ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Приведённое свидетельствует о том, что значительная часть войск была своевременно, ещё с весны 1941 г. развёрнута к границе. В середине июня начался новый этап развёртывания войск под видом лагерных сборов и учений. Это развёртывание, судя по всему, проводилось под руководством командования приграничных военных округов и слабо контролировалось Наркоматом Обороны. Наиболее организовано оно было проведено в Прибалтийском особом военном округе, которым командовал в то время генерал-полковник Ф. И. Кузнецов. Хуже всего и бесконтрольно со стороны командующего оно прошло в ЗапОВО у Д. Г. Павлова, впоследствии за это расстрелянного.

Этот вывод подтверждается и высказываниями немецких историков. Фон Бутлар, например, в очерке «Война в России», в книге «Мировая война 1939—1945 годы» писал: «Критически оценивая сегодня пограничные сражения в России, можно прийти к выводу, что только группа армий „Центр“ смогла добиться таких успехов, которые даже с оперативной точки зрения представляются большими. Лишь на этом направлении немцам удалось разгромить действительно крупные силы противника и выйти на оперативный простор. На других участках фронта русские повсюду терпели поражение, но ни окружить крупных сил противника, ни обеспечить для моторизованных соединений достаточной свободы манёвра немцы не сумели. Группы армий „Север“ и „Юг“ продвигались, как правило, тесня искусно применявшего манёвренную оборону противника, и на их фронтах даже не наметилось никаких возможностей для нанесения решающих ударов».

Это Бутлар даёт обзор военных действий немцев по состоянию на середину июля 1941 г. Важное свидетельство стойкости ПриОВО (с 22.06.1941 г. Северо-Западный фронт, с 10.07.1941 г. – в составе Северо-Западного стратегического направления под командованием К. Е. Ворошилова) дал К. Типпельскирх в своей «Истории Второй мировой войны»: «Войска противника под командованием маршала Ворошилова с самого начала имели глубоко эшелонированное расположение … Очевидно, противник был осведомлён о большом сосредоточении немецких соединений в Восточной Пруссии … уничтожение крупных сил противника, как это намечалось, не было осуществлено … Убедительным было упорство противника, поражало количество танков, участвовавших в его контратаках. Это был противник со стальной волей, который безжалостно, но и не без знания оперативного искусства бросал свои войска в бой».

Я против того, чтобы делать Г. К. Жукова одним из главных виновников, допустивших то, что многие войска на границе были застигнуты врасплох. Он был новым человеком в Генштабе, ещё не вошёл по настоящему в курс дела, не имел должного авторитета, как генштабист, чувствовал себя, похоже, неуверенно. Но вина Наркомата Обороны в целом, в том числе Генштаба, в трагическом для нас развитии событий начала войны, очевидна. С. К. Тимошенко чувствовал всю жизнь непростительную вину за собой. Не случайно он не оставил после себя никаких мемуаров, не стал оправдываться. Проводя серьёзные мероприятия по повышению боеспособности и боевой готовности войск на западной границе, Наркомат Обороны не контролировал должным образом исполнение этих мероприятий. И был, как и сам Сталин в полной уверенности в том, что сил на границе достаточно для отпора любой агрессии.

Доказательство несостоятельности утверждений о том, что предупреждение о возможном нападении фашистской Германии на СССР было направлено в войска по указанию Сталина лишь поздно вечером 21 июня 1941 г., будет неполным, если не перечислить хотя бы несколько из тех мероприятий, которые только в последние 2 месяца перед войной были осуществлены лично Сталиным или по его указанию.

6 мая 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета Сталин назначается Председателем Совнаркома, вся полнота исполнительской власти в СССР сосредотачивается в его руках.

В эти же первые майские дни 1941 г. штабы приграничных военных округов получают оперативную директиву Наркомата обороны, в которой определяются задачи войск округов на случай внезапного нападения Германии на СССР. Авиацию предписывалось держать в готовности к передислокации на полевые аэродромы. (И. Х. Баграмян «Так начиналась война» ВИМО, М., 1971, стр.62).

13 мая правительством предписывается Наркомату обороны переместить к границе из внутренних военных округов 5 общевойсковых армий.

14 мая Нарком Обороны издаёт приказ о досрочном выпуске курсантов военных училищ и слушателей военных академий последних курсов и немедленной отправке их в войска.

15 мая 1941 г. Нарком Обороны и начальник Генштаба представляют Председателю совнаркома И. В. Сталину план стратегического развёртывания Вооружённых сил СССР на случай войны с Германией с предложением нанести упреждающий удар по сосредоточенным у наших границ немецко-фашистским войскам.

24 мая этот план обсуждается на расширенном заседании Политбюро ЦК ВКП(б) с привлечением высшего комсостава приграничных военных округов, в том числе и командующих ВВС этих округов.

27 мая генштаб РККА даёт указание западным приграничным военным округам срочно строить фронтовые командные пункты и 19 июня вывести на них соответствующий комсостав.

Сталин не мог не думать о высокой степени вероятности того, что Англия, а возможно, и США, могут пойти на военный союз с фашистской Германией против СССР. В мае 1941 г. не мог не озаботить руководство СССР перелёт Рудольфа Гесса в Англию, и, надо полагать, цель этого перелёта Сталину была ясна. Даже в момент нападения на СССР гитлеровцы не исключали союз с Англией, чего и опасался И. В. Сталин. Ф. Гальдер в своём дневнике 22 июня 1941 г. среди важнейших событий отметил и вот это: «Вопрос о готовности Англии к соглашению с нами он (статс-секретарь МИД Германии Вейцеккер) оценивает следующим образом: имущие классы Англии будут стремиться к соглашению, которое предоставило бы нам свободу действий на Востоке, при условии, конечно, что с нашей стороны последуют уступки в вопросе о Бельгии и Голландии. Если это направление возьмёт верх (для поддержки этого направления Гесс и перелетел в Англию 10 мая – В.Ф.), то Черчиллю придётся уйти в отставку».

Следя за всеми происками врагов великой России-СССР, готовя страну к неизбежной войне с гитлеровцами, предупреждая руководство армии о том, что враги могут спровоцировать СССР на военное выступление и затем представить его всему миру агрессором, Сталин всё же был уверен, что войска западных приграничных округов начеку, что сил там достаточно для того, чтобы дать должный отпор агрессорам.

Известно и другое, о чём умалчивают нынешние фальсификаторы истории. 19 июня 1941 г. западные приграничные военные округа и флоты получили строгий приказ о повышении боевой готовности. Читаем у маршала А. М. Василевского в его мемуарах «Дело всей жизни» (М., ИПЛ, 1988, стр. 114): «… 19 июня эти округа получили приказ маскировать аэродромы, воинские части, парки, склады и рассредоточить самолёты на аэродромах». Маршал М. В. Захаров в книге «Генеральный штаб в предвоенные годы» на стр. 263: «Приказом НКО от 19 июня войскам предписывалось замаскировать аэродромы … а также рассредоточить самолёты на аэродромах». Контр-адмирал А. Г. Головко, командующий Северным флотом, в книге «Вместе с флотом»: «19 июня. Получена директива от Главного морского штаба – готовить к выходу в море подводные лодки … Приказал рассредоточить лодки по разным бухтам и губам». Или вот ещё важное у Головко: «… 17 июня 1941 года. Около четырнадцати часов … над бухтой и Полярным только что прошёл самолёт с фашистскими опознавательными знаками … Поднятые в воздух по моему приказанию дежурные истребители не догнали гитлеровца … Побывав на батареях, я задавал командирам один и тот же вопрос: почему не стреляли, несмотря на инструкцию открывать огонь? Получал один и тот же ответ: не открывали огня из-за боязни что-либо напутать». А. И. Покрышкин в книге «Познай себя в бою» свидетельствовал о том, что с начала июня 1941 г. эскадрилья истребителей МиГ-3 его полка уже несла боевое дежурство на полевых аэродромах вблизи границы, а одно из звеньев 19 июня даже обстреляло нарушителя границы – немецкий Ю-88, пытаясь посадить его на нашей территории.

79
{"b":"1169","o":1}