ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это не была оплошность. Я пытался тебе это сказать, но ты со своими детскими укорами меня просто не слышала, – серьезным тоном проговорил Томас. – У нас было два пути для общения. Ты же предпочла не знаться со мной вовсе.

– Что ты имеешь в виду? – смущенная его упреком, тихо задала вопрос Кэт.

– Мне нравилось быть с тобой. Я рассчитывал узнать тебя лучше. Думал, что и ты в этом заинтересована. Как видно, ошибся… Допускаю, что в ваших девичьих представлениях все несколько иначе, но я не считаю возможным принимать радикальные решения, прежде чем хорошо узнаю человека. Но если ты подозреваешь меня в том, что я просто хотел с тобой поразвлечься, это не так, Кэт, – серьезно заверил ее Том. – Такое времяпрепровождение не входит в круг моих увлечений.

– Прости. Мне очень жаль, что мы не поняли друг друга, – кротко отозвалась девушка.

– И мне жаль, – проговорил он, провожая журналистку до двери.

Они удрученно распрощались. Майк сделал несколько снимков сурового лица газетного магната, после чего оба в подавленном настроении отправились в редакцию, где подготовили материал к печати.

В «Осенней листве» Кэт ждала еще одна новость, которая повергла девушку в отчаяние. Бабушку известили о том, что ее операции откладывается по меньшей мере на три месяца в связи с тем, что штат бюджетной клиники вновь подвергли сокращению.

Кэт была в шоке, но бабушка призвала ее отнестись к этой новости по-философски, ведь никто не знает, чем чревато хирургическое вмешательство для столь пожилой пациентки.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Гул голосов, волнение, тревога, суета…

Никогда еще Кэт не просыпалась от такого гомона на своей лестничной клетке. Она оторвала голову от подушки и совсем не удивилась, обнаружив, что подушка опять мокрая. Такое теперь случалось постоянно. Кэт была уникальным существом, которое, рыдая, переживало свои беды во сне.

Девушка тряхнула головой и прислушалась.

До нее отчетливо доносились мужские голоса, можно было даже различить отдельные слова, но не более того. А затем все звуки перекрыл один-единственный знакомый баритон. Не было сомнений, кому именно он принадлежит. Тотчас раздался стук в дверь, настойчивый и чрезвычайно громкий. Протянув руку, Кэт включила лампу на прикроватной тумбочке и поднесла к заспанным глазам будильник.

Было начало девятого.

– Кэт! – раздался из-за двери голос Томаса Рассела. Затем он постучал вновь и выкрикнул: – Открой немедленно!

Кэт поднялась с постели и, бросив взгляд на свое отражение в зеркале туалетного столика, ужаснулась своему всклокоченному отражению.

– Н-не могу, – крикнула она в ответ, поспешно расчесывая спутавшиеся за ночь волосы.

– Открывай, я тебе говорю! – гаркнул на нее мужчина из-за двери.

– В такой ранний час?!

– Подходящий час. Не спорь из-за пустяков, – отозвался он.

Кэт медлила, но, услышав характерный хруст дерева, вздрогнула и прыгнула от страха обратно под одеяло.

– Я вхожу, – предупредил ее Томас, и она поняла, что дверь ее квартиры распахнулась.

Том решительно прошагал по коридору и остановился на пороге спальни.

Девушка смотрела на него испуганными красными глазами, натянув до подбородка одеяло.

– Как ты? – спросил он.

Кэт лишь недоуменно пожала плечами.

– А как твоя бабушка?

– Моя бабушка? – удивилась Кэт.

– Да. Как она?

– Что ты хочешь знать? – непонимающе переспросила она.

– Я хочу знать, как себя чувствует твоя бабушка? – терпеливо разъяснил он.

– И ты для этого ранним утром взломал дверь моей квартиры?

– Это важно, Кэт. Я вынужден был. Ты не отвечала на телефонные звонки. Надеюсь, на мой вопрос ты ответить в состоянии.

– Бабушка все так же… по-прежнему…

– Знаешь, я тут подумал… Я и раньше собирался тебе это предложить, но мы все отклонялись в наших препирательствах не в ту сторону, пока однажды все не вышло из-под контроля… В общем, я хочу, чтобы она жила с нами.

– То есть?

– Ну, это нормально… Она ведь твоя бабушка.

– Прости, Том… верно, спросонья, я просто не в состоянии сообразить, о чем ты говоришь, – промямлила Кэт.

– Я говорю о том, что мы будем жить вместе, а твоя бабушка – с нами. Тогда тебе не придется разрываться. По-моему, оптимальное решение нашей проблемы.

– Ее операцию вновь отложили, – не смогла удержаться от того, чтобы не пожаловаться, Кэт, и глаза ее вновь увлажнились.

– Забудь об этой очереди. Теперь я обо всем позабочусь. Ей сделают операцию так скоро, как только она будет к этому готова, – пообещал Том.

– Правда?

– Чистая.

– Я, наверное, ужасно выгляжу, – пробормотала она, прикрыв лицо ладонями.

– Ты восхитительно выглядишь для человека, который прорыдал всю ночь, – пошутил Том и крепко обнял ее.

– Я была к тебе чудовищно несправедлива, Томас. Мне так стыдно! – воскликнула девушка.

– Шшш… – прошептал он и погладил ее по голове, словно маленькую девочку. – Все забыто. Мы оба напортачили. Я старше, мне следовало быть мудрее. Но когда влюбляешься, становишься идиотом.

– Я думала, что разочаровала тебя, – пролепетала Кэт.

– Да. Первой влюбленности как не бывало, – ответил Томас. – Но зато, расставшись с тобой, я понял, насколько ты мне необходима, понял, что люблю тебя.

– В самом деле?

– В самом деле, – с улыбкой подтвердил он.

– Я тоже очень сильно люблю тебя, Томас, – призналась Кэт, прижимаясь к его груди мокрым лицом.

– Я был в этом уверен… А теперь успокойся, любимая. Все у нас с тобой будет хорошо.

23
{"b":"116917","o":1}