ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чапаев и пустота
Карильское проклятие. Возмездие
Экспедитор. Оттенки тьмы
Пятьдесят оттенков свободы
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Супруги по соседству
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Смерть Ахиллеса
Время-судья
Содержание  
A
A

Как это понимать? Если Сталин, по утверждению Жукова, «игнорировал угрозу нападения», то кто тогда привёл в боевую готовность флот, пограничников и строительные войска?

Герой Советского Союза Петров за месяц до начала войны молодым лейтенантом прибыл в тяжёлый гаубичный полк, стоявший у самой границы. Месяц они не только тренировали солдат, но и провели рекогносцировку (знакомство с местностью) всех своих огневых позиций и наблюдательных пунктов для боя с немцами. Все команды орудий и водители тягачей знали, куда ехать по тревоге сначала и где находятся остальные огневые позиции полка. Огневые были «привязаны к местности», и определены участки сосредоточенного огня и позиции открытой наводки на танкоопасных направлениях. А 21 июня огневые расчёты полка сдали на склад снаряды, которые до этого возили в тягачах! (Иначе как демонстрацией это не назовёшь). Ночью 22 их обстреляла немецкая артиллерия, они под огнём выехали на заранее подготовленные огневые позиции и за день расстреляли по немцам почти весь склад боеприпасов. На последней огневой они вынуждены были несколько раз перекатывать вперёд гаубицы, так как стреляные гильзы заваливали станины и мешали подвозить новые боеприпасы.

Кто им дал приказ так тщательно подготовиться к бою с немцами, если Сталин «игнорировал»? Ведь Жуков пишет, что имелся только оперативный план 1940 г., уточнённый в 1941 г. и который был введён в действие «лишь в ночь на 22 июня». Войска, готовясь к бою, что – художественной самодеятельностью занимались?

Планы

Напоминаю, что в своём докладе пленуму Г. К. Жуков писал, что Вооружённым силам «не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника».

Но вот передо мной документ, адресованный командующему войсками Западного особого военного округа генералу армии Д. Г. Павлову от 14 мая 1941 г. № 503859/СС/ОВ, написанный из-за своей сверхсекретности в двух экземплярах от руки генерал-майором Василевским. В нём приказано (сокращаю):

«С целью прикрытия отмобилизования, сосредоточения и развёртывания войск округа к 20 мая 1941 г. лично Вам, начальнику штаба и начальнику оперативного отдела штаба округа разработать:

а) детальный план обороны государственной границы от Капчямиестис до иск. оз. Свитязь;

б) детальный план противовоздушной обороны. Задачи обороны: не допустить вторжения … действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог и сосредоточение войск … всеми видами разведки определить группировку войск противника … действиями авиации завоевать господство в воздухе и мощными ударами по основным железнодорожным узлам, мостам, перегонам и группировкам войск нарушить и задержать сосредоточение и развёртывание войск противника … Особое внимание уделить противотанковой обороне … предусмотреть нанесение контрударов механизированными корпусами … отрекогносцировать и подготовить тыловые рубежи на всю глубину обороны вкл. р. Березина. На случай вынужденного отхода разработать план … разработать план подъёма войск по тревоге … план эвакуации фабрик, заводов, банков …»

Подписан этот приказ маршалом С. Тимошенко и начальником Генерального штаба КА … Г. Жуковым! И это Жуков называет «не ставилась задача»?! Сам приказал подготовить контрудары по немецкой территории и «планов не было»?!

Не к 20 мая, а в июне этот план (как и в других округах) генералом Павловым был подготовлен. Он детальный и очень длинный, я дам только кусочек: «… нанести одновременный удар по установленным аэродромам и базам противника, расположенным в первой зоне, до рубежа Инстербург, Алленштайн, Млава, Варшава, Демблии, прикрыв действия бомбардировочной авиации истребительной авиацией. Для выполнения этой задачи потребуется 138 звеньев, мы имеем 142 звена, т. е. используя всю наличную бомбардировочную авиацию, можем решить эту задачу одновременно … для удара по железнодорожным мостам могут быть использованы только самолёты ПЕ-2 и АР-2, которые могут производить бомбометание с пикирования. Бомбометание по мостам с горизонтального полёта малоэффективно и требует большого расхода самолётов. Ввиду того, что у нас мало пикирующих бомбардировщиков, необходимо взять для разрушения только главнейшие мосты, как то: в Мариенбурге, Торне, Варшаве и Демблине … в целях сокращения сроков готовности части должны иметь носильный запас винтовочных патронов (90 шт. на винтовку) в опечатанных ящиках под охраной дежурного и дневального в подразделениях; на каждый станковый пулемёт иметь набитыми и уложенными в коробки по 4 ленты; на ручной пулемёт и автомат – по 4 диска …»

Обращаю внимание читателей – это не планы победы над Германией. Это планы удержания немцев у границ в течение 15 дней – срока, необходимого для проведения мобилизации. Обычно все страны стремятся провести мобилизацию – увеличить свою армию до размеров, при которых можно выиграть войну – до начала войны. Но СССР этого сделать не мог. Поэтому он скрытно сосредоточил на границах огромные силы с единственной целью – иметь возможность отмобилизоваться. И Жуков это, безусловно, знал. Знал, но клеветал на Сталина и в этом вопросе, обвиняя его в непроведении мобилизации перед войной.

Смотрите как много лжёт Жуков, а почему?

Почему он так хочет нас убедить, что причиной поражения является какая-то техническая неготовность войск – планов не было, тревогу Сталин не объявил, указания не вовремя дал? Ведь его ложь проверяется может и трудно в деталях, но очень легко в принципе.

Французы всё имели

Франция объявила Германии войну в начале сентября 1939 г., а немцы ударили по ней лишь в мае 1940 г. – не через 15 дней, необходимых для мобилизации, а через 8 месяцев! Войска Франции и её союзников были в полной организационной и боевой готовности. К тому же они превосходили немцев и численно (147 дивизий против 136 немецких), и по числу танков и самолётов.

Тем не менее, немецкая армия разгромила союзников практически в течение двух недель, чего с Красной Армией не произошло. Даже те поражения, что потерпели войска прикрытия границы СССР, потребовали и более длительных сроков и не были столь полными.

Отсюда, т. Подосинников, можно сделать вывод, что приведение войск в боевую готовность ведёт армию к поражению. Но это конечно не так. Просто этот фактор, так раздуваемый Жуковым, был тогда на самом деле столь малозначительным, что сам по себе не определял ни победу, ни поражение.

Смотрите. Полную боевую готовность войска приобретают, когда они в обороне окопались за минными и проволочными заграждениями, а в наступлении – когда развернулись в боевую линию. Чтобы привести войска в эту готовность надо знать, где противник, где он ударит и какими силами, либо где он занял оборону. Для этого надо сблизиться с противником. Но как это сделать до войны?

Только умом полководца. Если попался толковый полководец, то проанализировав тысячи и тысячи составляющих (военных, политических, географических, климатических, экономических, этнических и пр.), он может догадаться, где именно враг нанесёт удар и расположит именно здесь свои войска с тем, чтобы их боевая готовность, которая включает и их численность, была достаточной для нанесения врагу поражения. У побед и поражений есть много составляющих, и полководческая составляющая имеет среди них немалое значение.

В 1940 г. французские полководцы решили, что немцы ударят на севере и для их встречи подготовили здесь самые мощные и лучшие силы (около 40 дивизий). Немцы поняли, что французы так подумали, и нанесли по этим силам удар через Бельгию силами всего 29 дивизий, а 45 дивизий (в их числе 7 танковых) прошли южнее через считавшиеся французами непроходимыми Арденские горы, разгромили две слабые французские армии, ворвались вглубь Франции, там развернулись на север и окружили группировку войск союзников, ждущую их на севере из Бельгии. Война была сделана, французы капитулировали.

75
{"b":"1169","o":1}