ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И он дал команду 28 генералам подготовить свои соображения о методах ведения различных военных операций. Из подготовленных работ для доклада на Совещании было отобрано 5, и начальник Генштаба К. А. Мерецков начал Совещание докладом о боевой подготовке РККА.

Соображения о методах проведения фронтовой наступательной операции доложил командующий Киевским особым военным округом генерал армии Г. К. Жуков; о завоевании господства в воздухе во время этой операции – начальник Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенант П. В. Рычагов; об оборонительной операции – командующий войсками Московского военного округа генерал армии И. В. Тюленев; о прорыве механизированных соединений – командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д. Г. Павлов и о бое стрелковой дивизии в наступлении и обороне – генерал-инспектор пехоты генерал-лейтенант А. К. Смирнов.

По каждому докладу были выступления участников Совещания, которые подытожил докладчик. Общий итог подвёл маршал С. К. Тимошенко.

В Совещании 21—31 декабря 1940 г., должно было участвовать 4 маршала (К. Е. Ворошилов отсутствовал), 254 генерала и 15 полковников (на должностях командиров дивизий). По докладам было сделано 74 выступления, правда некоторые участники выступали по несколько раз. В отличие от съездов КПСС, где секретари обкомов в своих речах били поклоны очередному генсеку, Сталин был упомянут менее 10 раз, причём, в основном, в связи со ссылками на распорядительные документы ВКП(б) по военным вопросам, т. е. Совещание было довольно деловым, хотя были и выступления типа «раз я уже здесь, то надо залезть на трибуну, чтобы начальство меня не забывало».

По отдельному выступлению, конечно, трудно сделать оценки, но когда их много, то вырисовывается некий образ военной мысли, с которой советский генералитет собрался противопоставить врагу миллионы советских солдат и командиров.

Доклад Рычагова

Доклад П. В. Рычагова «Военно-воздушные силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе» действительно резко выделялся на Совещании. От чтения доклада остаётся впечатление, что его написал профессор и, вдобавок, штатский. Тон доклада исключительно поучающий, причём, неизвестно кого. Через весь доклад проходят безадресные «надо …, необходимо …, надо …, необходимо», без малейших указаний, как это «надо» достичь и кто отвечает за это «надо». Вместо показа методов, которыми ВВС достигнут победы, даны благие пожелания и напутствия, которые, якобы, приведут к победе.

Военные в принципе не представляют себе никакой план или метод, чтобы при этом не акцентировать внимание на управлении – на том, кто командует и кто отвечает.

Г. К. Жуков в своём докладе, к примеру, конкретизировал работу штабов до таких мелочей: «… на штабе армии (идущей в прорыв – Ю.М.) лежит обязанность изучать опыт боёв, учитывать всё новое и принимать все меры к их реализации». Д. Г. Павлов в своём докладе даже отвёл целую главу – «Места штабов».

Дело в том, что план или метод – это перечень и последовательность операций. Сам командир этих операций не проводит – их проводят его подчинённые. Поэтому для военного человека план или метод – это рассказ о том, каким подчинённым он поручил отдельные операции плана и в какой последовательности.

А генерал авиации П. В. Рычагов в своём докладе на эти военные «глупости» чихнул. Сообщив, что по его расчётам наступательную операцию будут поддерживать 4000 самолётов, базирующихся на 160 основных и 80 запасных аэродромах, поставив этим самолётам десятки самых различных задач («надо»), он не сообщил, кто конкретно всей этой армадой командует, в каких вопросах и кто за что отвечает.

У него, как у настоящего генерала, тоже есть глава «7. Управление авиацией во фронтовой наступательной операции», но в ней рассматривается не кто за что отвечает, а менторским тоном участники Совещания поучаются, в чём заключается управление вообще. Вместо того, чтобы показать методы, которыми он, Рычагов, во фронтовой операции обеспечит победу, П. В. Рычагов как бы сообщил участникам Совещания, что он передаёт командующему ВВС наступающего фронта 4000 самолётов вместе со своим напутствием, а этот командующий потом эти методы всем покажет.

Единственный раз, когда он пытается сам показать свои управленческие методы решения конкретной задачи, они бросаются в глаза своей несуразностью. Процитирую:

«3. Прикрытие войск и тыла

В современной операции охрана войск и тыла от воздушного нападения противника является одной из сложнейших и ответственнейших задач.

Общая система ПВО армии, фронта и глубокого тыла страны должна быть построена так, чтобы ни один из самолётов противника, прорвавшийся во фронтовой тыл, не могла безнаказанно выполнить своей задачи.

При полёте к цели и возвращении на свою территорию противник должен быть, кроме воздействия на него зенитной артиллерии, несколько раз атакован истребителями на разных участках его полёта. (Истребителями каких частей? – Ю.М.)

Решение этих задач требует прямой надёжной связи истребительных аэродромов с командными пунктами и постами ВНОС. (От кого требует? – Ю.М.)

Обеспечение своих войск от нападения воздушного противника должно производиться во все этапы наступательной операции. Прикрытие войск и территории фронта должно быть построено таким образом, чтобы обеспечить перехват авиации противника на любом направлении и достигнуть нарастания сопротивления по мере проникновения авиации противника в глубину. (Кем «должно»? – Ю.М.)

За организацию противовоздушной обороны в районе армии отвечает командующий ВВС армии, который должен быть обеспечен прямыми проводами со всеми истребительными штабами и системой ВНОС своей армии.

Командующий ВВС фронта следит за организацией ПВО армии. Организует истребительную оборону фронтового тыла, увязывая это с расстановкой зенитной артиллерии и организацией системы постов ВНОС.

Истребительная авиация фронта, прикрывающая сосредоточение своих войск, действует в основном способами дежурства на аэродромах и засад на земле.

На наиболее угрожаемых направлениях может быть организовано патрулирование в воздухе. Однако способ патрулирования в воздухе, несмотря на большой расход сил и средств, придётся изредка применять, а особенно в прикрытии станций выгрузки войск и при переправах. В некоторых случаях придётся прикрывать особо важные мосты, железнодорожные узлы, а иногда и районы скопления войск. При организации патрулирования в воздухе необходимо иметь резерв истребительной авиации на земле для того, чтобы при завязке крупного воздушного боя решить его участь в нашу пользу».

Давайте представим себе конкретный пример и попробуем его решить методами Рычагова. Предположим, что пост Воздушного наблюдения обнаружения и связи (ВНОС) увидел, что со стороны противника к расположению наших войск приближается большая группа вражеских бомбардировщиков. Пост ВНОС докладывает об этом «истребительным аэродромам» (каким из сотни?) и «командным пунктам». Командным пунктам кого? Ведь если бомбардировщики летят бомбить «район армии», то звонить по «прямому проводу» в «истребительные штабы» (которые упоминаются первый и последний раз без объяснения откуда они взялись и что это такое) должен командующий ВВС армии. А если они летят бомбить тылы фронта, то звонить в «истребительные штабы» должен командующий ВВС фронта. Но как узнать, кому из двоих командующих поднимать в воздух свои истребители до момента, пока враг не начнёт бомбить? Лучший способ дезорганизовать управление – назначить на одну задачу двух ответственных.

Вот этот детский лепет, произнесённый авторитетным тоном, показал присутствовавшим, что командование ВВС РККА не представляет себе, как управлять авиацией в по-настоящему большой операции при сильном противодействии противника. И, к сожалению, критика доклада П. В. Рычагова пошла по этому направлению – выступающие пытались помочь Рычагову организовать управление авиацией, в большинстве своём не догадываясь, что они берутся за решение нерешаемой задачи.

82
{"b":"1169","o":1}