ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разъяренная Харон
Вторая половина Королевы
Девушка в тумане
Пакс
Доктрина смертности (сборник)
Чужие дети
Не все могут короли
Девушка, которая искала чужую тень
Серебряная ведьма
A
A

– Ты права. У меня к тебе дело. Но полезное можно сочетать с приятным. Иногда я так и поступаю. – Джейсон расцвел деланной улыбкой, коснувшейся только губ. Взгляд же его остался холодным и пугающе неподвижным. – Не будешь возражать, если я скажу, что ты сегодня выглядишь просто восхитительно?

– Даже без косметики и без прически? – съязвила Келли, давая понять, что не верит ни единому его слову.

Но он был вполне серьезен и рассматривал ее с видом знатока.

– Ты настоящий праздник для глаз, Келли. Нежная кожа с легким румянцем, длинные ноги, превосходная фигура, как я успел вчера заметить. Из худенькой девочки получилась роскошная, сексуальная женщина. И мне приятно думать, что под халатом у тебя ничего нет. Я не ошибаюсь?

Если бы Келли не была так взбешена, она бы испугалась. Лицо гостя зловещим образом изменилось. Он перестал походить на сдержанного цивилизованного бизнесмена, каким прикидывался весьма успешно, и превратился в нечто прямо противоположное. По его глазам Келли поняла, что он способен на самые безрассудные поступки. Ей стало неуютно под раздевающим взглядом Джейсона.

– Прекрати немедленно, – потребовала она. – Не то я запрусь в спальне и не выйду оттуда, пока не облачусь в железные доспехи!

– Зачем же такие крайние меры? Мы просто беседуем. Если опасаешься, что я на тебя наброшусь, то можешь не волноваться. – Джейсон говорил вроде бы равнодушно, но на виске у него билась тоненькая жилка.

Келли смотрела на нее, не отрываясь. К своему стыду, она ощущала сильное волнение в крови, давно забытое и неуместное в данных обстоятельствах. Она и сама это понимала, но поделать ничего не могла ни с налившейся грудью, ни с участившимся дыханием, ни с глазами, загоревшимися лихорадочным огнем. Если бы она могла видеть себя со стороны, то ужаснулась бы. Она капитулировала перед Джейсоном, едва он начал заигрывать с ней.

Да, он ее хочет. Этого ему не скрыть, да он и не собирается. Наоборот, заметив пристальный взгляд Келли, смазливый негодяй вынул руки из карманов, чтобы стала заметней впечатляющая выпуклость под брючной молнией. Джейсон как бы давал понять, что да, она для него по-прежнему желанна и он готов пойти ей навстречу. Только это не означает ничего такого, о чем стоило бы задуматься всерьез.

Будь на его месте кто-либо другой, Келли, пожалуй, махнула бы рукой на условности и приличия. Это было не в ее правилах, но уж больно хотелось ощутить сейчас силу мужской страсти. Но с Джейсоном она уже однажды совершила ошибку, и повторять ее было бы глупо. Вторично Келли не позволит ему унизить себя. Лучше сменить тему, пока разговор не завел куда не надо.

– Так что у тебя за дело ко мне?

В глазах Джейсона мелькнули веселые искорки. Деловитость тона Келли в сочетании с явной взволнованностью его присутствия выглядели смешно. Он слегка расслабился.

– Неужели Алан не доложил? Когда я уходил, он как раз бросился к телефону.

– Что он мог доложить, если ему и самому ничего не известно? – устало возразила Келли. – Ты не сказал ему всей правды. Думаю, неотложное дело тобой просто выдумано. Только вот зачем? Почему ты не подписал контракт на утренней встрече?

Гримасу, появившуюся на лице гостя, можно было прочесть двояко: не то он не сошелся с Аланом в цене, не то просто раскапризничался.

– Мне так захотелось. Этого вполне достаточно. Других объяснений у меня нет.

– Я так и думала, – с горьким удовлетворением констатировала Келли. – Тебе плевать на то, что у моего босса с тобой связаны определенные надежды и планы. Ты просто не намерен сегодня заниматься делом, правда?

– А зачем же я сюда пришел?

У нее уже был готов ответ.

– Поиздеваться надо мной всласть. Как будто тебе мало того унижения, которое я пережила десять лет назад.

Джейсон нахмурился.

– Минуточку. Это я пережил настоящее унижение, когда ты меня предала. А я так тебе верил!

– Да брось ты! Это ведь ты ни словечком не обмолвился о своей невесте. Скажи-ка, кто кого выгнал из дому вместо того, чтобы проявить обещанную заботу? – Она победно взглянула на него. – Молчишь? То-то. Я ни в чем перед тобой не виновата. Из нас двоих предатель – ты!

Ее заявление только усугубило замешательство Джейсона. Келли не выглядела виноватой. Воинственный вид, который она приняла, делал ее похожей на богиню возмездия. Не хватало только обнаженного меча для полноты картины. Никакого лукавства в зеленых глазах, никакого трепета перед разоблачением.

Неожиданно Джейсону пришло в голову, что десять лет назад он сам совершил роковую ошибку. Вместо того чтобы обрушиваться на Келли с упреками, ему следовало поговорить с ней и выслушать ее объяснения. Впрочем, и сейчас не поздно это сделать.

– Ты действительно не понимаешь, почему я тогда приказал тебе убраться из моего дома?

– Из-за Нетты, полагаю, – пожала плечами Келли, старательно делая вид, что ей наплевать на столь давнее событие. – Она мне прямо заявила, что ты будешь принадлежать ей. А со мной у тебя только легкая интрижка. И, понятное дело, она должна скоро закончиться. Вот ты и попросил меня очистить территорию для законной владелицы.

Джейсон был явно удивлен, и Келли не находила сему факту разумного объяснения. Но предпочла не ломать голову над загадкой и, чтобы уколоть его посильнее, добавила:

– Хорошую же сцену ты разыграл тогда напоследок.

– Так… А мою версию не хочешь послушать?

– Валяй рассказывай, – махнула рукой Келли. – Интересно, какими высшими соображениями ты оправдаешь твое мерзкое поведение?

Кресло под Джейсоном недовольно скрипнуло, когда он поменял позу.

– Что касается Нетты, тут я, конечно, виноват. Надо было рассказать тебе о ней. Но и ты учти, что наша помолвка произошла как бы не всерьез. Заключена она была скорее между двумя семьями. Нетта промолчала. Я тоже не возражал… пока не встретил тебя, – уточнил Джейсон. – Но ты тоже хороша! Я застаю тебя в объятиях Стенли, на руке сверкает подаренный им браслет… Молчи! – закричал он, видя, что побледневшая Келли пытается что-то возразить. – Я не верил ему, когда он утверждал, что все женщины продажны по натуре. Мне казалось, что ты не такая. И что я увидел? – Не выдержав напряжения, Джейсон вскочил и заметался по комнате. – Ты обнимаешь его за шею в благодарность за безделушку и преспокойно лежишь обнаженная вместе с ним в постели. И после этого ты считаешь меня предателем? А кто тогда ты? Как тебя в таком случае следует называть?

– Не может быть. Этого просто не может быть, – бормотала Келли в полной растерянности. – Все, что ты сказал, полная чушь! Я никогда не позволяла Стенли не то что лечь рядом, а даже обнять себя. Он мне был неприятен. Мы даже поссорились. А уж принимать от него подарки я бы и подавно не стала. С какой стати?

Отчаяние, написанное на лице Келли, лучше всяких слов убедило Джейсона в ее искренности. Он наморщил лоб и пробормотал:

– Ничего не понимаю. Я все видел собственными глазами. Говорю не с чужих слов, и подозревать в обмане мне некого. Вот разве только… – Тут Джейсон пытливо посмотрел на Келли. – Ты сказала, что поссорилась с моим братом.

– Да. Он сделал мне неприличное предложение, а я отказала. Думаю, Стенли затаил на меня зло. Но тебе лучше знать, каков твой брат.

Энергичным кивком Джейсон подтвердил ее правоту. Стенли вполне мог подстроить Келли гадость, если она его отвергла. Джейсон вспомнил тот вечер во всех подробностях. Сейчас, задним числом, он лучше понимал причины случившегося с ним и с Келли. Оба стали жертвой злоумышленника.

Его действия пока были Джейсону неясны. Но со временем он непременно разберется, в чем было дело. Стенли отомстил Келли за обиду, разрушив заодно первую любовь младшего брата. Вряд ли он это планировал. Но от дополнительного эффекта месть его стала только слаще.

Джейсон представил отчаяние, в котором должна была находиться в тот ужасный момент Келли. Она осталась одна, без денег, без поддержки. От нее отвернулся единственный в мире человек, на помощь которого она рассчитывала. Ей некуда было идти, если только она не согласилась вернуться в кафе Эла и Моры. Как же она выжила?

18
{"b":"117","o":1}