ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В результате Второй мировой войны трещит Британская империя, в 1947 г. она отказывается от мандата на управление Палестиной, в 1948 г. образовывается Израиль и с тех пор он качает и качает золото с Германии и с кого может за жертвы, которые он не понёс, с Германии, которая была его союзником. Такое надо уметь …

«Зри в корень!»

КОГДА ДЕЛАЕШЬ ВЫВОД, который до тебя никто не делал, то никакие факты, на которых основан вывод, никакая логика не бывают достаточными. Всё время гложут сомнения – а вдруг ты что-то упустил, а вдруг не всё знаешь?

В статье «Тайный союзник» я сделал вывод, что внешне нелогичные действия Гитлера, которые историки выдают за следствие его авантюризма, – нападение на своего союзника Польшу, отказ от высадки на Британские острова, ничего не дающая Германии война в Африке – являются следствием его союза с международными еврейскими силами, с сионизмом.

В самом союзе Гитлера с сионизмом нового ничего нет, знают об этом достаточно многие, несмотря на блокаду этого вопроса в СМИ, несмотря на жестокие репрессии, которым подвергаются историки за исследование этих вопросов. А вот о том, что Гитлер был не просто в союзе, а и действовал для достижения цели сионизма, не пишет никто.

Поэтому я продолжаю сомневаться, – а вдруг всё же Гитлер действительно был бездумным авантюристом, а вдруг все его нелогичные действия определены только этим? Сомнения заставили купить книгу Эриха фон Манштейна «Утерянные победы», – а вдруг этот, хорошо знавший Гитлера фельдмаршал, докажет органический авантюризм фюрера?

«Лучший оперативный ум»

Эрих фон Манштейн, даже по свидетельству ревнивых к чужой славе гитлеровских генералов, является наиболее выдающимся военным профессионалом фашистской Германии. Но если Г. Гудериан считается гением тактики – искусства выиграть бой, то Манштейн считается гением в оперативных делах – в искусстве манёвра силами при проведении операций.

… Para bellum! - i_007.jpg

Манштейн Эрих Фриц фон Ливински

Фельдмаршал В. Кейтель, который с 1938 по 1945 г. занимал самую высшую военную должность в Германии – начальника ОКВ, был в Нюрнберге приговорён к повешению. До казни успел написать мемуары, в которых сказал: «Я очень хорошо отдавал себе отчёт в том, что у меня для роли … начальника генерального штаба всех вооружённых сил рейха не хватает не только способностей, но и соответствующего образования. Им был призван стать самый лучший профессионал из сухопутных войск, и таковой в случае необходимости всегда имелся под рукой … Я сам трижды советовал Гитлеру заменить меня фон Манштейном: первый раз – осенью 1939 г., перед Французской кампанией; второй – в декабре 1941 г., когда ушёл Браухич, и третий – в сентябре 1942 г., когда у фюрера возник конфликт с Йодлем и со мной. Несмотря на частое признание выдающихся способностей Манштейна, Гитлер явно боялся такого шага и его кандидатуру постоянно отклонял».

А Г. Гудериан так оценивал своего коллегу: «… Манштейн со своими выдающимися военными способностями и с закалкой, полученной в германском генеральном штабе, трезвыми и хладнокровными суждениями – наш самый лучший оперативный ум».

Согласитесь, оценки подобных специалистов чего-то да стоят.

Действительно, ни в одной из книг других генералов (и наших, естественно) нет столь ясно освещённой философии оперативного искусства.

… Para bellum! - i_008.jpg

Вильгельм Кейтель

Я её изложу своими словами так.

С оперативной точки зрения занятие любой территории бессмысленно, если вражеские войска не уничтожены. Они ведь смогут вернуть эту территорию. Поэтому в любой операции главным является не занятие или удержание какой-либо территории, а уничтожение противника. Приказы типа «ни шагу назад» или «взять такой-то город» бессмысленны и губительны, если их следствием не служит нанесение противнику многократных потерь.

Противник прорывается? Отлично! Дай ему прорваться, пусть он займёт твою территорию, а ты, не растратив сил во фронтальной обороне, собери их и отрежь противника в чистом поле, окружи его и уничтожь! А когда уничтожишь, то можешь занять и удержать любую территорию.

И надо сказать, что командуя в 1943—1944 гг. группой армий «Юг», Манштейн, даже отступая, умел нанести нашим войскам тяжелейшие потери.

Но в стратегии лишение противника определённых территорий является главным инструментом борьбы. Здесь бездумный полководец своими манёврами может нанести ущерб стратегическим интересам. Стратегом Манштейн был посредственным, и его желание отдать Красной Армии очередные территории, чтобы сосредоточить силы для очередного удара, часто входило в противоречие со стратегическими интересами и приводило к его спорам с Гитлером, которые закончились смещением Манштейна с поста главнокомандующего группой армий, когда Манштейн доманеврировал от Сталинграда до Карпат.

В этой статье я хочу с помощью Манштейна показать читателю, являлся ли Гитлер человеком, способным на бездумные авантюры, или нет.

Авантюра – это предприятие, связанное с риском и с надеждой на случай, следовательно, авантюрист – это человек, охотно идущий на риск в надежде на Фортуну, на слепую удачу.

Но прежде чем рассматривать доводы Манштейна, следует рассмотреть самого Манштейна, был ли он авантюристом? Ведь если он сам боялся рисковать, то ему любой человек, здраво и взвешенно рискующий, покажется безумцем.

Сольцы

В этом смысле нам повезло: кем-кем, но авантюристом Манштейн был безусловно. Достаточно сказать, что «лучший оперативный ум» Германии был первым из немецких генералов, кто попал в той войне в «котёл», да так, что вынужден был из него бежать, бросая тяжёлое оружие.

С нападением на СССР Манштейн командовал 56-м танковым корпусом в 4-й танковой группе Геппнера, действовавшей в направлении Ленинграда. С самого начала, сломив сопротивление наших войск прикрытия на границе, он рванул вперёд и всё у него получалось, Фортуна о нём заботилась.

Но 15 июля его корпус попал в окружение под городом Сольцы Новгородской области, да так плотно, что снабжение корпуса пришлось начать по воздуху, а для деблокады снять с других участков фронта мотопехотную дивизию СС «Мёртвая голова», 1-ю и 21-ю пехотные дивизии 16-й полевой армии и бросить Манштейну на выручку.

Причём, когда Манштейн вырвался, ему из Берлина дали втык не столько за то, что он попал в окружение, как за то, что в связи с этим нашим войскам в руки попала совершенно секретная инструкция (наставление) к химическим миномётам, которую немедленно огласило московское радио. Манштейн оправдывался: «Противник захватил наставление, конечно, не у передовых частей, а в обозе, когда он занял наши коммуникации. Это всегда может случиться с танковым корпусом, находящимся далеко впереди фронта своих войск».

Побойся Бога, дядя! С каких это пор совершенно секретные наставления о применении отравляющих веществ, могущие вызвать международный скандал, перевозятся в обозе? Небось не подковы.

Такие наставления хранятся в штабах, и надо, дядя, прямо писать, что штабы 56-го корпуса бежали с такой скоростью, что им некогда было захватить или хотя бы сжечь эти наставления.

А случилось вот что. Фортуна Манштейна всегда держалась на двух его удачах – на организационной и технической слабости наших войск и на своевременной помощи начальства. (Кстати, храбрость наших войск Манштейн подчёркивает, отдадим ему должное). А в данном случае, к его несчастью, в командование Северо-Западным направлением 10 июля вступил маршал К. Е. Ворошилов. Он и организовал Манштейну манёвренную войну. Но вторая удача Манштейна под Сольцами пока не подвела – начальство бросило свободные силы и выручило его. Сам он пишет: «3-й моторизованной дивизии удалось оторваться от противника, только отбив 17 атак». Надеюсь, читатели понимают, что означает деликатное слово «оторваться» в сочетании с отбитием 17 атак? Это значит, что когда эта дивизия (в составе корпуса) побежала, то советские войска за ней упорно гнались. С таким сопровождением она должна была убежать достаточно далеко.

14
{"b":"1169","o":1}