ЛитМир - Электронная Библиотека

— А коробочка... она сейчас у Дамиана-Велосипеда. Наступило тяжелое молчание.

Вдруг юный кабальеро Лисандро взвыл, сорвал с ноги ботинок и со всей силы швырнул его об стену. Ботинок сначала приклеился, потом отвалился и запрыгал по пещере, как зайчонок. Мальчишки вышли из оцепенения.

— Ты что?!

— Ой-ой-ой-ой! Оса в ботинок попала... Ох и цапнула! — Лисандро вертелся на одной ноге, держась за пятку.

— Да-а, что-то нам сегодня не везет... — сказал Фламман. — Значит, так. Теперь ясно, что наше изобретение в руках у доньи Леоноры. Точнее, сейчас оно у другого человека, но это неважно: если кто-то смог собрать Аккумулятор Тысячи Молний, он сумеет сделать это снова.

— Слушай, — задумчиво проговорил дон Алифанфарон, — здесь что-то не так... Раз Лучник преследовал донью Леонору, значит, он, вернее всего, хочет отнять у нее Аккумулятор. Выходит, они не могли делать его вместе, иначе ему было бы проще смонтировать другой, чем гоняться за Леонорой. В любом случае, Педро, нужно догнать твоего приятеля, прежде чем он встретится с Леонорой.

— Вы не знаете Дамиана, — вздохнул Педро. — Если он что-то решил...

Тайна опаловой шкатулки - doc2fb_image_03000012.png

— Тревога! — В пещеру влетел Мос — Нас ищут. Их много, и все на колесах. Знают, что мы здесь.

Фламман сердито стукнул кулаком по стене:

— Так я и думал. Весь город видел, как Дорожный тащил нашего Пера к себе домой. Вот у них и разыгрался охотничий азарт. А ведь в это время года охота запрещена, — мрачно сострил он.

Перышки-антенны вертелись как сумасшедшие. Нужно было действовать.

— Быстро собираемся и уходим. Здесь нельзя оставаться. Мос, веди нас! Ты знаешь куда.

Общими усилиями от стены отвалили здоровенный камень, за которым оказалась дыра, черная и пахнущая сыростью. Мос встал на четвереньки и первым ввинтился в узкий проход. Фламман пропустил Педро вперед. Он был замыкающим.

Когда Педро вполз в потайное отверстие, он с удивлением обнаружил, что попал в довольно просторную галерею. Еще несколько метров, и можно будет встать в полный рост. Где-то рядом булькала вода.

— Эй, помоги! — окликнул его Фламман.

Пыхтя, они изнутри задвинули ход каменной глыбой. Пальцы скользили по ее влажной поверхности.

Пробираясь гуськом по темным и сырым галереям вслед за Мосом, который, как видно, знал здесь все ходы и выходы, ребята очутились на смотровой площадке, расположенной гораздо выше первой и скрытой за большими камнями. Внизу мчался по дороге забавный автомобильчик с пропеллером. Через минуту с той же самой развилки, куда уехал Аларико — Нет Проблем, выкатили две почти одинаковые тарахтелки с открытыми кабинами, в одной из которых сидел очень толстый водитель, а в другой — очень тощий. Они ехали рядышком и о чем-то запальчиво спорили. Видно было, что оба страшно злятся. Потом пробежала девица с длинной косой на гусеничных лыжах. Ее обогнала гигантская металлическая сороконожка. Впереди торчала голова самого водителя, который ехал лежа и смотрел сразу в две подзорные трубы.

Весь день по дороге разъезжали самые чудные транспортные средства с не менее странными водителями. Когда из-за поворота на одном колесе под парусом выехал коренастый старик в тельняшке, Фламман бросился на землю и прикрыл голову руками.

— Это его бывший дедушка, Фламман — Морской Волк, — шепнул Крокодилу Руй.

— Почему бывший?

— Потому что от нас все отреклись. И родные, и друзья. Педро растерянно смотрел на ребят.

— Как же так?

— А так. Мы предатели — так считают все. Если поймают, будут обращаться с нами как с военнопленными. А может, и того хуже.

— Вот и получается, что у меня больше нет дедушки. Он теперь мой бывший дедушка.

«Какой ужас, — подумал Педро. — Вот у меня, наоборот, есть дедушка и бабушка, которые на самом деле совсем не мои, а Дамиана. Ох, как они сейчас ругают нас! И все равно никогда от нас не откажутся».

По дороге взад и вперед ездили охотники. Близился вечер, и тут Педро охватило беспокойство.

— Мне нужно найти моего друга.

— Ты с ума сошел!

— Ребята, спуститься по склону — секундное дело. Прицеплю веревку и слезу. А там и след найдется: Дамиан не мог уйти далеко, ведь он наверняка хочет выручить меня... А вдруг его поймают?!

— Его отпустят. Он ведь не наш.

— Ну что ж, значит, и меня отпустят...

Ребята заулыбались. Все-таки неплохой парень этот Крокодил.

— Ладно, как хочешь, — согласился Фламман. — Только кто-нибудь пойдет с тобой.

— Я пойду!

— Лучше я!

— Ребята, я тут все тропинки излазил. И лабиринт хорошо знаю. А вы заблудитесь, — сказал Мос.

— Какой лабиринт? — спросил Педро.

— Если твой Дамиан пошел вниз по ручью, он должен попасть в лабиринт. Тогда плохо его дело... — Фламман потер лоб. — И Мос, конечно, прав.

— С Педро пойду я.

В голосе Руя было что-то такое, что никто не решился возражать.

— Я должен увидеть Урганду. Я должен знать... — Руй не договорил, болезненно поморщился, потом тряхнул головой и твердо сказал: — И вообще, наши в плену, а мы сидим, прячемся.

— Хорошо. Иди ты. Только... пожалуйста, Руй, поосторожней. С Небесным Лучником шутки плохи.

— Как будем действовать? — спокойно спросил Руй.

Быстро составили план. Очень простой: выбрать подходящий момент и перебраться на другую сторону дороги, а потом по веревке спуститься в расщелину. А дальше разыскать след Дамиана. Когда стемнеет и охотники слегка поостынут, остальные ребята пойдут по знакам, которые им оставят Руй и Педро. Все равно нужно сматываться, иначе рано или поздно их найдут.

Тайна опаловой шкатулки - doc2fb_image_02000013.jpg

Спрятавшись за скалой, Руй и Педро напряженно смотрели на дорогу. И как только мимо пронеслась целая колонна машин, они бросились на другую сторону. Вот тут-то Педро и смог оценить не только ловкость, но и хладнокровие своего товарища. Потому что едва они начали спускаться, как услыхали скрежет колес и шум моторов. А до безопасного места было еще далеко.

— Дон Рыжундо и дон Исхудалес, — быстро определил Руй. — Спускайся спокойно, эти, если даже заметят, все равно не смогут нас поймать: они просто не уступят нас друг другу...

Это была та самая пара спорщиков на одинаковых тарахтелках, которые все время ругались. По иронии судьбы, они всегда изобретали одно и то же. Теперь они делали свой последний заезд, перед тем как отправиться спать, и спорили до хрипоты по поводу первенства в создании инструмента, которым можно было проделать тысячу операций: открывать банки и запечатывать их, измерять тупые углы и высчитывать гипотенузу прямоугольного треугольника и так далее, начиная от самых полезных дел и кончая самыми бессмысленными. Руй был прав. Спорщики так распалились, что проехали, не заметив мальчиков.

— Давай! — шепнул Руй. — Скорее! — и быстро заскользил по веревке.

Они спрыгнули на землю. Следы Дамиана глубоко отпечатались на песчаной почве и шли вниз по ручью. Педро шагал, внимательно вглядываясь в следы, и через каждые десять шагов, тихо ругаясь, взбрыкивал левой ногой, вытряхивая песок, который набивался в ботинок с отклеившейся подошвой. Руй шел за ним и время от времени выбрасывал из кармана гладкие полупрозрачные камешки.

Вскоре они углубились в узкий каньон с отвесными стенами. Ручей раздваивался, каньон тоже. Они выбрали проход, который показался им более широким. Несколько шагов, и опять раздвоение. Решили следовать тому же принципу и прошли километра полтора по руслу из мелкой гальки. Что ни шаг, новое разветвление. Тут перед ними открылась пропасть, куда ручей срывался водопадом.

10
{"b":"117152","o":1}