ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Действительно, Манштейн деловито пишет: «Фронт корпуса, направленный на восток и северо-восток и проходивший примерно на рубеже города Дно, вновь был восстановлен. 8-я танковая дивизия была сменена дивизией СС и получила короткий отдых».

От города Сольцы до города Дно по карте по прямой 40 км. Неплохо пробежался на запад 56-й танковый корпус!

Севастополь

Следующей авантюрой следует считать действия Манштейна в Крыму осенью 1941 г. и в зиму 1942 г. Заняв и полностью очистив от наших войск Крым, Манштейн решил взять и Севастополь. Сил у него для этого не было, но ему очень хотелось и очень уж он верил в удачу. Дело в том, что по старым немецким традициям, как пишет сам Манштейн, звание фельдмаршала давалось либо за самостоятельное проведение целой военной кампании, либо за взятие крепости. Манштейн несколько презрительно отозвался о тех, кого Гитлер скопом произвёл в фельдмаршалы за войну с Францией. Из тех генералов никто старых требований к фельдмаршалам не выполнил. А Манштейну как раз подвернулась крепость Севастополь, и он полез на неё в надежде на Фортуну и именно на неё. Дело в том, что когда летом 1942 г. он всё же взял Севастополь, то для этого ему в помощь стянули чуть ли не всю осадную артиллерию Германии и чуть ли не вдвое увеличили численность войск. Да и после этого он штурмовал Севастополь полтора месяца и взял его, понеся тяжелейшие потери. Но осенью 1941 г. у него подобных сил для штурма и близко не было.

Тем не менее он собрал с полуострова под Севастополь всё, что мог. Керченский полуостров защищал армейский корпус генерала Шпонека, он оставил ему одну дивизию. Согнал под ДОТы крепости татар и румын. И начал штурм.

… Para bellum! - i_009.jpg

Хайнц Гудериан

А в это время наши войска высаживают десанты под Керчью. Единственная дивизия немцев там не может их удержать, Шпонек просит разрешения отойти. Манштейн запрещает и продолжает штурм. Затем наши высаживают десант в Феодосии с угрозой перерезать перешеек Керченского полуострова. Немецкий корпус бежит из Керчи, бросив всю артиллерию, и успевает выскочить. И вот тут для авантюриста Манштейна наступает момент, когда Фортуна улыбается ему во все 32 зуба.

Если бы наши войска, высадившиеся в Керчи и Феодосии, немедленно двинулись на Симферополь, то взяли бы его без боя, так как в Симферополе из немецких войск было всего 10 тысяч раненых в госпиталях – тех, кто уже отштурмовал Манштейну маршальский жезл. Никаких войск на территории Крыма больше не было, все были под Севастополем. Манштейн и в мемуарах с ужасом пишет об этом. Ведь была зима, дороги обледенели, из-за бескормицы под Севастополем в дивизиях у немцев начался падёж артиллерийских лошадей. Достаточно сказать, что на вывод дивизий от Севастополя к Феодосии, на путь, который пионерский отряд летом пройдёт за неделю, Манштейну требовалось 14 дней. Манштейн оказался в ловушке, но с Фортуной.

Наши войска сидели на Керченском полуострове и неизвестно чего ждали. Не ждал Гитлер. Он немедленно начал перебрасывать в Крым самый мощный 8-й авиационный корпус Рихтгофена, танковые и пехотные дивизии с южного участка фронта. Штурм, конечно, был прекращён, убитых списали, а бездействие наших войск и деятельность Гитлера спасли Манштейна и на этот раз.

Сталинград

Перейдём к очередной авантюре Манштейна – Сталинградской битве.

Давайте вкратце восстановим события. В ноябре 1942 г. наши войска ударами по флангам окружили 6-ю, самую многочисленную армию немцев, создав внутренний фронт окружения и непрерывно отодвигая внешний фронт. В этот момент Гитлер создал из 6-й армии (находившейся в окружении), 4-й танковой армии и различных не попавших в окружение соединений новую группу армий «Дон», назначив её командующим Манштейна, уже фельдмаршала.

В подчинении 6-й армии под командованием генерала Паулюса в окружении находилось (по данным Манштейна) «пять немецких корпусов в составе 19 дивизий (из которых 3 танковые и 3 мотопехотные – Ю.М.), 2 румынские дивизии, большая часть немецкой артиллерии РГК (за исключением находившейся на Ленинградском фронте) и очень крупные части РГК» – всего около 300 тыс. человек.

Как истинный генерал сухопутный войск Манштейн, как видите, не упомянул входящую в Люфтваффе и тоже попавшую в окружение под Сталинградом дивизию ПВО. Поэтому по советским данным в окружение попало 22 дивизии, а по Манштейну – всего 21.

(Тут, как говорится, Бог не без милости, казак не без счастья. Наша разведка подвела наше командование – оно не догадывалось, какое количество войск окружено под Сталинградом, иначе, не исключено, что не рискнуло бы их окружать).

Остальные силы Манштейна были расположены на фронте, который почти прямым углом выдавался к Сталинграду. Вершина угла находилась на плацдарме немцев на левом берегу Дона у станицы Нижнечирской. От вершины этого угла фронт шёл в одну сторону примерно 70 км на запад, а потом сворачивал на север, а в другую – примерно 80 км на юг и сворачивал на восток. От вершины угла до Сталинграда было самое короткое расстояние – около 50 км – и проходила с тыла немцев к окружённым железная дорога. Такова была ситуация, когда Манштейн принял командование и получил приказ деблокировать 6-ю армию.

Думаю, что любой другой генерал на его месте сосредоточил бы в вершине угла все имеющиеся силы и ударил бы вдоль железной дороги, заставив огромную 6-ю армию пробиваться навстречу. Соединил бы эти две территории, обеспечил 6-ю армию снабжением и, имея в распоряжении уже все силы группы армий «Дон», начал бы действовать дальше по обстановке.

Отвлечёмся. Конечно, в этом месте фронта и у нас было много войск, но ведь они находились в голой степи, окоп выдолбить было трудно, батареи спрятать негде. А немцы проламывали любые обороны, ведя пехоту или танки за огневым валом своей артиллерии. Манштейн пишет, что и под Сталинградом, из-за больших потерь в 1941 г., наша артиллерия была существенно слабее немецкой, причём немцы превосходили нас не только по количеству и калибру орудий, но, главным образом, инструментальной и авиационной разведкой целей. Они не просто много стреляли, их артиллерия стреляла по нашим отцам очень точно. Оборонявшийся противник немцев не смущал.

(Скажем, в 1941 г. Манштейн, беря Крым, преодолел укрепления на Перекопе и Иншуньские позиции фактически двумя дивизиями и (имея сначала 6, а потом 7,5 дивизий) ворвался в Крым, где разгромил нашу 51-ю армию и загнал под Севастополь Приморскую).

… Para bellum! - i_010.jpg

Фридрих фон Паулюс

Да, обычный генерал под Сталинградом пробивался бы к Паулюсу по кратчайшему расстоянию, но Манштейн был не простой генерал, а «лучший оперативный ум», поэтому просто соединить окружённых с фронтом он не мог. И, судя не по тому, что он пишет, а по тому, как он расположил войска и как действовал, Манштейн задумал совместить деблокирование 6-й армии с полным разгромом советских войск под Сталинградом.

Судите сами. Для деблокирования Паулюса у него было всего 11 дивизий (помимо тех, которые удерживали фронт) – 4 танковых и 7 пехотных. Но он их не ввёл в вершину угла на самое короткое расстояние к окружённым. (Этот вариант он предусматривал только как запасной).

Он разработал операцию «Зимняя гроза» и приказал 1 декабря 3 дивизиям в полосе 4-й танковой армии Гота «до 3 декабря сосредоточиться в районе Котельниково», а это в 130 км к югу от окружённых.

А дивизиям группы Голлидта приказал «быть в оперативной готовности к 5 декабря в районе верхнего течения Чира», а это примерно в 150 км от окружённых.

Задуман был и вспомогательный удар из вершины угла, но не прямо к окружённым, а на Калач для захвата моста. А 6-я армия, в чём всю главу пытается убедить читателей Манштейн, должна была из окружения нанести удар на юго-запад, навстречу войскам Гота, наступающим из Котельниково.

15
{"b":"1169","o":1}