ЛитМир - Электронная Библиотека

Почти час ведьма ждала под дверью окончания визита мальчика, а когда довольный Коля Рыжов покинул отдел, она пулей влетела к начальнику.

Антона Викторовича будто подменили. Он расхаживал по кабинету взад-вперед, теребя в руках розовый отрывной листок из блока, что лежал у телефона.

— Игры богов. Многоходовки. Мы все исполняем предписанные роли.

— Вы что хотите этим сказать? — ахала Марго.

— Красавица моя, — пробурчал Шаулин, остановившись прямо перед заместительницей, — боги избрали Ивана и Юлю! Одному нужно бессмертное тело, другому — утвердиться в клане, третий мечтал о могущественной державе. Люди помогли им ради того, чтобы получить взамен счастливую жизнь и любовь. Пошли на неоправданный риск ради, как считают боги, мелочей. Я бы тоже так поступил на месте дочери и Дуракова! А еще Локи доложил, что высшие нашли того, кого искали!

Ведьма внимательно слушала каждое слово. Кто такой Локи — она прекрасно знала. Именно Хитрец в свое время не дал Шаулину уйти от работы в отделе. Это случилось тринадцать лет назад. Уже тогда боги начали разыгрывать свои карты, и Марго прекрасно понимала, что финал приготовленной 'пьесы' еще предстоит. Тогда она не ведала об истинных целях высших. Да и сейчас до всех мелочей не догадывалась. Многие действия богов ей представлялись опрометчивыми и несколько нелогичными. Лишь спустя годы она начинала осознавать, как последовательно высшие шли к намеченной цели.

Братоубийца, помнится, желал могущества. Его куклу уничтожили и отправили в прошлое, а само божество на тысячу лет заколдовали в тело осла. Примерно месяц назад животное пропало. Богиня-кошка грезила о теплом месте в своем клане. На последнем собрании высших она, действительно, сидела по правую руку от отца. И нетеру в один голос твердили, будто Баст это заслужила тем, что привела свою державу к процветанию во времена Рамсеса. Странно, что о делах давно минувших дней заговорили в далеком от той эпохи двадцать первом веке. Что же касается Локи, на последнем же собрании встал вопрос о возвращении бессмертия его телу. Правда, боги пока не пришли к консенсусу. А фараон… не он ли призраком являлся к Юле тринадцать лет назад с просьбой сберечь его магические способности? Стоит проверить, Марго заметила для себя.

Получается, появление молодого человека с ДНК древнего правителя — дело рук высших, Иван и Юля только способствовали произошедшему. В голове у Марго начала складываться вполне логичная схема. Шаулину не подобает знать о случившемся тринадцать лет назад. Несмотря на то, что он сейчас имеет дело с продолжением. Локи не сказал ничего конкретного о судьбе Юли. Возможно, он не в курсе. Зато, прочитав полный текст протокола допроса Локи, Марго сделала неутешительный вывод:

— Кажется, боги нашли того, кто мог бы занять кресло начальника ОСЯ.

— Не понял! — нахмурился Шаулин.

Тринадцать лет назад. Да-да, именно в 1994 году боги обещали ведьме-заместительнице отыскать среди человеческой расы того, кто мог бы стать достойным начальником отдела, и временно предложили отдать сей пост Антону Викторовичу. Шаулина выбрали по простой причине — его дочь только-только стала хранительницей силы древнего мага, и отец не мог быть не заинтересован в ее дальнейшей судьбе и безопасности. Все карты разыграны. Фигуры стоят по местам, угодным высшим. Кроме одной — начальника отдела странных явлений. Если вычеркнуть из списка людей всех магов и непричастных к отделу, остается только одно имя.

— Главный пост в ОСЯ утверждают боги, — упавшим голосом выдала Марго, — Антон, я тебе это не говорила, думала, что за нашу жизнь они не найдут ставленника. Но ошиблась.

— Это я должен беспокоиться, что кто-то подсидит меня, — грустно улыбнулся Шаулин. — Такого чудесного заместителя как ты, не тронут!

— Не кто-то, а Иван Дураков, — немеющими губами произнесла Маргарита, — талантливый мальчик, которого я привела в наше теплое гнездышко. Я не предполагала, что тем самым я действую согласно тонкому расчету высших. Он уважает меня, но, сам того не замечая, собирает верное окружение, и боги помогают в этом. Молодому магистранту не составит труда сместить нас с насиженных кресел и устроить вокруг себя лучших друзей. Он и боги уже упрятали Юлю подальше от отдела, вскоре возьмутся и за нас с тобой, Антон. И если не хочешь, чтобы нас уволили, нужно… обмануть высших, нужно…

Увольнение — значит, смерть, думал Шаулин. Пятьдесят с небольшим — так мало, чтобы умирать. Но если оставить все как есть, амбициозная молодежь с легкостью займет главенствующие позиции в отделе. Тем более, обязательно стоит наказать причастных к исчезновению Юли.

— Надо не дать Ивану и его дружку вернуться из Лесоморья! — предложил начальник.

Марго довольно ухмыльнулась в ответ.

Часть 5. Быль о царевне-лягушке

Я буду вместо, вместо, вместо нее, Твоя невеста, честно…

Глюкоза

Неб

Стрелок представился Иваном-царевичем. Подозрительно прищурившись, мой друг тут же пожал руку тезке-двойнику, внимательно изучая бравого парня взглядом. Сказать по правде, царевича и программиста можно было различить только по одежке: в белой рубашке — московский, в красном кафтане — местный. А вот мою голову заполонили весьма мрачные мысли. Коли у этого человека нет разницы в суженых, возможно, он болен…

— Почему я должен на тебе жениться? — возмущенно поинтересовался я, пока царевич соображал, кого ж он встретил на берегу Лихого озера. — У меня уже есть невеста, Марья-искуссница, если по-лесоморски выражаться.

Проснувшаяся от шума Милли, мышкой сидела под сосной и, вытаращив глаза на двух практически одинаковых Иванов, внимала каждому услышанному слову.

— А потому, — грустно сказал царевич, опускаясь напротив меня на колено, — что мой отец вздумал женить разом всех своих детей. Фантазия у Его величества Гороха бурная, он придумывать испытания мастак. Вот и решил, что женятся его дети так: пустят они по зачарованной стреле с перьями Жар-птицы на кончике, чтоб летели они далеко и следовали не дуновению ветра, а воле судьбы… к кому стрела попадет, той и замуж за стрелка выйти суждено…

При словах о Жар-птице я незаметно для царевича ободрал левой рукой одно перышко с ранившей меня стрелы и зажал ингредиент для зелья в кулаке. Прекрасно, можно хоть сегодня отправляться на поиски Кощея, похищенных девиц и вампира, а заодно и змея-именинника. Пока я раскладывал в уме последующие действия нашей с Иваном операции захвата, царевич увлеченно вещал о результатах сватовства братьев. Старший сын Гороха, Феофан, запустил стрелу на восток, и упала она на двор боярской дочери, венчание назначили на завтра. Средний сын — Тимофей, направил стрелу на запад, и приземлилась она на двор купеческой дочери, и он тоже завтра женится.

— А я, Иван, младший сын Гороха, дурак и неумеха, стрелять только недавно научился, — жаловался царевич. — Изо всей силы пустил я свою волшебную посланницу любви на север. Пролетела она пол-Лесоморья и…

— Попала в руку мужику! — закончил за него Дураков, нервно хихикая.

Мне тоже было смешно, но я постарался сдержаться, слишком болела раненая рука. Да и Милли, закрыв лицо, рассмеялась чуть ли не до слез.

— Вот-вот, — чуть не плача, подтвердил последнее высказывание царевич. — И теперь мне на мужике рогатом жениться.

Программист, недолго думая, хлопнул по-дружески тезку по плечу и заявил:

— Не печалься, чувак, наш Неб — мальчик симпатичный, ну-ка, улыбочку…

Ну, я ему еще отомщу, устрою веселую жизнь за такие шуточки! Но пока я решил пошутить над царевичем и оскалил зубы в блистательной улыбке.

— А если его нарядить девушкой по имени Чук, Гек или даже Юля, то и за невесту…

Это уже слишком. Пошутили и хватит. И я пихнул Дуракова в бок.

— Я больше никогда не буду наряжаться девушкой! Пусть этот царевич холостым остается, коли стреляет как Сехмет после похмелья! — крикнул я что было мочи, и схватился за больную руку. — Вылечил бы хоть, а…

66
{"b":"117151","o":1}