ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне помог Джордж, – словно читая его мысли, пояснила Келли. – Он выписал мне чек на крупную сумму. Но не потому что хотел загладить твою вину. Он считал, что я заслужила премию за возвращение надежды семьи домой. Сначала я хотела разорвать чек. – Она невесело усмехнулась. – Потом подумала, что мне же будет хуже. Никто даже не заметит моего красивого жеста. Тогда я перестала хныкать и жалеть себя и двинулась вперед.

Джейсону было о чем поразмыслить. День принес ему немало сюрпризов. Но не все из них были неприятные. Он вновь сел в кресло и положил ногу на ногу.

– Подумать только, Джордж ни разу не обмолвился о роли, что сыграл в твоей судьбе! Ни разу не упрекнул меня! Это просто удивительно. Я бы так не смог.

Келли была согласна с ним.

– Он вообще особенный.

– Не буду отрицать, особенный, – согласился Джейсон и перевел разговор на другую тему. – Ты потратила его деньги с толком. Я знаю, что ты блестяще окончила университет.

– Вот как? Значит, ты мной интересовался. Зачем?

– После нашей встречи в ресторане я навел о тебе подробные справки. Особенно меня волновали мужчины в твоей жизни, – откровенно признался Джейсон. – Между прочим, я нахожу, что их было слишком много. Но с болью в сердце готов простить тебе всех.

Чрезвычайно ревнивый взгляд, брошенный им на Келли, заставил ее вспыхнуть. Она ощутила вину перед ним неизвестно за что и рассердилась и на него и на себя. Он не имеет права так смотреть, не имеет права расспрашивать, чем она занималась без него эти долгие десять лет. Можно подумать, что он безгрешен!

И что означают его высокопарные слова о прощении? Она в нем не нуждается! Ему еще нужно заслужить, чтобы она забыла о его подлости.

– Все в прошлом. Пережито и отброшено за ненадобностью, – сказала Келли, сознательно не замечая его стремления навести мост через разделяющую их пропасть. – Ни к чему теперь об этом вспоминать.

Судя по всему, Джейсон так не считал. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего тому, кто вздумал бы ему помешать. Хищный взгляд серых глаз таил в себе угрозу, заставляя Келли невольно трепетать. Если бы она чувствовала за собой серьезную вину перед этим новым Джейсоном, то ей стало бы весьма неуютно.

– Не скажи, – жестко заявил он. – Ничего не забыто и не прощено. Именно теперь мы разберемся во всем и каждому участнику драмы воздадим по заслугам.

– Что ты задумал?

– Неважно, Обо всем узнаешь в свое время.

Он встал и подошел вплотную к Келли.

Она запрокинула голову, против воли любуясь твердой линией его подбородка и стальным блеском изумительно красивых глаз. Некогда их взгляд волновал ее кровь. И теперь, похоже, ничего не изменилось.

– Я ухожу. Но скоро вернусь, и мы продолжим наше приятное знакомство, – хриплым голосом пообещал Джейсон, наклоняясь к ней.

– Но…

На ее губы легла теплая ладонь.

– Не говори ничего. Потеряно десять прекрасных лет, которые могли пройти для нас иначе. Виновный понесет наказание. А мы с тобой попробуем начать все сначала.

От его голоса, низкого, рокочущего, исходила сила, зовущая Келли к преодолению неведомых опасностей. Пульс ее участился, дыхание перехватило. Откровенная страсть, которую она прочла в его взгляде, воспламеняла. Причины, по которым ей полагалось бы оттолкнуть Джейсона, исчезли в затуманенном сознании, когда он властно поднял ее и привлек к себе.

– Джейсон! – взмолилась Келли, беспомощно наблюдая за тем, как приближается его лицо.

Теплое дыхание согрело ее губы. Она всхлипнула и приоткрыла их, обвив руками мощную мужскую шею. Джейсон впился в ее рот твердыми губами, одновременно рукой коснувшись женской груди. Тихий стон сорвался с уст Келли. Она запустила руку в волосы Джейсона, заново знакомясь с их мягкостью и шелковистостью.

Не прерывая поцелуя, Джейсон отодвинул полу халата на ее бедре и скользнул вниз по животу Келли. От столь интимной ласки она задрожала всем телом, вонзила ногти в кожу его головы и прочертила ими чувствительные дорожки от макушки к основанию шеи.

Джейсон застонал от охватившего его желания. Звук его голоса вторгся в затуманенный страстью разум женщины. Любовное наваждение отступило перед раскаянием и недоверием. Келли испуганно отпрянула от Джейсона, сжала ладонями пульсирующие виски. Кровь бешено стучала в них, мешая разумно мыслить. Что она творит? Почему позволяет ему снова целовать себя? Сумасшествие какое-то! Он должен уйти, и немедленно, пока она не натворила непоправимых глупостей.

– Уходи! – потребовала она прерывающимся голосом. Одна рука легла на горло, другая судорожно сжимала полы халата. – Ну пожалуйста, прошу тебя!

Посмотрев на ее несчастное лицо, Джейсон пригладил растрепавшиеся волосы и круто развернулся.

– Я уйду, потому что ты еще не готова признать, что ничего между нами не кончилось тогда, десять лет назад. Но у нас будет возможность довести до конца начатое сегодня.

После его ухода Келли еще долго не могла собраться с мыслями. Растревоженная и сбитая с толку, вопреки всему надеющаяся и давно отчаявшаяся, она не верила ему. Предположение о виновности Стенли, высказанное Джейсоном, ничем не подкреплялось. Одних смутных догадок и инстинктивной неприязни к нему было недостаточно для того, чтобы единым махом вычеркнуть из памяти долгие годы душевного одиночества и ночных слез.

Все могло быть совсем не так, как изобразил Джейсон. Вдруг это вторая попытка взять над ней верх? А почему нет? Разве можно ему верить? Ее с позором изгнали из дома Мэдсенов. Кое-как она сумела собрать осколки разбитого сердца и подняться по лестнице успеха. Она добилась всего сама. Джейсон ничем не помог ей.

И вот он снова врывается в ее жизнь, такой страстный, такой нетерпеливый! Все произошло слишком внезапно. Она не готова ни простить, ни принять его обратно. Не готова.

Ей необходимо время, чтобы разобраться в сумятице перепутанных, взбаламученных чувств и убедиться, что он сказал правду. Нужна разлука, пусть непродолжительная, во время которой оба смогут заново переосмыслить свои и чужие поступки. Возможно, хорошенько покопавшись в душе и простив все ошибки и заблуждения, они смогут начать все заново. Или пойдут по жизни врозь, как делали до сих пор. Но кто может знать это наверняка?

Келли догадывалась, что Джейсон станет возражать против ее предложения. Но она будет непреклонна. Что такое несколько недель, в крайнем случае пара месяцев, по сравнению с десятью годами, в течение которых они ненавидели друг друга? Столь сильные чувства не исчезают мгновенно. Их нужно постепенно изгонять из себя. Иного пути нет…

Сколько времени Келли простояла в полном оцепенении, она не знала. А очнувшись, обнаружила, что входная дверь распахнута настежь. Джейсон не потрудился захлопнуть ее за собой. Келли быстро заперлась на все имеющиеся замки и без сил прислонилась к стене. Да, надо бы позвонить Алану. Он, вероятно, все еще ждет от нее сообщения.

Но ей не хотелось ни с кем говорить. Чуть позже она, возможно, будет в состоянии отвечать на многочисленные вопросы обеспокоенного друга, но не сейчас. Келли прошла к бару и налила себе белого вина. Посидела немного в кресле с нетронутым бокалом и вновь поставила его на столик.

Немного позже, успокоившись и перестав терзаться опасениями и сомнениями, Келли позвонила Алану. Секретарша сообщила, что босс на деловой встрече, и пообещала передать, чтобы он позвонил Келли домой. Зная ее дотошность, можно было не сомневаться, что просьба будет выполнена.

Однако Келли так и не дождалась от Алана звонка. Вечером она попыталась разыскать его дома и по другим известным ей телефонам, но он как в воду канул.

6

В офисе с самого утра толпились юные гении из творческого отдела. Накануне Алан озадачил их новой темой для работы. Полученный от Мэдсена заказ заставлял сотрудников фирмы пошевеливаться. Джейсон платил неплохие деньги за осуществление высказанных им пожеланий, но и сроки ставил почти нереальные. Накануне днем Алан доходчиво объяснил, чего ожидает. Теперь с неудовольствием пожинал плоды их бессонницы.

19
{"b":"117","o":1}