ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

120-мм миномёт потому и назван полковым, что как дивизионное оружие – не годится.

Миномёты взяли на себя значительную часть задач, которые решались в Первую мировую войну гаубицами. Это и стрельба по траншеям противника, и разрушение проволочных заграждений, и пробивание проходов в минных полях, и стрельба по обратным скатам высот. Тем самым был закрыт основной недостаток пушечной артиллерии – невозможность работать по целям в складках местности.

Поэтому, на мой взгляд, армия Германии вступила во Вторую мировую войну с артиллерией, предназначенной для сражений Первой мировой и идеально подходящей именно для той, ушедшей к 1941-му в прошлое, войны.

А чем эта Первая мировая война отличалась от Второй? Пехота перестала зарываться в землю и стала атаковать по ровному месту в плотных колоннах? Увеличилось количество кавалерии – идеальной цели для рикошетирующих снарядов? Вы что же – даже сегодня не понимаете, что потребность в гаубицах ещё более возросла?

Напротив, артиллерия СССР, ориентированная на универсальные дивизионные пушки и крупнокалиберные миномёты больше соответствовала требованиям Второй мировой войны. И это был осмысленный курс советского руководства. И. В. Сталин на выступлении перед выпускниками военных академий 5-го мая 1941 г. сказал: «Раньше было большое увлечение гаубицами. Современная война внесла поправку и подняла роль пушек. Борьба с укреплениями и танками противника требует стрельбы прямой наводкой и большой начальной скорости полёта снаряда …». Что имелось в виду под «борьбой с укреплениями»? Вовсе не обязательно превращать ДЗОТ противника в скульптуру из торчащих из земли брёвен. Достаточно несколько разрывов снарядов перед амбразурой и влетевшие в неё осколки заставят пулемёт замолчать. Не менее эффективна 76-мм пушка с настильной траекторией по бронедеталям ДОТов.

Это Вы кино насмотрелись. При нашей артподготовке немцы либо покидали укрепления, либо ложились в них на землю. И осколки летели мимо них. А когда наша артиллерия переносила огонь в глубину, чтобы дать подняться в атаку нашей пехоте, немцы поднимались и косили её из пулемётов. Укрепления требовалось разрушать полностью и надёжно – сверху, гаубичными снарядами.

Для того чтобы выстрелить по «бронедеталям» ДОТа, надо выкатить пушку руками на прямую наводку в виду расчёта ДОТа, который уже пристрелял всю местность, и, под огнём ДОТа, пристреляться к «бронедеталям». Это же Вам не кино! И если так делали в войну, то только потому, что в дивизиях не было гаубиц подавить ДОТ с безопасного расстояния.

История знает и другие примеры удачного решения задачи создания хорошего универсального орудия. Например, американская морская 127-мм пушка с длиной ствола 38 калибров, способная стрелять по морским и воздушным целям.

Напоминаю: море – не суша, оно гладкое, корабли не прячутся в оврагах и за кустами. Поэтому морские и зенитные орудия по мощности одинаковы, и наши корабли били по немецким самолётам из главного калибра безо всякой универсализации орудий.

Грабин, создатель ЗИС-3, недаром назвал свою книгу «Оружие победы», роль ЗИС-3 и других грабинских «дивизионок» (Ф-22, УСВ) в войне сложно переоценить. Началось всё с 41-го. Оказалось, что 76-мм дивизионки – это единственные орудия советской дивизии, способные эффективно бороться с немецкими танками. Нас постигла та же беда, что и немцев – основная противотанковая пушка оказалась неэффективна против средних и тяжёлых (по немецкой классификации к ним относился Т-IV) танков немцев. 45-мм пушка получила прозвище «Прощай Родина!» из-за того, что её снаряды не пробивали брони немецких танков, хотя должны были это делать по ТТХ. Происходило это из-за перекалки снарядов. Это тема отдельного разговора, не буду на этом сейчас останавливаться. Фактически 76-мм дивизионные пушки были одним из основных противотанковых средств РККА/СА в ходе войны. В истребительной противотанковой дивизии 1942 г. ЗИС-3 составляли 60 % орудий. Такую же существенную роль 76-мм дивизионки играли в ИПТАП (истребительно-противотанковых артиллерийских полках), сдерживавших атаки немцев под Курском. Именно советская артиллерия была названа Сталиным победителем Курской битвы. Свои функции как противотанкового средства ЗИС-3 была истинно универсальной пушкой – в дивизиях она помимо функций дивизионного орудия решала задачи борьбы с танками, в ИПТАП ЗИС-3 привлекались для поддержки пехоты. Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов вспоминает: «… основная тяжесть в борьбе с танками противника падала на истребительно-противотанковую артиллерию. (…) Этот вид артиллерии мы полюбили не только за меткую стрельбу по танкам противника, но и за удары прямой наводкой по отдельным вражеским орудиям и пулемётам».

Итак, из-за того, что кабинетные умники отвергли предложение маршала Кулика (предсказывавшего увеличение брони танков) создать до войны 107-мм противотанковую пушку, стали использовать против танков 76-мм непротивотанковую дивизионную пушку! Хорош универсализм!

Нашим кабинетным стратегам как-то в голову не приходило из-за бредовых идей универсализма, что если вражеские танки подошли к позициям дивизионной артиллерии, то это означает, что наша пехота на переднем крае уже уничтожена из-за слабой артиллерийской поддержки, а если дивизионную артиллерию расставить на переднем крае на противотанковых рубежах, то своя пехота остаётся полностью без артиллерийского огня и будет уничтожена противником.

Универсализм советской дивизионной артиллерии – это кретинизм советской военной мысли.

Сталин ведь требовал насытить войска пушками для борьбы с танками, он ведь не требовал оставить пехоту без артиллерийской поддержки.

Ещё одним разумным, на мой взгляд, решением советского командования является исключение из состава артиллерии стрелковых дивизий тяжёлых 152-мм гаубиц МЛ-20. У немцев эти орудия присутствовали на дивизионном уровне (15 cm sFH), у нас только на корпусном и в РГК. Это позволяло концентрировать тяжёлую артиллерию на направлении главного удара.

Теперь посмотрим, так ли замечательно обстояли дела у немцев, как рисует Юрий Мухин. Немцы столкнулись в 41-м с той же проблемой, что и РККА – 37-мм ПТП не пробивала брони средних и тяжёлых советскмх танков и получила нелестное прозвище «дверной молоток». При этом основное орудие немецкой пехотной дивизии – 105-мм лёгкая гаубица была для борьбы с танками малопригодна. Да, разумеется, некоторые немецкие артиллеристы умудрялись из неё попадать в советские танки, но, по данным статистики, от огня 105-мм орудий до сентября 1942 г. наши теряли всего 2,9 % танков. Использование против танков 88-мм зениток не решало проблему, да и эффект от такого более чем 4-тонного «противотанкового орудия» был не столь большим, как принято считать. По статистике, до сентября 1942 г. на долю 88-мм зениток приходится лишь 3,4 % потерь советских танков.

… Para bellum! - i_023.png

75-мм противотанковая пушка PaK-40 обр. 1939 г.

Эти цифры означают только то, что лёгкие советские танки, да и Т-34, очень редко в те годы доходили до позиций дивизионной немецкой артиллерии. И до зенитной – тоже. Немецкая 105-мм гаубица была в состоянии вести борьбу с любыми танками, для чего она имела в боекомплекте не только бронебойные, но и кумулятивные выстрелы. Но немцам хватало на переднем крае 37-мм и 50-мм противотанковых пушек, которых в немецкой дивизии было 75 шт.

Здесь никакого преимущества перед советскими войсками, тоже использовавшими против танков 85-мм зенитку обр. 1939 г., немцы не имели. Выручала Вермахт 50-мм противотанковая пушка ПАК-38 – 54,3 % потерь советской бронетехники до сентября 42-го. Но при всех её положительных качествах – высокая бронепробиваемость, малый вес (968 кг) немцев не устраивала… слабость осколочно-фугасного снаряда, содержавшего всего 170 г ВВ (для сравнения – в снаряде ОФ-350 для ЗИС-3 содержалось 710 г ВВ). В результате в крупносерийное производство пошла ПАК-40, гораздо более громоздкая (1425 кг) и обладавшая ненамного более высокой бронепробиваемостью. Вопреки утверждениям Ю. Мухина, немцы выпускали к ПАК-40 осколочно-фугасный снаряд, могу даже назвать точные цифры. Например, в 1943 г. было выпущено 1347,9 тыс. осколочно-фугасных снарядов Sprgr. против 1592,6 тыс. бронебойных Pzgr. 39; 40,6 тыс. подкалиберных Pzgr. 40 и 1197,9 тыс. кумулятивных HL.Gr. (Данные из книги Hahn Fritz, Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933—1945). Интуитивно немцы, как мы видим, чувствовали необходимость 75-76-мм дивизионной пушки.

41
{"b":"1169","o":1}