: «Главком (Тимошенко – Ю.М.) должен полностью полагаться на собственные силы». В это время, как пишет Жуков, «Западный фронт с 1 по 15 ноября получил в качестве пополнения 100 тысяч бойцов и офицеров, 300 танков, 2 тысячи орудий».

И Тимошенко со всех участков своего огромного, но слабосильного фронта стал собирать всё, что можно, формируя в месте предполагаемого удара новую (37-ю) армию. Смогли собрать: 4 стрелковые дивизии, 4 артполка, 4 противотанковых артполка, 3 танковые бригады, 2 дивизиона «Катюш» и 3 бронепоезда. Во втором эшелоне кавкорпус и бригада НКВД. Сил меньше, чем в это же время Сталин дал Жукову для организации ударов по немецким флангам.

Как вы помните, штаб Жукова за 2 часа подготовил приказ, Жуков его подмахнул и забыл об этой «сталинской глупости».

Тимошенко поступил не так. Он очень болезненно относился и строго наказывал генералов даже за кратковременную потерю управления войсками. Поэтому прежде всего был создан командный пункт для управления ходом всей операции. Сведения о противнике были запрошены в Разведуправлении Генштаба, фронтовые разведуправления, что называется «рыли землю носом» – только снятых с убитых немцев писем было изучено 3035. В ударной группе мы несколько превосходили немцев в пехоте и артиллерии, но уступали в танках. В полосе прорыва превзошли и в авиации, но нелётная погода в начале наступления свела это преимущество на нет.

Тимошенко тщательно проверил все детали операции: войска получили зимнее обмундирование; была собрана огромная для Красной Армии того времени автоколонна для подвоза боеприпасов и вывоза раненных – 380 грузовиков, 40 тракторов и 30 санитарных автомобилей. 37-я армия должна была пройти по немецким тылам 100 км, для снятия мин с дорог и форсирования четырёх рек, её 12 сапёрных батальонов, по расчётам, не хватало, их пополнили. Немцы могли ударить под основание клина 37-й армии и окружить её. Специально выделенные войска из 18-й армии (2 стрелковых дивизии) и из 9-й (1 стрелковая и 1 кавалерийская) должны были прикрыть 37-ю. (Вспомните об этом, когда мы будем рассматривать судьбу 33 армии). С войсками был проведён подробнейший инструктаж, включая какие именно снаряды должны быть в боекомплектах полковых и дивизионных орудий и как именно их использовать.

101
{"b":"1169","o":1}