ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уважаемый Юрий Игнатьевич!

Прочитал в «Дуэли» от 21-го июля статью об артиллерии и сразу решил написать ответ. Я не учёл, что Вы являетесь главным редактором газеты и потому позволил себе несколько раз исправить положения Вашей статьи, которые мне кажутся неверными. К сожалению, статья по артиллерии по стилю близка к «Огоньку» конца 80-х, а не патриотическому изданию 90-х. Нужно быть объективным в оценках прошлого, но наша артиллерия, на мой взгляд, это та область, по поводу которой даже немцы слова дурного не говорили. Если хотите, можете опубликовать мою статью, никакие гонорары мне не нужны, мне просто хотелось бы донести до людей правду. Если нужны исправления, дополнения – пишите.

Или я уже действительно много знаю о Великой Отечественной войне, или эта тема никак не хочет меня отпустить по другим причинам. Начал я её в газете исключительно для того, чтобы в ходе дискуссии понять причины наших тяжёлых потерь в ту войну и, поняв, не повторить их. Чтобы научиться хотя бы раз на ошибках своих отцов и дедов, а не на своих собственных.

Но есть проблема. Как только я задену наши недостатки того или иного аспекта войны, моментально возмущаются «специалисты» и начинают защищать честь своего мундира. Затронешь авиацию, кричат – не тронь: наши авиаконструкторы и наша авиация были лучшими в мире! Затронешь танки – не тронь: наши танки самые лучшие в мире! А что случается, когда затронешь самого лучшего в мире полководца Жукова? Уму не постижимо, сколько у нас на пенсии специалистов-полководцев с кругозором в пределах мемуаров Георгия Константиновича!

Короче – в ту войну всё было очень хорошо! Одно не понятно – откуда же такие потери наших войск и чего это мы до Кавказа отступали? На курорты захотелось?

Лучший полководец Жуков, с лучшими танками, пушками и самолётами в 1941 г. под Москвой обеспечил смерть 51 советского солдата за смерть одного немецкого. Это что?! От того, что всё было хорошо?

Я долго не находил места в газете статье «Артиллерия», наконец дал её, и … специалист тут, как тут с данной статьёй. Причём она такова, что я прошу извинения у её автора – АЛЕКСЕЯ ИСАЕВА, – но комментировать её я буду частями. Итак, он начинает.

Неужели дела в отечественной артиллерии обстояли именно так, как написал уважаемый Юрий Мухин? Да, всё было именно так прискорбно, но за 3 десятилетия до Великой Отечественной, в Первую мировую войну ядром русской артиллерии была трёхдюймовка, в то время как у немцев заметную роль играли орудия с навесной траекторией стрельбы (в русском корпусе было 12 122-мм гаубиц, а в немецком 12 лёгких 105-мм и 16 тяжёлых 150-мм гаубиц). Трёхдюймовки совершенно не годились для выкуривания немцев из траншей, а 122-мм гаубиц было мало. Первая мировая стала триумфом гаубиц, и немцы честно развивали этот вид артиллерии, создавая такие причудливые изделия, как упомянутая Мухиным 7,5 cm 1eIG с раздельным заряжанием или 15 cm sIG короткоствольную гаубицу (длина ствола всего 12 калибров) большого калибра. От дивизионной пушки немцы отказались. Примерно по такому же пути развивалась артиллерия и других стран, где в дивизионной артиллерии преобладали лёгкие гаубицы.

Однако прогресс не стоял на месте и на полях сражений появились танки, борьба с которыми стала одной из первоочередных задач артиллерии. Потребовались орудия с настильной траекторией и высокой скорострельностью, способные поражать танки.

Что значит «одной из первоочередных задач артиллерии» стало уничтожение танков? Миномёт – тоже артиллерия. Вы что – и ему ставите в задачу борьбу с танками?

При этом хотелось бы заметить, что гаубица вовсе не является идеальным средством поражения такой «горизонтальной» цели как залёгшая пехота. Снаряд, падающий отвесно и разрывающийся на «остром конце», может и хорош, но настильная траектория позволяет стрелять ещё эффективнее – на рикошетах. Сталкивающийся с землёй под небольшим углом снаряд словно подпрыгивает вверх на несколько метров и разрывается в воздухе, засыпая пространство под собой осколками. Залёгшая пехота поражается осколками сверху, это эффективнее чем разрыв на земле, дающий небольшой процент «полезных» осколков летящих вдоль земли. Учитывая в несколько раз больший темп стрельбы 76-мм дивизионки за счёт унитарного заряжания можно себе представить, какой град осколков обрушится на залёгшего противника. В ходе войны к снаряду ЗИС-3 был даже создан специальный взрыватель, обеспечивающий наиболее эффективное использование рикошета.

Вам следовало бы дописать, что стрельба «на рикошетах» возможна только по живой силе вне укрытий, при идеальной местности (ровной и твёрдой) и при угле падения снаряда не более 15°. Вам следовало бы знать, т. Исаев, что враг – он тоже не дурак – и открыто на такой местности находился очень редко уже в начале века. На что русская шрапнель эффективнее стрельбы «на рикошетах», но и она вызывала сомнения уже в русско-японскую войну.

Вам не надо представлять себе «темп стрельбы» по таблицам ТТХ (тактико-технических характеристик), а лучше поинтересоваться реальным боем: сколько времени летит снаряд до цели, сколько требуется времени, чтобы внести корректировки в прицел, снова навести орудие на цель. Именно это время определяет темп боевой стрельбы, а не время заряжания унитарным выстрелом.

Да, несомненно, «тройной универсализм» по Тухачевскому, т. е. дивизионная пушка как средство поддержки дивизии, противотанковая и зенитная это излишество. Но универсализм по двум направлениям – противотанковый и противопехотный огонь вполне обоснован. Здесь же мне хотелось бы высказать своё удивление в отношении противопоставления нашей 76-мм ЗИС-3 лёгкой пехотной пушки немцев 7,5 cm IeIG с раздельным заряжанием. Аналогом этой пушки у нас является полковая пушка обр. 1927 г., которая хотя и больше по весу своего немецкого аналога (900 кг), но обладает возможностью стрельбы по танкам, такое орудие неплохо себя показало в этом качестве под Москвой в 41-м. На 1 июня 1941 г. «полковушек» было почти столько же, сколько 76-мм Ф-22.

Полковую пушку образца 1927 с таким же успехом можно считать аналогом швейной машинки, а не немецкому пехотному орудию. И не надо вспоминать про успехи нашей артиллерии под Москвой – за эти «успехи» расплатились расчёты орудий, пехота и сотни тысяч московских ополченцев.

В конце 30-х оперился и другой «гадкий утёнок» Первой мировой – миномёт. Миномёты стали лёгким, скорострельным средством, способным вести навесной огонь. Это средство позволило накрывать цели, находившиеся в лощинах, на обратных скатах высот. В СССР был создан помимо 82-мм (аналогом которого был немецкий 81-мм) миномёта крупнокалиберный 120-мм миномёт, который не уступал немецкой лёгкой гаубице на коротких дистанциях и стрелял миной, содержащей больше взрывчатого вещества (3 кг против 1,5 кг в осколочно-фугасном снаряде 105-мм лёгкой гаубицы немцев) и при этом весил в несколько раз меньше (282 кг против 1,9 тонны). Как аргумент привожу данные гаубицы IeFH и 120-мм миномёта на коротких дистанциях.

… Para bellum! - i_021.png

1) 120-мм миномёт: начальная скорость 272 м/с,

осколочно-фугасная мина весит 16,2 кг, 3 кг тола,

дальность стрельбы 5500 м.

2) 10,5 cm IeFH характеризуется следующими данными:

… Para bellum! - i_022.png

Снаряд немецкой гаубицы весил 15 кг, содержал 1,7 кг ВВ.

Как «аргумент» Вы обязаны были бы привести все данные немецкой гаубицы, а не половину их. При 6 картузах заряда эта гаубица стреляла на 10,7 км.

А это значит, что если установить миномёт даже в опасной близости к переднему краю, то он сможет обстрелять цели по фронту едва ли на 8 км. А гаубица, даже в 5 км в своём тылу накроет цели на фронте в 16 км, в том числе и наши 120-мм миномёты. Причём сделает это в считанные минуты. А миномёт придётся перемещать к отдалённой цели, теряя время.

40
{"b":"1169","o":1}