ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

8

Толчея в аэропорту подействовала на Келли раздражающе. Люди с озабоченным или с беспечным видом сновали по огромному залу в поисках регистрационных стоек, справочной службы или просто собираясь купить свежую газету. Какие-то дети рассыпали по полу ведерко попкорна. Обходя образовавшуюся кучу мусора, пассажиры устраивали еще большую суету и неразбериху.

Келли упросила Джорджа не дожидаться, пока она купит билет. Очереди и суматоха, царящая в зале ожидания, могли еще больше расстроить ее. Она не хотела, чтобы Джордж стал свидетелем малосимпатичных проявлений ее дурного нрава.

Он понял, что ей хочется побыть одной. После его ухода Келли поинтересовалась ближайшим рейсом до Нью-Йорка. Ответ был неутешительный: два часа ожидания. Они отняли бы у нее остаток душевных сил.

Тогда Келли спросила, нет ли билетов до Нового Орлеана. Неожиданно захотелось повидать Памелу и поплакаться ей в жилетку. Почему бы и нет? Кто, как не лучшая подруга, поймет ее и даст хороший совет? Да и пора было немного проветриться и освободиться от забот. А в Новом Орлеане есть все условия для прекрасного отдыха.

С билетом в руке Келли присоединилась к извилистой очереди на регистрацию. Самочувствие ее значительно улучшилось. Так бывало всегда, когда она принимала верное решение. Памела обрадуется приезду подруги. Вдвоем они славно проведут несколько дней или даже неделю.

Алану, конечно, придется немного попотеть. Но она давно уже заслужила отпуск. Ничего, недельку он как-нибудь справится и без нее. Измотается, это уж как пить дать. Зато будет больше ценить столь незаменимого сотрудника.

Зарегистрировавшись на рейс, Келли позвонила Памеле и получила сердечные уверения в том, что ее приезд самое лучшее, что может произойти. После разговора с подругой на лицо Келли вернулась обычная улыбка. Даже полет на самолете не способен был уменьшить радости от предстоящей встречи с Памелой.

Целую неделю Келли отводила душу, разгуливая по родному городу подруги. Она объедалась жареными креветками в умопомрачительно остром соусе. Разглядывала полотна современных художников в случайно подвернувшейся галерее, кормила булкой от гамбургеров городских птиц. И ни разу не вспомнила о том, что почти всерьез собиралась стать женой Джейсона Мэдсена. Она решительно вычеркнула его из памяти.

Памела, которой Келли рассказала обо всем в день приезда, помогала ей как могла. Днями она пропадала на работе. Но вечера полностью посвящала подруге. Она пыталась знакомить ее с молодыми людьми, способными заинтересовать такую незаурядную женщину, как Келли. Однако делала это так ненавязчиво и тактично, что у той не было повода возмущаться.

Готовность Памелы пожертвовать всем имеющимся у нее свободным временем и при этом не лезть в душу с назойливыми советами показалась Келли очень трогательной. Но ничего другого она от нее и не ожидала. Только однажды Памела не вытерпела и спросила:

– Как ты намерена действовать дальше?

– Что ты имеешь в виду? – спросила Келли, поглощавшая в этот момент суфле из форели с красными бобами и рисом. Такое блюдо умела готовить только одна женщина на планете, ее подруга.

– Я говорю о работе, о мужчинах и о жизни вообще, – терпеливо пояснила Памела, решительно отодвигая от Келли тарелку. – Ты вернешься в Нью-Йорк или останешься здесь?

Такой вопрос у Келли даже не возникал.

– Вернусь домой, разумеется, – сказала она, пожимая плечами. – Бедняга Алан совершенно извелся без моей помощи. Меня даже совесть мучит. Да и квартира слишком долго пустует. Что-то я за нее беспокоюсь.

Подруга села с ней рядом и обняла за плечи. Они были такие разные, эти две женщины. Памела походила на уроженок скандинавских стран. Характер у нее был спокойным, рассудительным. Келли же, наоборот, отличалась стремительностью и вспыльчивостью. Они прекрасно дополняли друг друга. Памела лучше всех понимала Келли, поэтому и решилась дать ей тщательно обдуманный совет.

Затея была рискованная, учитывая, какие чувства питала сейчас Келли к Джейсону. Но попробовать стоило.

– Ты бы взвесила еще раз все обстоятельства, – мягко посоветовала Памела. – На месте Джейсона я бы тоже не слишком торопилась спасать Нетту после того, что она сделала. Да, да, не удивляйся. Я не говорю, что полностью одобряю его действия. Вернее, бездействие. Но ведь у него могли быть веские основания для такого поведения.

– Какие тут могут быть основания? – развела руками Келли. – Человек при смерти. А он вместо того, чтобы оказывать первую помощь или висеть на телефоне, дозваниваясь до больницы, преспокойно делает деньги!

– Но ведь врачей кто-то вызвал, а помощь пытались оказывать вы с Джорджем, – горячо возразила Памела. – Нет, ты торопишься. Тогда он не пожелал тебя выслушать. Ему тоже казалось бесспорным, что ты последняя дрянь. Но это же было не так! Теперь ты делаешь ту же ошибку.

– Не знаю, что и сказать на это, – озадаченно произнесла Келли. – Возможно, ты и права.

– Кстати, как там Нетта? – спросила Памела. – Ты звонила Мэдсенам?

Лицо Келли посветлело.

– С ней все в порядке. Кажется, она проглотила не так уж много таблеток. Других подробностей разузнать не удалось. Я разговаривала только с экономкой. Братья в это время навещали Нетту в больнице.

– Прекрасно. Полагаю, теперь ты меньше сердишься на Джейсона. Надо бы его простить и поговорить с ним еще хотя бы раз. Он этого вполне заслуживает.

– Ты так думаешь? – скептически протянула Келли.

– Уверена.

Памела не могла бы присягнуть в этом на Библии. Но ей казалось, что большого греха она не совершает. Что случится, если двое симпатичных друг другу людей снова встретятся и откровенно побеседуют?

Она полагала, что они вполне способны прийти к согласию. А там, как знать, Памеле могут предложить стать подружкой невесты, а затем и крестной матерью первенца Келли и Джейсона. Думать об этом было так заманчиво! Но мечты о радужном будущем так и останутся мечтами, если не предпринять никаких шагов в нужном направлении. Памела не собиралась сидеть сложа руки.

Жаль, что она незнакома с Джейсоном Мэдсеном лично. Будь это так, ей бы не пришлось гадать, заслуживает ли он такой прекрасной женщины, как Келли. Она могла судить о его достоинствах только по тем поступкам, о которых ей было известно. Но и из рассказов Келли можно было сделать определенный вывод.

Джейсон не забыл свою любовь. Все десять лет разлуки он поддерживал в себе ее слабый огонек. Едва только возникло сомнение в пользу Келли, он поспешил подкрепить его активными действиями. Этот мужчина готов был, ради нее отказаться от собственного брата, которого любил. Это говорит о многом.

И наконец – он же сделал Келли предложение. Может быть, не в той форме, в какой следовало, и не в самый подходящий момент. Но ведь это был вопль его истосковавшейся по любви души. Келли, если только у нее есть сердце, должна оценить его порыв.

Все эти соображения заставляли Памелу хлопотать о незнакомом ей человеке. Она чувствовала, что Джейсон способен сделать счастливой ее ненаглядную малышку. Сама Памела собиралась вот-вот принять от давнего поклонника кольцо в знак их помолвки. И ей хотелось, чтобы у лучшей подруги тоже все сложилось удачно.

Под влиянием ее советов, а может быть, в ответ на собственные сомнения, Келли вдруг засобиралась в Нью-Йорк. Ежевечерние звонки Алана тоже торопили с отъездом. Она смеялась, когда он в красках описывал усталость от непосильного труда в офисе. Разумеется, Алан преувеличивал. Но мысль о том, что обойтись без нее просто невозможно, льстила самолюбию.

Келли прилетела в Нью-Йорк вечером. Она приняла душ, за ним последовал легкий ужин перед телевизором. Полет вымотал ее, как обычно. Мягкая подушка, обшитая тонким кружевом, так и звала к себе усталую хозяйку. Объятия пушистого одеяла обещали чудесную ночь.

Келли решила подумать о приятном на сон грядущий, но вместо этого вспомнила о своей секретарше и о том кошмаре, в который Дорри могла превратить кабинет. Деловые бумаги, накопившиеся за время отсутствия начальницы, наверняка лежат на ее столе в полном беспорядке…

27
{"b":"117","o":1}