ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

–– Подпишите. И вы, –– обратился он к понятым, получив безропотную подпись Видеич. Галина Анатольевна с готовностью двинулась к столу, но была остановлена сыном.

–– Стоп. Пойдем, лейтенант, разговор есть, –– безапелляционным тоном заявил Макс, с прищуром разглядывая лицо опера. Тот отнес данную тираду к разряду оскорблений и изобразил негодование:

–– Вы что себе позволяете?! –– начал он подниматься, видимо, надеясь сравняться росте с Малевиным и получив под нос удостоверение федеральной службы, несколько сник. ‘И надо же было взять в понятые капитана ФСБ!’ –– читалось разочарование на его лице.

Макс самоуверенно кивнул ему, протискиваясь в проем входной двери.

–– Что делать думаешь, лейтенант? –– спросил он у опера, когда тот вышел на площадку и плотно прикрыл дверь.

–– Так, арестовывать…–– неуверенно протянул тот, чувствуя, что вожделенные погоны капитана могут уйти навеки.

–– На каком основании?

–– Так, наркота…

–– 5 граммов анаши?

–– Героин…

–– Сахарная пудра, граммов 20.

–– Я не эксперт…

–– Точно. Они подтвердят –– я тебе говорю. А на пакете с травкой пальчиков Видеич ты не найдешь, тоже гарантирую. И что предъявишь?

–– Неизвестно, что еще найдем.

–– Ничего. И тебе это ясно не хуже меня. Весь дом уже перевернули.

Лейтенант вздохнул и заскучал, вмешательство капитана в это дело ему не нравилось и ставило в тупик –– личный интерес или рабочий? Понятно, можно спросить, но так же понятно, что ответ не получишь.

–– Что-то я не пойму, вам-то что, капитан?

–– А то, что соседку свою я знаю. Девочка она правильная, с наркотой вязаться не будет, а что муж у нее наркоман, так это всем известно, и что он тут, пока она на сутках была, устраивал, тоже понятно. Только бывшая жена за бывшего мужа не в ответе. Да и что за пожар, лейтенант? Почему вдруг и сейчас вы Видеич заинтересовались?

–– Сигнал поступил…

–– Анонимный?

Лейтенант вздохнул, неопределенно пожав плечами.

–– Понятно. И решили заняться, потому что самого Видеича найти не можете.

–– Ищем…

Максим с минуту молчал, обдумывая положение дел, лейтенант тосковал, предчувствуя нагоняй от начальства.

–– Давай так, лейтенант, тебе ведь не она нужна –– он. И повышение, правильно?

–– Насчет Видеича, –– выставил палец Потапов, пытаясь вложить во взгляд всю любовь к закону и правопорядку, а также справедливости и т.д. и т.п.

–– Одно другому не мешает. Умным людям расти надо, а ты …

Парень настороженно посмотрел на капитана.

–– Значит, договоримся, –– кивнул Макс. –– Предлагаю оставить девочку в покое, и максимум через три дня ты получишь Видеича, со связями, поставщиками и приближенными. Лавры, ясно, все тебе и соответствующие выгоды. Благодарности и повышение, и хорошие отношения с моим отделом.

Лейтенант думал минуту и две мялся, выказывая глубокие раздумья и борьбу принципов.

Макс хлопнул его по плечу, прекращая актерский тренинг, и подтолкнул в квартиру.

Саша совершенно расстроилась. Те метаморфозы, что произошли с Потаповым после разговора с Максимом, навевали лишь одну мысль –– у нее образовался долг молчуну-соседу. Вот только этого для полноты ощущений ей и не хватало!

К неудовольствию Галины Анатьльевны, милиционеры мгновенно свернулись и ретировались, чуть не раскланявшись с хозяйкой квартиры. Саша, еще находящаяся в прострации, автоматически склонилась в ответ и с минуту рассматривала захлопнувшуюся дверь, как одно из гениальных шедевров Пикассо –– с минимальным потенциалом в голове.

Следом Макс настойчиво выпроводил мать, а Саша не менее настойчиво выставила Макса. И, наконец, оставшись одна, сообразила, что остаться на свободе –– это еще не предел мечтаний. Неизвестно, какие еще ‘бомбы’, не отрытые доблестными операми, заложил в ее доме муженек по скверности характера. Конечно, соперничать с профессионалами –– дело глупое, тем более ни кладоискатели, ни шерлоки холмсы по ее родословной не пробегали, поэтому ребусы и шарады ей с детства не давались и даже банальные кроссворды вызывали скорбные слезы по поводу невысокого уровня своего умственного потенциала. И все ж, она попытается.

Девушка заметалась по квартире, подозрительным взглядом ощупывая каждый квадрат жилой площади. Когда содержимое шкафов оказалось на полу, каждая дверца простукана и проверенна, а каждый предмет тщательно изучен, она переместилась в подсобные помещения.

В вентиляционной трубе, куда она пролезла от отчаянья, лежало два увесистых пакета с белым порошком. Саша опустилась на край ванны, с ужасом рассматривая их. ‘Килограмм, не меньше’, –– подумала она, не представляя, что с этим делать, и взвилась от мысли, что дадут ей за них лет 10.

Она тщательно смыла их содержимое, раз на пять обработала ванну, вымыв ее сначала с порошком, потом с ‘Золушкой’, потом с хлоркой, сожгла целлофан, израсходовав пачку газет, потом минут тридцать потратила на развеивание пепла с балкона и проветривания задымленного помещения.

И еще час курила на кухне и пила кофе с ‘валерианой’, приходя в себя. ‘Любовь’ к Костику в тот момент была как никогда сильной. Сердце в итоге стало биться в области горла, голова болеть, а мысли лететь в сторону глобального членовредительства известной особи. Она уже всерьез озадачилась способом и начала оглядываться в поисках подходящего предмета, как в дверь постучали.

Макс. Кто ж еще с таким трепетом мог ломиться в ее двери?

Минут пять она соблюдала гробовую тишину, еще пять мысленно посылала его известным маршрутом. Но он не внял, усилив громыхание, и стало ясно, что придется открывать.

–– Нашла? –– спросил он, хмуро оглядывая учиненный погром.

–– Что?

––Где? –– ‘не надо со мной играть –– я все знаю’, –– говорил его взгляд.

–– В вентиляционной трубе, –– огорчившись, буркнула Саша и пошла на кухню.

–– Уничтожила?

‘Я что, по-твоему, самая недалекая из всех твоих знакомых?’ –– глянула она в ответ и получила милостивый кивок. Лицо парня разгладилось, обретая мягкий оттенок спокойствия. И тут она заметила, что Максим принарядился: светлая водолазка под горло, серый пиджак и серые брюки –– как на торжество.

–– Выходи за меня, –– бросил он, поймав ее оценивающий взгляд. Саша подавилась кофе: меньше всего она ожидала подобного поворота событий. По ее опыту и представлению, предложение руки и сердца делается менее скоропостижно и с более ласковой физиономией, к тому же иметь под боком в качестве супруга угрюмого гиганта с пробитой селезенкой даже к самым отдаленным целям ее жизни не относилось. Интересно, куда Галина Анатольевна смотрит?

–– Ты матери инфаркт на седьмое ноября решил подарить? –– спросила девушка, откашлявшись, и взглядом поблагодарила увесистый кулак парня, не достигнувший ее спины.

Максим нахмурился и сел:

–– Я тебя замуж зову, –– уточнил на всякий случай, громко и четко рявкнув в ухо. Девушка шарахнулась в сторону и нахмурилась:

–– У меня со слухом нормально, –– пояснила на всякий случай: ‘Это с головой –– не очень, если тебя впустила’.

–– И?

Саша вздохнула и сложила руки на коленях в раздумьях: попытаться доходчиво объяснить бесперспективность этой идеи или сам догадается?

Максим пристально рассматривал насупленную физиономию девушки, пытаясь углядеть положительный ответ, и, не выискав его, со вздохом переключился на чай. Саша несказанно обрадовалась окончанию сватовства и с готовностью полезла в холодильник, чтоб задобрить героя –– спецназовца и смягчить ситуацию, и, к стыду своему, обнаружила, что –– не чем. В холодильнике было пусто и ветрено. ‘Зато сахар есть’,–– утешила она себя и встретилась взглядом с пустой сахарницей, выставленной Максимом, как улика.

–– Зато чай есть, –– огрызнулась Саша, отводя взгляд.

–– И вода в кране, –– кивнул парень. Девушка покосилась на него, выискивая в лице нотки недовольства, упрека или намека, но оно, как обычно, было зацементировано и непроницаемо. Минут десять он шумно пил чай без сахара, поглядывая на девушку, как ей казалось, с обидой, и, наконец, понес свое тело к выходу.

14
{"b":"117153","o":1}