ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сталин и радиосвязь

Наш постоянный автор К. В. Колонтаев написал:

Уважаемый Юрий Игнатьевич! В связи с циклом ваших статей о танках, авиации и радиосвязи как важнейшем средстве управления и взаимодействия между ними, хочу привести выдержку из статьи А. А. Туржанского «Во главе Советской авиации» в сборнике «Реввоенсовет нас в бой зовёт» – М., Воениздат, 1967, с. 186—187.

«В 1931 г. меня назначили командиром авиабригады Научно-испытательного института ВВС. В середине июня 1931 главком ВВС П. И. Баранов сообщил мне, что в ближайшие дни Центральный аэродром посетят члены Политбюро во главе со Сталиным и будут знакомиться с авиационной техникой.

Самолёты я выставил на юго-восточной окраине аэродрома: истребители И-4, И-5, французский «Потез», чешский «Авиа», далее разведчики, лёгкие бомбардировщики Р-5, тяжёлый бомбардировщик ТБ-1.

Около полудня на аэродром въехала вереница автомашин. Гости пешком двинулись к самолётам. Ворошилов приказал сопровождать всех и давать необходимые пояснения.

Я предложил осмотреть сначала самолёт И-5. Сталин по стремянке поднялся в кабину, выслушал мои пояснения и вдруг спросил:

– А где здесь радио?

– На истребителях его ещё нет.

– Как же вы управляете воздушным боем?

– Эволюциями самолёта.

– Это никуда не годится!

На выручку поспешил инженер по радиооборудованию. Он доложил, что опытный экземпляр рации имеется, но проходит пока лабораторные испытания. Сталин сердито взглянул на Орджоникидзе и Баранова, потом повернулся ко мне.

– Показывайте дальше!

Следующим был французский самолёт «Потез».

– А у французов есть радио? – поинтересовался Сталин.

Мой ответ был отрицательным.

– Вот как! – удивился он. – Но нам всё равно нужно иметь радио на истребителях. И раньше их.

Затем мы подошли к самолёту Р-5. Сталин опять спросил:

– Здесь тоже нет радио?

Я отвечал, что на этом самолёте имеется рация. Если угодно, то можно поднять самолёт в воздух, и тогда гости могут с земли вести разговор с экипажем.

Настроение Сталина несколько поднялось. Он вроде бы даже пошутил:

– А вы не обманываете? Покажите мне радиостанцию …».

Заметьте о каком годе идёт речь – 1931! И главное, сколько же брехни должен был выслушать Сталин от руководителей ВВС РККА, чтобы не верить и в случае, когда обмануть невозможно, и лично щупать радиостанцию – не обманывают ли снова?

Так что любые предложения по совершенствованию радиосвязи в ВВС РККА Сталин бы понял с полуслова и принял бы немедленные меры – последние штаны бы снял, но закупил бы радиостанции. И то, что он этого не делал, объясняется только тем, что руководство ВВС непрерывно «вешало ему лапшу на уши», что у нас в РККА с радиосвязью всё отлично!

Теперь по поводу того, что Сталин за умное слово мог расстрелять.

В нашей истории той войны есть маршал, карьера которого затмила карьеру фельдмаршала Роммеля и вполне годится для книги рекордов Гиннеса. Это Главный маршал авиации А. Е. Голованов. В начале 1941 г. он был лётчиком гражданского воздушного флота, т. е. не имел никакого воинского звания. А в августе 1942 г. он стал маршалом авиации. Если считать от рядового, то за один год – 16 воинских званий!

У нас об уме человека обычно судят по количеству образования, особенно если оно ещё и с каким-либо отличием. Это не совсем правильно, тем не менее, и по этому формальному показателю у Голованова всё в порядке. До войны и в ходе войны он никакого военного образования получить, естественно, не мог, не успевал. Был практиком. Но после войны он, Главный маршал авиации, заканчивает Академию Генерального штаба – самое высшее учебное заведение у военных, – причём факультет сухопутных войск, причём с редкой для этой Академии золотой медалью. После чего заканчивает «Полевую академию» – курсы «Выстрел» и снова с отличием. Но Сталина он не ругал, а в хрущёвских Вооружённых Силах было достаточно и тех генералов и маршалов, что угодливо ругали. Поэтому Голованова в конце концов из армии выперли. Тогда он заканчивает Институт иностранных языков, получив диплом переводчика с английского.

Но Голованов был не единственным умным человеком в СССР и даже в Гражданском флоте. Как же Сталин его нашёл и в связи с чем так быстро оценил?

Голованов летал до войны на транспортно-пассажирском самолёте американского производства Си-47 и очень быстро освоил технику полётов при любой погоде. Узнав, что в ВВС ночью не летают, он предложил Рычагову организовать учебное подразделение, где бы он научил военных лётчиков летать по приборам. Вы наверное не удивитесь, куда Рычагов послал Голованова с его предложением, со словами: «Много вас тут ходит со всякими предложениями». Занят был товарищ Рычагов проблемами завоевания господства в воздухе. Тогда Голованов решил найти того, кто занят меньше Рычагова, и написал Сталину. Действительно, время для вопроса о полётах военной авиации при любой погоде у Сталина нашлось. Голованов получил звание подполковника и учебный полк, с которым начал войну и свою командирскую карьеру. Но в возможностях ВВС РККА летать ночью он сильно ошибался. Дадим слово генерал-полковнику Решетникову, поскольку тут он, похоже, понимает, о чём пишет:

«Всё дело в том, что самолёты Си-47, на которых он летал, имели на борту мощные приёмно-передающие радиостанции, а главное – радиокомпасы „Бендикс“, действительно позволяющие с высокой точностью пеленговать работающие радиопередатчики и, таким образом, безошибочно определять своё место на маршруте полёта. Бомбардировщики же ДБ-3 и Ил-4, экипажи которых намеревался обучать Голованов, были оборудованы всего лишь маломощными, с очень слабой избирательностью, радиополукомпасами РПК-2 „Чайка“, с помощью которых удавалось, иной раз, определить весьма приблизительно всего лишь ту сторону, где работала радиостанция (справа или слева), да, кроме того, выйти на неё по прямой, если она лежала по курсу полёта, и получить отметку точки её прохода. Ни о какой пеленгации по РПК тут не могло быть и речи. Не менее важные навигационные функции на советских бомбардировщиках несла и бортовая радиостанция РСБ-1, но слабенькая, а сеть пеленгаторных баз и радиомаяков была в те годы весьма скромной и обеспечивала, главным образом, аэрофлотские трассы, по которым чаще всего и летал Голованов, но по которым, как известно, военные лётчики не летают».

Вы смотрите, оказывается до войны руководители Гражданского воздушного флота сумели оборудовать свои самолёты (Си-47 производился в СССР по американской лицензии и имел наше название Ли-2) лучше, чем советские бомбардировщики, и поставили для полёта своих самолётов радиомаяки по всей территории. А чем же тогда занимались командующие ВВС, все эти невинно пострадавшие жертвы: Алкснис, Локтионов, Смушкевич, Рычагов? Разумеется, кроме того, что получали деньги, квартиры, машины, дачи и т. д.?

Так что если бы Рычагов пришёл к Сталину с предложением улучшить радиосвязь ВВС, то Сталин бы его сильно зауважал. Но Рычагов не пришёл …

Ещё вопрос – самолёты Си-47 гражданские, вот американцы к ним и поставляли радиостанции, а к военным самолётам они, может быть, их бы и не продали. Ответ. Во-первых, за деньги они продали бы и мать родную (разве что через подставную фирму), во-вторых, тогда бы мы купили радиооборудование у Гитлера.

Уж если мы сериями закупали в Германии то, что практически производили сами, скажем – зенитки, и только для того, чтобы быстрее перевооружить Армию, то уж радиооборудование для ВВС закупили бы безусловно. Если бы только о его потребности кто-нибудь сообщил!

Обсуждение доклада П. В. Рычагова

Как я уже написал выше, генералам-общевойсковикам была понятна полная беспомощность командования ВВС КА в планировании и осуществлении больших авиационных операций. Эта беспомощность была видна и раньше, особенно по действиям командования ВВС в походе по освобождению западных Украины и Белоруссии.

86
{"b":"1169","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь не помнит зла
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Голодное сердце
Аленушка и братец ее козел
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Дочь авторитета
Русский язык на пальцах
Гениально! Инструменты решения креативных задач