ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У немцев с их развитой радиосвязью взаимодействие действительно было. Станции авианаведения Люфтваффе постоянно находились с теми наземными войсками, которые вели бой. И как только возникала потребность в авиации, то эти станции, по требованию ведущего бой командира сухопутных войск, немедленно вызывали пикировщиков, которые часто ожидали этого вызова уже в воздухе, и те, уже через несколько минут, бомбили не кого найдут, а того, кого укажет ведущий бой командир. Вот это – взаимодействие!

Ещё вопрос. Если пулемёты, пушки, батареи противника обнаружены и видимы, то свои артиллеристы могут считанными снарядами к ним пристреляться и одним снарядом уничтожить. Но ведь противник не дурак, он так маскирует свои средства боя, что с земли их очень трудно обнаружить, можно только предположить район, из которого ведётся огонь. Тогда артиллеристы обязаны снарядами перепахать весь этот район. Это и время, и огромный расход снарядов.

Генерал армии Д. Г. Павлов, доказывая экономичность танка, привёл справочные данные по расходу снарядов к полевой артиллерии в РККА при стрельбе без корректировки огня. Для подавления одного пулемётного гнезда требуется 76-мм снарядов – 120 шт. Или 80 снарядов 122-мм гаубицы. Для подавления гаубицами противотанковой пушки таких снарядов требуется 90 шт. Для подавления батареи (4 орудия) требуется до 700 шт. снарядов калибра 152-мм. По весу, кстати, это в 6 раз больше, чем весят 4 немецкие 105-мм гаубицы.

А вот если огонь по такой батарее корректируется, то, не то, что для подавления батареи (когда она прекращает огонь), а для её полного уничтожения двух десятков 152-мм снарядов с избытком хватит.

Но в бою эти батареи всегда размещались на закрытых позициях (в низинах, за лесом и т. д.), т. е. с земли их никогда не было видно. А вот с воздуха их не укроешь и корректировать по ним огонь с воздуха, как говорится, сам Бог дал. Но это Бог дал немцам, так как у них радиосвязь была и в воздухе и на земле. А у нас?

И П. В. Рычагов в «задачи авиации при поддержке войск» задачу корректировать огонь артиллерии вообще не ставит. Зачем? Ведь СССР богатый, он в родную армию родным генералам поставит много самолётов, пушек, снарядов и пушечного мяса. Это такие у нас были до войны командующие ВВС, сколько их не меняли.

Кстати, один раз про реальное взаимодействие авиации и наземных войск П. В. Рычагов всё же сказал своё очередное «надо»: «… научить пехоту, танковые части и конницу обозначать свои расположения полотнищами, цветными дымами и другими средствами … чтобы облегчить работу авиации и избежать бесполезных потерь». (По Рычагову, потери бывают и полезные).

В связи с этими дымами я вспомнил эпизод, рассказанный Рокоссовским о его приключении вместе с Жуковым летом 1942 г.:

«Наблюдая за боем, мы все находились вне окопов. И вот, увидев что к нам с тыла подлетает десятка наших штурмовиков, я предложил спрыгнуть всем в окоп. И только мы успели это сделать, как увидели летящие на наши головы реактивные снаряды, выпущенные штурмовиками. Весь этот груз усыпал окоп спереди и сзади. Раздалась оглушительная серия взрывов, посыпались комья земли и грязи. Просвистели осколки, которые даже после разрывов падали сверху. К счастью для нас, этим всё и обошлось. Но больше других „пострадал“ командующий ВВС, которому сильно досталось от Жукова».

Спрашивается, при чём здесь командующий ВВС, если предвоенный начальник Генштаба Г. К. Жуков палец о палец не ударил, чтобы обеспечить войска и ВВС радиосвязью? Чтобы наши штурмовики не летали беспомощно над полем боя, тщетно пытаясь найти хоть кого-то, по кому можно было бы выпустить боекомплект, чтобы не везти его на аэродром. Небось Жуков забыл, как Рычагов его учил «цветными дымами» себя обозначать? «Бесполезной» потерей решил стать? Единственное умное слово в своём часовом докладе сказал П. В. Рычагов, а Жуков и этого не запомнил. Спасибо – Рокоссовский на Совещании не спал …

Набор пустых слов

Наверное доклады к Совещанию всем докладчикам готовили штабы (маршал Баграмян, к примеру, сообщает, что Жукову доклад готовил он, когда служил у Жукова в Киевском ОВО в оперативном отделе штаба). То есть, доклад П. В. Рычагова – это вряд ли отсебятина самого Рычагова, тем более, что в нём всё разложено с канцелярской пунктуальностью – разбито на главки, разделы и пунктики – в отличие, скажем, от доклада Жукова, где всё идёт сплошным текстом. Неужели никто из готовящих доклад не понимал, что без радиосвязи командовать ВВС невозможно, а значит невозможно планировать никакие операции?

Тем не менее, доклад бодрый, а вместо плана боевых действий заполнен в принципе правильными вещами, но такими банальными (общеизвестными), что провозглашение их на подобном Совещании иначе, чем глупостью, назвать нельзя. Вот, скажем, Рычагов учит:

«5. Воздушная разведка

Воздушная разведка – важнейшее условие обеспечения успеха действий наземных войск и авиации. Без разведки успешное осуществление современной операции немыслимо.

Она ведётся всеми без исключения видами авиации как специально разведывательной, так и боевой. Воздушная разведка даёт результаты только тогда, когда она ведётся непрерывно, целеустремлённо, организованно, при чёткой и конкретной постановке задач …»

Чем Жуков восхитился – этим? А что, в полковой школе он не слышал эти общие требования к разведке от своего фельдфебеля, когда тот делал из него младшего унтер-офицера?

И наконец Рычагов итожит:

«Заканчивая свой доклад, в итоге должен отметить:

1) современную наступательную операцию без мощной авиации проводить невозможно;

2) основное условие, обеспечивающее успех современной наступательной операции, это завоевание господства в воздухе;

3) такое же значение имеет и непрерывная поддержка наземных войск, способствующая быстрому разгрому врага;

4) надо добиться чёткого взаимодействия авиации с наземными войсками в бою и операции, отработать вопросы управления авиацией и организации её тыла;

5) отработать вопросы подготовки аэродромной сети и вопросы снабжения при быстром продвижении армии вперёд;

6) восстановление убыли самолётов в операции является одним из важных условий сохранения наступательной возможности фронта и должно быть решено широким применением полевого ремонта;

7) учитывая огромный расход боеприпасов и горючего авиацией фронта, командующий фронтом и командующий ВВС должны непрерывно заботиться о пополнении и накоплении запасов».

Кому «добиться»? Кому «отработать»? Кому «решить»? Пустые слова … Как на основе этих выводов представить себе метод завоевания господства в воздухе? И ни слова о радиосвязи, ни слова о том трагическом положении, в котором накануне войны находятся вверенные ему Военно-воздушные силы РККА.

Строго говоря, слово «радио» в его докладе всё же звучало. Целых два раза. Один раз, когда вначале он описывал состояние военной авиации во всём мире, то сообщил, что «уже сейчас авиация многих стран имеет хорошее радионавигационное оборудование, позволяющее производить полёты в любых условиях (ночью, в непогоду и туман)», но какое это имеет отношение к ВВС РККА не сообщил. Второй раз он учил сухопутные войска: «В подготовительный этап с целью маскировки предстоящего прорыва использование радиосвязи должно быть сведено к минимуму и центр тяжести перенесён на проволочную связь и самолёты». О радиосвязи в ВВС это всё.

Кем был П. В. Рычагов? Дурак или … А какая разница теперь? Он, с командующими ВВС до него, подготовил трагедию ВВС РККА 1941 г.

Наверное генерал-полковник Решетников со мною не согласится и сделает предположения, что может Рычагов к Сталину ходил, да дурак Сталин его не понял или, дескать, Сталин любого за умное слово сразу же расстреливал, поэтому Рычагов Сталину про радиосвязь и говорить боялся. Давайте рассмотрим и эту версию.

85
{"b":"1169","o":1}