ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Английские и французские лётчики воевали в полтора раза больше по времени, чем советские. Кроме этого, до конца 1941 г., наши лётчики не вели индивидуальных подсчётов, а самолёты, сбитые в свалке групповых боёв, никому на личный счёт не записывались. Поэтому, если бы английские и французские лётчики были не то что лучше, а хотя бы не сильно хуже советских, то их лучшие лётчики-истребители имели бы на личном счету гораздо больше побед, чем лучшие советские лётчики. Но реально дело выглядит так.

Лучший английский ас – полковник Д. Джонсон – совершил за войну 515 боевых вылетов, но сбил всего 38 немецких самолётов. Лучший французский ас – лейтенант (подполковник в английских ВВС) П. Клостерман – совершил за войну 432 боевых вылета и сбил всего 33 немецких самолёта. А Иван Никитич Кожедуб, летая исключительно на советских самолётах, совершив с 1943 г. всего 330 боевых вылетов, сбил 62 немецких самолёта. В Королевских воздушных силах Великобритании всего 3 лётчика сбили по 32 самолёта и более. А в советских ВВС таких 39. Да и куда занести скажем А. Ф. Клубова, который лично сбил 31 самолёт, но в групповых боях – ещё 19? Или Л. Л. Шестакова, у которого на личном счету «всего» 29 немецких самолётов, но в групповых боях – 45? Даже если всего лишь треть из этих 45 сбита им лично, то и тогда Л. Л. Шестаков, занимающий 52-е место в списке советских асов, как лётчик-истребитель превосходит самого лучшего английского аса.

А кто же их бил?

Издательство «Восточный фронт» выпустило сборник «Советские асы» анонимного автора. Судя по тексту, автор – поляк. Уж больно нескрываемо у него презрение к «соколам Сталина». Но и он, сквозь зубы, вынужден всё же писать, к примеру, следующее:

«Бой с Ме 262[101]был не самым тяжёлым боем за карьеру Кожедуба. Больше всего ему пришлось попотеть в конце лета 1944 года, когда на участке 3-го Прибалтийского фронта вдруг появилась добровольческая группа асов Люфтваффе под командованием майора Вильха (130 сбитых самолётов). Эта группа успела так насолить противнику, что для её нейтрализации в состав 14-й Воздушной Армии ввели эскадрилью из 176-го ГвИАП под командованием Кожедуба. Прибывшие лётчики быстро разобрались с немцами и за несколько дней боёв сбили 12 самолётов противника ценой двух Ла-7. Кожедуб, как сообщалось, лично сбил Вильха, хотя кто в действительности стал добычей советского аса точно не известно».

Англичане и американцы нещадно бомбили Германию, немцы постоянно маневрировали авиацией, стараясь прикрыть свои города. По их данным, они иногда оставляли на Восточном фронте не более 400 истребителей. И тем не менее на Западном и Южном фронтах в первую половину войны они теряли треть своей авиации, а две трети – на Восточном. Это что – оттого, что наши лётчики и самолёты были хуже английских?

Дурость подобных высказываний подтверждается ещё и таким фактом. В начале войны немцам противостояли уже устаревшие бомбардировщики ТБ-3, СБ, штурмовик и разведчик Р-Зет, переделанный из цельнодеревянного пассажирского самолёта, истребители И-16 и И-153 и главное – малоопытные лётчики. Через год немцев уже встречали вполне современные истребители ЯК, Ла, ЛаГГ, МиГ. Бомбили их скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2 и штурмовик Ил-2. (О последнем немецкие лётчики-истребители говорили, что его сбить всё равно, что ежа в задницу укусить. Немецкого аса О. Киттеля (267 побед) успокоил навечно именно Ил-2).

А штурмовик Ил-2 и его модификация Ил-10 к концу войны стали не только самыми распространёнными бомбардировщиками советских ВВС, но и самыми массовыми самолётами войны. По идее Ил-2 был главной целью немецких истребителей. Тем не менее, из каждых трёх потерянных штурмовиков два были сбиты огнём немецкой зенитной артиллерии и лишь один приходился на долю немецких асов. А те из наших лётчиков-штурмовиков, кто совершил более 75 вылетов на штурмовку (за что полагалось звание Героя) и не погиб, как правило, имеют на своём счету и до 6 сбитых немецких истребителей.

Казалось бы, что по этой причине именно в начале войны немецкое командование должно было давать награды за большее количество сбитых советских самолётов, а к концу – за меньшее, поскольку с ходом войны стало труднее сбивать советские самолёты. А на самом деле всё наоборот! На Восточном фронте именно в начале войны Дубовые Листья к Рыцарскому Кресту давались лётчику за 40 сбитых самолётов, но уже в 1942 г. – за 100, в 1943 – за 120, а к концу 1943 – за 190. Это как понять?

Бермудский треугольник

Интересно так же посмотреть сколько самолётов сбивал один и тот же немецкий лётчик, но на разных фронтах.

Вот немецкий ас Вальтер Новотны, считался в люфтваффе любимцем, как Бухарин в ВКП(б). Начал воевать на Восточном фронте и к февралю 1944 г. заполнил анкеты на 255 сбитых советских самолёта. В феврале переведён на Западный фронт, да ещё и в полк реактивных истребителей. За 8 месяцев не сбил ни одного самолёта противника! А 8 ноября навсегда сбили его. Правда считается, что в этом последнем бою он «поразил» 3 американских бомбардировщика. Но от этого «поразил» веет чем-то «посмертным».

Герман Граф в люфтваффе с 1938 г., но до начала войны с СССР не сбил ни одного польского или английского самолёта. Переведён на Восточный фронт в августе 1941 г. и тут до конца 1942 г. «сбивает» наши самолёты пачками, заполнив анкеты на 202 штуки (за 17 месяцев). С января 1943 г. – во Франции, и здесь до конца войны, за 29 месяцев, он сбивает всего лишь 10 самолётов. Почувствуйте разницу Востока и Запада: у нас сбивал более 10 самолётов в месяц, а на Западе – 10 самолётов за 29 месяцев!

Гюнтер Ралль. Начал бои в мае 1940 г. во Франции и сбил на Западном фронте до конца 1941 г. 4 самолёта. С конца 1941 г. и до апреля 1944 г. (за 28 месяцев) «сбивает» на Восточном фронте 275 самолётов. С апреля 1944 г. по май 1945 г. на Западном фронте сбивает всего 2 самолёта.

Такое впечатление, что для асов Восточного фронта Западный фронт был чем-то вроде Бермудского треугольника. Легко сбивая самолёты в СССР, они оказывались неспособными защитить небо родной Германии, воюя с, казалось бы, более слабыми лётчиками союзников. В чём тут дело?

Пять пишу, один в уме

По-моему, ответ ясен. Всё дело в том, что с целью пропаганды, на Восточном фронте немецким лётчикам разрешались приписки. Причём не на какие-нибудь 10—20 %, а в несколько раз. А чтобы их Дубовые Листья с Мечами не называли на Западе Салатом с Ложкой и Вилкой, количество «сбитых» самолётов, необходимое для награды на Востоке, всё время повышалось, как по отношению к сбиваемым самолётам на Западе, так и просто по мере оценки командованием величины приписок. Коэффициент приписок можно оценить. В середине войны в боях на Кубани наша авиация в воздушных боях, от огня наземного противника и по другим причинам потеряла 750 самолётов (из них 296 истребителей). А немецкие асы в это время заполнили акты на сбитые ими на Кубани 2280 наших самолётов. Поэтому мы не ошибёмся, если цифры «блестящих» побед немецких лётчиков на Восточном фронте будем делить на числа от трёх до шести – ведь это и немецкое командование делало, когда их награждало.

А на Западе с приписками дело обстояло не просто. Представьте, что упомянутый Рудорффер объявил бы, что он за 17 минут сбил 13 английских самолётов над Берлином, а Геббельс объявил бы об этом по радио. Его бы высмеяли как немцы, так и англичане в радиопередачах на Германию. На Западе прямо приписывать было нельзя. Там поступали по другому.

Сбивать или побеждать?

В популярном издательстве «Восточный фронт» вышла и другая брошюра, судя по стилю, того же автора – «Асы люфтваффе». В ней, соответственно, трогательно восхваляются непобедимые немецкие лётчики.

Но вот взгляд цепляется за фразу: «В отличие от RAF (королевские воздушные силы), немцы говорили, что они не сбивают самолёты, а одерживают победы». Стоп – говорю сам себе. А зачем это нужно было немцам? Зачем они подменяли (если подменяли) понятие «сбить», понятием «победить»? Далее анонимный автор пытается внушить, что эти два понятия тождественны: «Чтобы одержать победу, мало было просто сбить самолёт, необходимо было предоставить подтверждение очевидца …» и т. д. Что за глупость? Зачем сам факт уничтожения самолёта путать с процедурой установления этого факта? Вообще-то, если бы этот автор не сфокусировал внимание на этом вопросе, то я бы по наивности и считал, что «сбить» – это «победить». Но раз он очень хочет, чтобы я так думал, то значит дело обстоит не так. Начинаю разбираться по другим источникам и … ещё раз восхищаюсь способностью немцев к военной организации, любви их к военному делу.

вернуться

101

Реактивный истребитель немцев. (Прим. ред.).

150
{"b":"1169","o":1}