ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

–– Нормально, –– пожала плечами Саша.

–– Когда в отпуск?

–– С первого. Если получится. Работать некому.

–– Вот на тебе и пашут.

–– Да ладно.

–– Ага. Прическу-то кто тебе такую сделал?

–– Не нравится?

–– Ничего. Привыкнуть только надо, –– вздохнула, помешала сахар в чае и решилась. –– Сань, погадай мне, а? Очень надо.

–– Да ты что? Какая из меня гадалка?

–– Хорошая. Ты ж всегда правду говоришь. Ну, пожалуйста, Санечка. У меня такая ерунда вокруг, что и не знаю…Сань? Когда я к тебе с такой просьбой обращалась?

Максим, не отрываясь от пирога, заинтересованно глянул на обоих и вновь уткнулся в тарелку.

‘Спасибо, подруга!’ –– говорил взгляд Саши. Теперь соседи ее еще и ведьмой считать начнут. Только этого и не хватало. Правда, Максим не болтун, но все равно неприятно. Другим не скажет, так сам подумает. Народ в этом отношении мнителен.

–– Извини, –– смутилась Юля, сообразив.

Саша почувствовала себя неуютно, подумала и достала карты Таро –– пускай Макс думает, что хочет, просьбу подруги она выполнит. Действительно что-то не ладно, если Юля за этим пришла.

–– На что гадать? –– спросила деловито, тасуя колоду.

–– На жизнь, –– мгновенно посерьезнела подруга. Взгляд ее стал и благодарным и виноватым одновременно.

–– На жизнь? А конкретнее? На работу, здоровье, любовь?

–– Вот, вот –– два последних аспекта. Сейчас, позже и будущее.

Саша кинула три карты. Ерунда получается. Смерть. С чего вдруг?

Девушка убрала последнюю карту в колоду, не торопясь с выводами и объяснениями, перетасовала и начала выкладывать на первую. Юля, наморщив лоб, внимательно следила за ней. Макс смотрел выжидающе и заинтересованно –– на карты. Даже голову набок склонил, чтоб лучше картинки рассмотреть.

–– Ну, вот, –– облегчено вздохнула Саша: теперь хоть что-то проясняется. –– Проблемы у тебя семейные. Суть их –– ребенок. С деньгами плохо, но не надолго. Примерно через неделю Сергей тебе принесет крупную сумму –– и задумалась: все говорить или часть утаить? Тогда и гадать не стоило. Решила сказать все. –– Но это лишь половина, остальное он другой женщине отдаст. Молодой.

–– Знаю кому, –– глаза Юли зло сверкнули. –– Бывшей своей. Стерва!

–– Нет, она не стерва. Деньги ей очень нужны, на ребенка. Болеет он.

Юля промолчала, но занервничала и, зная где у Саши сигареты, потянулась к ящику стола. А та продолжила.

–– Зря ты переживаешь. Тебя он любит и не бросит.

–– Не факт, –– возразила подруга, прикуривая. Макс поставил перед ней чистое блюдце под пепельницу.

–– Не знаю. Ребенок ему нужен. Он вообще детей любит и к сыну привязан.

–– А на мою –– ноль внимания.

–– Чужая. Роди ему своего…О-о, да ты к какой-то женщине собралась на эту тему.

–– Да, Сань, собралась. Катя адрес дала. Говорит –– помогает крепко. Я ведь второй год с Сережей, а забеременеть не могу, хоть ты что!

–– Не хочешь. Боишься, –– поправила ее Саша.

–– Скажи лучше: поможет мне эта женщина?

–– Поможет, –– кивнула Саша, выкинув три карты, и нахмурилась: не хорошо складывается. –– Денег возьмет много, но за то и отработает –– будет у тебя лялечка, но…лучше б не было.

–– Это как?

–– Не знаю. Так карты говорят, –– смутилась девушка под пристальным взглядом присутствующих. И попыталась разобраться, еще три карты бросила. Господи! –– Слушай, Юль, а нужен тебе ребенок-то?

Та посверлила ее подозрительным взглядом и твердо бросила:

–– Очень. Давай подробности.

–– Получается, забеременеешь ты быстро, но …не родишь.

–– Поясни.

–– В мае с тобой что-то произойдет, –– и кинула еще карту. –– Седьмого.

–– Умру, что ли?

Саша смутилась: сказать ‘да’ –– в шок подругу ввести, а ‘нет’ –– солгать. Но та и так все поняла, нахмурилась и хрипло попросила:

–– Посмотри, что будет, если не пойду к Катиной знакомой.

Саша посмотрела, но картина не изменилась. Смерть какая-то странная: мгновенная и …с кем-то еще.

–– Ну, все! –– разозлилась девушка на карты –– вот ведь какую гадость говорят, –– выкини все из головы и рожай своему Седову ребеночка, а в мае сиди дома безвылазно –– спичками не балуйся, двери никому не открывай.

–– Спасибо. Утешила, –– расстроилась Юля, затушила сигарету и поднялась. –– Пойду.

–– Подожди…–– но та уже двинулась в прихожую, туфли начала одевать.

–– Юль, успокойся! Врут они все…

–– Когда твои карты врали? –– вскинула та тоскливый взгляд. –– Ты помнишь? Я нет. Извини. Забегу еще. Пока.

И понуро шагнула на площадку, не попрощавшись с Максимом. Саша чуть не заплакала с досады –– зачем сказала? А зачем гадала? Тоже Ванга нашлась!

–– Да не правда это все!! –– крикнула в отчаянье в спину подруги. Та махнула рукой, не оборачиваясь, и зашагала быстрей. Через минуту стук каблучков стих и хлопнула подъездная дверь. Саша вернулась на кухню, села и зло посмотрела на карты, искренне жалея, что не выкинула их час назад вместе с древними туфлями и газетами.

–– Где научилась? –– спросил Макс, кивнув на старенькую колоду.

–– Нигде, –– буркнула девушка. Она действительно не знала, где и как научилась гадать. Сколько себя помнила –– всегда умела. Смотрит на картинку и знает, что будет, и только лет пять назад узнала из книг по Таро обозначение карт. И ни разу они ей не врали, и ни разу не показывали таких ужасных вещей. –– Ерунда все это.

 –– Погадай мне.

–– Нет, спасибо, одной уже нагадала.

Максим потянулся за колодой.

–– Не трогай! Карты одни руки признают.

Тот кивнул и подал их девушке. Саша недовольно посмотрела на настырного гостя и принялась тасовать, ругая себя за безответность.

–– Что хочешь? На тебя? Загадывай вопрос. Можно не вслух.

Парень кивнул. Саша вытащила карту и со вздохом положила на стол:

–– Смерть…Вообще-то, она еще обозначает перемены, крушение планов. Не обязательно физическое…

Парень с любопытством посмотрел на карту, не выказав и доли беспокойства –– ну, смерть и смерть –– говорил весь его вид:

 –– Еще вопрос.

–– Максим!... Хорошо, последний, –– и перетасовала колоду. Выпало тоже самое. Парень чуть поддался вперед и побледнел:

–– Подробно.

Саша возмущенно посмотрела на него, но возражать не решилась, страх и смятение холодили душу, мешая сосредоточиться. Она кинула еще три карты и минут пять молча рассматривала их.

–– Ерунда! Получается: тебя кто-то убьет, но ты выживешь. Мужчина… Все! Сеанс закончен!

Девушка сгребла карты и огляделась: куда бы их сунуть? В мусор? Жалко. Положила на место, в стол:

–– Извини, Максим, но мне завтра на сутки и очень хотелось бы выспаться. Иди домой, пожалуйста.

Г Л А В А 5

К первому звонку информации фактически не было, и Артур Львович перенес встречу на более поздний срок. Ему не возражали, но пожелали работать активней. Он внял и к назначенной встрече пребывал в уверенности, что идет по ложному следу.

Они встретились на двенадцатом километре от города в лесном массиве. Лойкэ не приехал на машине, как предполагалось, а вынырнул из кустов, как заяц из шляпы фокусника, и сел в салон, чуть кивнув в знак приветствия.

–– Здравствуйте, господин Лойкэ…или Яахвэ? Кстати, яхве –– это бог.

–– Это относится к делу? –– выгнул тот бровь.

–– Лишь в том плане, что я не знаю, как к вам обращаться.

–– Обращайтесь, как пожелаете.

–– Хорошо, –– ‘интересный экземпляр’ –– отметил Вайсберг и вытащил из кармана куртки конверт. –– Здесь фотографии. Мне нужно подтверждение, что взят нужный след.

–– У вас есть сомнения? –– мужчина внимательно разглядывал снимки. Слишком пристально: поворачивая их к свету, вглядываясь под разным ракурсом и чуть ли не принюхиваясь.

–– А у вас?

Еще минута изучения и фотографии вернулись в руки Вайсберга:

–– Нет. Никаких сомнений.

И удивление, и любопытство Артур Львович оставил при себе:

5
{"b":"117153","o":1}