ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Жуков – герой именно этой части офицерства. Упрекните их в измене Родине – они вас просто не поймут. Жуков, по приказу Хрущёва, изменил Сталину, а они по приказу Шапошникова изменили Родине. Раз Жуков герой, то и они герои!

Жуков, по приказу Хрущёва, организовал убийство члена Правительства СССР Берия. А Грачёв, Ерин, Барсуков, по приказу Ельцина, организовали убийство граждан России, защищавших Конституцию. Если Жуков герой, то и они герои.

Страшно то, что Жуков действительно герой, герой той части населения России, которой не ведомо понятие чести и достоинства. Именно эти люди и вопят о Жукове, как о великом полководце, как о герое.

Кто нам нужен

Патриот – это тот, кто служит Родине. Тот, который служит только начальнику – не патриот, а в лучшем случае, придурок. Поэтому когда люди заявляют, что они патриоты и поэтому защищают честь Жукова, считают его героем, то это выглядит по меньшей мере странно.

У патриотов России в недавнем прошлом осталось очень мало героев из числа государственных деятелей. Это Сталин и не изменившие ему. Поскольку только они служили Родине, а не своему самолюбию, своей алчности, своей подлости.

Но даже не они нам сегодня нужны как герои. Когда я читаю тупое бахвальство Жукова: «Наполеон войну проиграл, а я её выиграл! Я родную столицу защитил, а чужую взял!» – меня душит негодование: «Не ты, дурак, выиграл войну! Не ты, бездарь, защитил столицу! Не ты, завистник, взял Берлин! И даже не Сталин!»

Выиграли войну те 20 миллионов граждан СССР, которые взяли оружие и стали на защиту Родины. Которые кровью 8668400 человек оплатили полководческие ошибки и Сталина, и твою, Жукова, дурость.

ОНИ ГЕРОИ!!! И ДРУГИХ ГЕРОЕВ НЕТ!

Сталин это понимал, а кто это понимает сейчас?

Не спасут Россию вожди, особенно нынешние – вонючие. Не спасёт Россию Бог – подонкам Бог не помогает.

Её спасут те, кто бросится под танк, кто грудью закроет амбразуру, кто пойдёт на таран, кто замёрзнет в окопе, но не покинет его, кто скажет: «Всё, хватит отступать, хватит бояться! Вперёд и лучше смерть, чем унижение!»

Война огня

«Перестройка» для исследователя истории, при всей её гибельности для страны, оказалась золотым временем. Через открытые границы в страну хлынула мемуарная, историческая и техническая литература, которую раньше не пропускала партийная цензура. Появилась масса документов из архивов, которые также были недоступны. Стало возможно получить более целостное представление о Великой Отечественной войне. Тем не менее в массовой прессе и официальной науке получать такое представление особо не спешат.

Как Жуков с Хрущёвым внедрили в головы историков, что поражения в начале войны произошли потому, что Сталин поздно дал приказ поднять войска по тревоге и перед войной поубивал почти всех выдающихся генералов, так эта идея и живёт по сей день. А появляющиеся факты, освещающие истинные причины событий начала войны, либо игнорируются, либо тупо подгоняются под эту устоявшуюся версию. Поэтому можно сказать, что у нас истории Великой Отечественной войны до сих пор нет. Есть механическая запись фактов и партийных, а сегодня – антипартийных, легенд. И никакой попытки осмысления того, что происходило, никакой попытки научиться у истории хотя бы чему-нибудь.

Та дискуссия, которую провела газета, лично меня подводит к следующим выводам о причинах наших тяжёлых поражений в начальном периоде Великой Отечественной войны.

Если человек в своём уме, то перед началом любой работы он составляет план того, как он эту работу выполнит. Для выработки плана человек обобщает опыт проведения таких работ с корректировкой этого обобщения на изменившиеся условия. Только имея план, человек начинает подбирать для выполнения этой работы исполнителей, сырьё, материалы, инструмент. Но обобщение опыта – это теория. То есть, человек сначала разрабатывает теорию своих действий, а затем действует.

Так вот, главная, принципиальная причина поражений Красной Армии в начале той войны в том, что перед нею СОВЕТСКИЕ ГЕНЕРАЛЫ НЕ СМОГЛИ РАЗРАБОТАТЬ ПРАВИЛЬНОЙ ТЕОРИИ ПРОВЕДЕНИЯ БУДУЩЕЙ ВОЙНЫ: советские генералы не сумели разработать ни правильных планов будущих боёв, ни планов будущих операций. Соответственно, они не смогли ни правильно вооружить, ни обучить, ни организовать Красную Армию так, как этого потребовала реальная война.

Существует устоявшееся, как факт, мнение, что Вторая мировая война была «войной моторов» и этим она, дескать, отличалась от предыдущих войн. Это так, но это не причина, а следствие. До Второй мировой войны все войны были войнами людей – при прочих равных условиях численный перевес обеспечивал победу. А немцы сделали Вторую мировую не войной солдат, а войной огня, войной оружия. Мотор же был только средством быстрой доставки оружия к месту боя.

Наши генералы (да и остальные) этого перед войной не понимали (поняли ли они это после войны – тоже вопрос). В их умах будущие бои и операции по-прежнему планировались, как бои людей. Их кредо было – сосредоточить к бою и операции как можно больше людей. А по немецкой предвоенной теории главным было сосредоточить к бою как можно больше огня. И не какого попало – не по площадям, а точно по противнику.

Чувствую, что многие читатели воскликнут – ведь это одно и то же! Если солдат много и у каждого оружие, то превосходство в людях обеспечит и превосходство в огне. Это заблуждение – превосходства в огне не будет, если специально его не организовать, как организовывали его немцы.

К примеру. Солдат у вас может быть вдвое больше, чем у противника, но часть вы выделите (как планировал до войны Г. К. Жуков) в сковывающие группы, часть в резерв, часть в группы развития успеха.

(По Полевому уставу РККА 1936 г. и Боевому уставу пехоты 1938 г. стрелковая дивизия Красной Армии, имеющая 27 стрелковых рот, в наступлении вела бой 8 ротами двух полков. Ещё 4 роты вторых эшелонов ведущих бой батальонов находились в 700 м от поля боя, т. е. своими стрелковыми и миномётным оружием участвовать в бою уже не могли. Ещё 6 рот вторых эшелонов батальонов ведущих бой полков находились в 1200 м от поля боя. И ещё 9 рот полка второго эшелона этой «ведущей наступление» дивизии находились в 2000 м от места боя. Итого: из 27 рот огонь по противнику в наступлении должны были вести меньше трети бойцов).

Кроме того, часть войск (из-за отсутствия связи) просто не будет знать, что они нужны в бою; по этой же причине авиация не будет знать, кого именно бомбить; артиллерия из-за плохой разведки будет стрелять не по противнику, а по площадям, и т. д. и т. п.

Солдат, оружия, техники вообще у вас будет много, но собственно на поле боя превосходство в огне будет у противника и всё потому, что он ещё до войны в своих теоретических построениях планов будущих боёв предусматривал сосредоточение именно на поле боя огня всех родов оружия, а вы считали, что такое сосредоточение у вас автоматически получится, если вы будете иметь в окрестностях много пушек, танков, самолётов и солдат.

Повторюсь. Эта ускользающая разница в военных теориях фашистской Германии и остальных стран хорошо видна на сравнении советских танковых корпусов и немецких танковых дивизий. У немцев танки, авиация, артиллерия и пехота появлялись на поле боя одновременно, так как пехота немецких танковых дивизий передвигалась вслед за танками на бронетранспортёрах, артиллерия была частью самоходной, частью на мехтяге, а в передовых частях дивизии следовали бронетранспортёры авианаводчиков. При столкновении с противником огонь по нему открывали все рода войск немедленно, как только их огонь требовался.

А у нас до конца войны не строились бронетранспортёры, только к концу войны появилась самоходная артиллерия, да и то, как правило, противотанковая. То есть, в нашем танковом корпусе танки сначала атаковали противника в одиночку, а наша пехота «на своих двоих» и артиллерия появлялись на поле боя тогда, когда танковая атака уже с большими потерями отбита немцами и повторять её вместе с артиллерией и пехотой танкистам надо было уже в неполном составе.

124
{"b":"1169","o":1}