ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Немцы же своим известным асам позывные часто меняли. Например, будущий ас № 1 люфтваффе Эрих Хартман в боях на Кубани участвовал под своей фамилией, а уже став известным, фамилию менял. В частности, под Курском он уже летал под псевдонимом «Рабутски».

Попробуем всё-таки оценить потери в воздушных боях. О наших потерях на Кубани даже спустя 50 лет после окончания войны полностью достоверных данных нет, хотя публикации есть. Нужно оценить боевые потери самолётов, сбитых в воздушных боях или сбитых зенитной артиллерией противника, и не включать в это число те, которые разбились при перелётах, учебных полётах на фронтовых аэродромах, хотя и эти потери, естественно, считаются боевыми. Немцы, например, различают такие потери: «погиб под воздействием противника» и «погиб без воздействия противника». Вот данные из немецких архивов о потерях лётчиков 52-й истребительной эскадры на Кубани с 17.04 по 17.06 1943 года. Всего потеряно 35 лётчиков (убиты, ранены, пропали без вести). Указаны имена, фамилии и воинские звания. Учитывая, что здесь сражались три истребительные эскадры такого же уровня подготовки, то потери истребителей по аналогии можно будет оценить: 35х3=105 человек. В румынской, словацкой и хорватской эскадрильях было 60 лётчиков. Так как их подготовка была гораздо хуже, можно ожидать, что они потеряли до 50 % лётного состава, то есть 30 лётчиков. Получается: потери лётчиков-истребителей на Кубани за этот период составили около 135 человек, что составляет почти 50 % первоначального состава. Кстати, 30 апреля 1943 года в воздушном бою на Кубани был тяжело ранен лейтенант Ешоннек, сын начальника генерального штаба люфтваффе генерал-полковника Ешоннека, также учившегося в Липецкой авиашколе в период тесного сотрудничества рейхсвера и Красной Армии. Рассказ сына о возросшей мощи советской авиации удручающе подействовал на начальника генерального штаба, отвечающего за подготовку и ведение боевых действий люфтваффе.

На Кубани действовала и особая эскадрилья ночных истребителей под командованием оберлейтенанта Петцольда. Эта эскадрилья, умело используя радиосвязь, чётко взаимодействовала с зенитчиками и прожектористами, нанося большие потери советским ночным бомбардировщикам. Сама же она потерь практически не понесла. Точных данных о потерях немецкой бомбардировочной и разведывательной авиации за данный период у меня пока нет, но нужно отметить, что на Кубани действовали опытные лётчики и в том числе самый известный – полковник Рудель. Самолёты имели надёжное прикрытие истребителями по пути следования к цели и обратно, а также над полем боя. Однако советские командиры уже научились хорошо пользоваться радиостанциями и наводили истребителей по радио. Истребители имели самую главную задачу: сбивать в первую очередь немецкие бомбардировщики, не допуская их к цели, поэтому потери немецких бомбардировщиков были значительными, особенно среди пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Воздушные бои и сражения, проведённые на Кубани, показали возросшее мастерство лётного состава и авиационных командиров. Чётко была организована система оповещения и наведения истребителей на противника, широко применялось наращивание авиационных сил в ходе воздушного сражения. Широко применялись вертикальный манёвр, эшелонирование по высоте боевых порядков, своевременный ввод в сражение резервов, управление групповым воздушным боем с наземных пунктов управления. Истребители часто применяли способ «свободной охоты» и блокирование аэродромов противника. Перехват бомбардировщиков осуществлялся сильными манёвренными группами истребителей на дальних подступах к линии фронта.

На Кубани немцы встретились уже с более организованным противником, который за прошедший период войны многому научился и стал представлять собой всё более грозную силу. Ас № 1 Германии Эрих Хартман, который с октября 1942 года и до конца войны сражался на восточном фронте, приводя список потерь своей 52-й истребительной эскадры, самой лучшей по результативности в истребительной авиации, говорил об этом периоде войны: «Этот список потерь помогает разрушить легенду о том, что с русскими было гораздо легче воевать. Особенно с 1943 года об этом не могло быть и речи. Интересно, что известные немецкие асы, сражавшиеся на западном фронте, а затем переброшенные на восточный, вскоре погибали или попадали в плен. Вспомните, например, таких асов, как Аси Ган, Зигфрид Шнель, Герхард Хомут, Эрих Лейе. Причины различны: психологические, технические, материальные и даже погодные. Многое зависело от тылового снабжения и организации аэродромной службы. Восточный и западный фронты нельзя сравнивать …».

Особо хотел бы остановиться на действиях на Кубани немецкой зенитной артиллерии. Зенитных средств было немало: здесь действовали все штатные дивизионы пехотных дивизий 5-го армейского корпуса и приданных ему частей. Там же действовала особая 9-я зенитная дивизия люфтваффе. В моей библиотеке есть изданная в ФРГ книга «От Кубанского плацдарма до Севастополя». Автор книги – командир этой дивизии генерал-лейтенант Пиккерт, сильный и умный противник. Ранее дивизия входила в состав армии Паулюса, была в «котле». К концу сражения под Сталинградом остатки личного состава и артиллерии дивизии были приданы другим частям, а её штаб на самолётах был переброшен на Кубань, где была воссоздана под тем же номером за счёт пополнения из Германии.

Имея на вооружении крупно-, средне– и мелкокалиберные пушки, артиллеристы могли вести прицельный и заградительный огонь по целям, летящим на разных высотах. Спаренные 20-миллиметровые пушки были установлены на самодвижущихся лафетах. Хорошо организованное с командных пунктов взаимодействие по радио между истребителями и зенитчиками давало возможность встречать советские самолёты заградительным огнём.

Согласно немецким документам, в этой моторизованной зенитной дивизии было 779 стволов и 196 прожекторных установок. Командир дивизии был одновременно и командующим всей зенитной артиллерией Крыма. На Кубанском полуострове находился полк этой дивизии, который одновременно координировал здесь действия всей зенитной артиллерии. От огня зенитной артиллерии было много потерь среди советских штурмовиков Ил-2, которые атаковали с бреющего полёта. С того времени, как на Ил-2 появились стрелки, их больше сбивали зенитки, чем истребители противника.

Перелом

Перед операцией «Цитадель», по данным архивных документов люфтваффе, состав авиационных группировок противоборствующих сторон выглядел так:

Таблица 12

… Para bellum! - i_077.png

4-й воздушный флот действовал в районе Белгорода, 6-й – Курска. На орловское направление нацеливалась 1-я воздушная дивизия.

В 15 часов 4 июля 1943 года немецкая авиация нанесла мощный удар по оборонительным позициям советских войск. Как считал начальник генерального штаба люфтваффе генерал Ешоннек, лично руководивший здесь авиацией, по своим результатам он должен был стать решающим. В 3 часа 5 июля экипажи немецких бомбардировщиков ещё готовились к массированному налёту на советские аэродромы, а в это время более 100 советских штурмовиков и около 300 истребителей уже атаковали аэродромы VIII-го воздушного корпуса. Правда, немцам всё же удалось поднять значительную часть своих самолётов для выполнения поставленной задачи. Но фактор внезапности, боевая инициатива были утрачены. И, хотя немецкая авиация при начавшемся отступлении своих войск достаточно эффективно их прикрывала, сдерживая продвижение советских танков и механизированных соединений и частей, решающего влияния на ход боевых действий она оказать уже не смогла. С 5 июля по 23 августа советские лётчики совершили 118 тысяч самолёто-вылетов и уничтожили большое количество немецких самолётов, завоевав господство в воздухе. Это была катастрофа, и, думается, многие руководители люфтваффе понимали её последствия. Так, генерал Ешоннек, не дожидаясь «оргвыводов» за провал своей миссии в Курском сражении и разгрома ракетной базы в Песнемюнде авиацией союзников, покончил с собой.

145
{"b":"1169","o":1}