ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перечисленные вопросы (в том виде, в каком они были заданы), конечно, вообще не годятся для каких бы то ни было соревнований. Но не менее часто встречается ситуация, когда вопрос задается не там, где его стоило бы задавать. Вот несколько вопросов, которые оказались слишком просты для взрослых команд, но прекрасно подошли бы для детского турнира.

Вопрос. Это воинское звание существовало в русской армии еще в XVII веке. Его присваивали знаменщикам, назначенным из числа наиболее смелых и мужественных воинов. Указом Петра I в 1712 году этот чин стал первым офицерским чином в пехоте и кавалерии. Ныне носители этого славного звания пользуются особой любовью солдат, сохранивших чувство юмора. О ком идет речь?

Ответ. О прапорщиках.

Вопрос. Мартин Гарднер. Задача: «Две девочки родились в один и тот же день одного и того же месяца одного и того же года у одних и тех же родителей, но они не двойняшки. Как такое может быть?»

Ответ. Они тройняшки.

Вопрос. Китайцы, японцы, полинезийцы, с одной стороны; кельты, финикийцы, берберы— с другой. Что им приписывалось разными учеными?

Ответ. Открытие Америки.

Бывает и так, что вполне приличный по замыслу вопрос оказывается провальным в спортивном отношении потому, что автор втиснул в него слишком много информации, без которой вполне можно было бы обойтись. Часто этой информации столько, что ее хватило бы на два-три вопроса.

Вопрос. В 1941 году студент гуманитарного факультета Кароль Войтела, потрясенный ужасами войны, перешел на подпольные богословские курсы. Лет через 40, благодаря этому, его узнал весь мир, но под другим именем. Каким же?

Ответ. Иоанн Павел II.

Узнав, что речь идет о человеке по имени Кароль Войтела (на самом деле, конечно, Войтыла), дальше вопрос можно уже не слушать. Интересно, что даже если бы нашлась команда, ни один из игроков которой не знает, кто такой Кароль Войтыла, эта информация вряд ли помогла бы ей ответить на вопрос. Правда, имя указывает на национальность, но люди, не знающие, как зовут Папу Римского, скорее всего, не знают и того, что он поляк.

Вопрос. Там есть два объекта ценой по 200 каждый, два объекта ценой по 10, 4 объекта по 5, 8 объектов по 3 и 16 по 1. Все эти объекты разделены на две равные группы. Где мы можем все это увидеть, если за то время, пока мы будем смотреть, количество этих объектов может уменьшиться?

Ответ. На шахматной доске.

Подсказок в вопросе просто не сосчитать. А ведь шахматная тема настолько заезжена, что человеку, поигравшему пару лет в «Что? Где? Когда?», даже если он до того вообще никогда ничего не слышал о шахматах, для ответа на этот вопрос вполне достаточно первого предложения. Действительно, даже не будучи знакомым с системой оценки силы фигур, можно просто подсчитать число упоминаемых «объектов» и получить 32. Ну а чего бывает 32? Карты не подходят, остаются шахматы.

Вопрос. Святой отец Иерофан сказал: «Он ничего не сказал нового, он все сказал по-новому». О ком идет речь?

Ответ. Иисус Христос.

В этом вопросе явно лишняя информация — упоминание святого отца Иерофана. Без этого выбрать из многочисленных вариантов Ответа было бы, конечно, очень сложно, но все-таки возможно. А раз святой отец упомянут — не остается вообще никаких вариантов. Когда ответ однозначен это совсем неплохо, плохо, когда он сразу приходит в голову.

Вывод. Конечно, невозможно заранее точно предсказать, насколько сложным окажется вопрос. Особенно трудно это сделать его автору. Автор субъективен, он может ориентироваться только на собственную эрудицию и собственную логику. Единственное спасение — экспертная оценка. Нельзя задавать в серьезном турнире вопрос, который вы никогда никому не показывали.

Постарайтесь найти нескольких человек, которым вы можете показать вопрос без боязни, что он окажется «засвеченным». Это могут быть игроки, не участвующие в турнире, для которого вопрос предназначается, или, на худой конец, люди, не имеющие отношения к «Что? Где? Когда?», но обладающие достаточной эрудицией. Если хотя бы два человека скажут, что вопрос тривиален, скорее всего, так оно и есть. Но и в этом случае зачастую вопрос еще можно спасти, выкинув из него часть информации. Если же усложнить вопрос не удается, подумайте, может быть, он подходит для детского турнира или для тренировки?

4. «Дуаль»

Дуалью обычно называют ситуацию, когда, помимо авторского ответа, существуют и другие варианты, полностью соответствующие условиям, сформулированным.в вопросе. К фатальным последствиям это чаще всего не приводит, поскольку в турнирной практике принято засчитывать все такие ответы как правильные. Однако дуаль почти всегда свидетельствует о том, что автор недостаточно поработал над вопросом и не продумал всех возможных вариантов. Разумеется, бывают и исключения.

Вопрос. У НАТО их 4, у Китая— 5, у Грузии— 7, а у кого их 6?

Ответ. У Израиля (концов у звезды — государственного символа).

Ответ «Russia» (именно в английском написании) был, естественно, признан правильным. Действительно, в слове NATO 4 буквы, в слове China — 5, в слове Georgia — 7, а в слове Russia — 6! Предположить такой поворот темы автору вопроса, конечно, было очень сложно. Типичный несчастный случай!

Вопрос. «Уши выше лба не растут», — любил повторять премудрый пескарь. Назовите двух людей, явно нарушивших эту премудрость.

Ответ: Царь Мидас и Маленький Мук.

А вот автор этого вопроса мог и должен был ожидать, что дуальные варианты найдутся. Речь идет о классическом сюжете, и было бы просто странно, если бы во всей мировой литературе история о человеке, у которого выросли большие уши, встречалась всего два раза. Можно вспомнить и Ника Основу из «Сна в летнюю ночь», и Пиноккио (хотя спор о том, можно ли считать Пиноккио человеком, отнял много здоровья и у команды, давшей такой ответ, и у жюри).

Вывод. Если автор вопроса чувствует, что дуаль возможна, — могут помочь метки. (Правда, после внесения метки в вопрос часто возникает еще менее приятная ситуация — так называемая «логическая дуаль». О ней разговор дальше). Главная проблема — автору очень трудно понять, существуют ли альтернативные варианты ответа. Единственный совет, который я могу дать по этому поводу, применим во всех случаях жизни: одна голова хорошо, а две (три, четыре, пять…) лучше. Чем больше людей участвует в работе над вопросом, тем больше вероятность, что удастся выявить все дуальные варианты. С другой стороны, сколько людей, столько и мнений. На этапе редактирования текста вопроса (а этот этап совершенно необходим) уже четыре человека, скорее всего, не смогут прийти к удовлетворяющему всех решению, поскольку обычно они имеют совершенно разное представление о канонах русского языка. Поэтому можно привлекать сколь угодно много людей в качестве консультантов, а вот редактировать вопрос должны не более двух-трех человек.

5. «Коломна»

В этом разделе речь пойдет об очень распространенной ситуации, когда у команды, отвечающей на вопрос, нет никаких оснований для выбора одной из возможных версий. Такую ситуацию иногда называют «логической дуэлью». Более распространенное название (особенно в Москве) — «Коломна», в честь одноименного питерского клуба, породившего рекордное количество таких вопросов. От классической дуали, о которой шла речь в предыдущем разделе, эту ситуацию отличает то, что такие вопросы основаны на конкретном факте, подкрепленном источником информации, или содержат метку, и поэтому альтернативные версии не могут быть засчитаны как правильные. То, что у команды, пытающейся ответить на вопрос, возникает много версий, вовсе не говорит о нем плохо. Наоборот, выбор версии является одним из интереснейших моментов в игре. Но это должен быть именно осознанный выбор, а не угадывание. Не стоит заставлять команду, имеющую две равновероятные версии, подбрасывать монетку.

4
{"b":"1171","o":1}