ЛитМир - Электронная Библиотека

Галя и Гильдебран увели расстроенного Бульфатова в клинику, смазывать раны йодом и отбеливать нуждающуюся в очищении душу, а Зиманович, оставшись с Сашкой, посмотрел на уродливый скелетец с опаской и недоверием:

- У меня такое чувство, что я пропустил что-то очень важное. Откуда у тебя данный монстр? Это, надеюсь, всё, что осталось от черно-белой сволочи?

- И почему бедный Кот вам не нравился? - возмутился Сашка.

Черепунчик повернул «голову» и, уловив раздражение создателя, весьма недвусмысленно клацнул на Зимановича челюстями. Дескать, не зарывайся.

- На батарейках? - Кирилл потыкал костяные крылья кадавра, пытаясь понять, чем скреплен скелет.

- Ну, не совсем… Знаешь, пожалуй, будет справедливо, если я расскажу тебе всю историю в подробностях. Кто-то, кроме меня и дяди Брана, должен знать, что происходит, чего ожидать от нашего Объекта… Но только пообещай, что не будешь смеяться и сразу записывать меня в сумасшедшие.

- Ладно. Сразу - не буду.

- Значит, всё началось весной, когда я на плацу Объекта нашел черно-белого кота…

Леня Кубин, не подозревая, что над его круглой головой сейчас рассказывается потрясающий по своей запутанности и многозначности секрет, сладко почмокивал во сне. Ему снилось, как он набрал пятьсот тысяч баллов в игре «Туманности Изиды», проапгрейдил себя до телепатических способностей десятого уровня, сменил пол и учится вышивать на пяльцах. И даже сейчас, когда его мозг послушно развивал охранительное сверхсветовое торможение, отважный герой, тьфу ты, героиня туманной галактики Тау Изида, помнил, что надо бы спросить Евгения Аристарховича о символизме сновидения - но как-нибудь ненавязчиво, чтобы добрый доктор не заподозрил, что всё, переживаемое Ленчиком во сне - абсолютная правда. У телепатов Тау Изиды по-другому не бывает…

На втором этаже, в западном крыле клиники, Марина Николаевна тоже смотрела на небеса. Единорог? Кто-то недавно про него вспоминал. Дескать, шустрые звери…

Чудеса случаются.

И не только чудеса.

Марина Николаевна поправила занавеску, от чего в комнате стало темно, и вернулась к стулу, придвинутого к постели больного. Евгений Аристархович беспокойно метался в полузабытьи, и Марина просто физически ощущала его боль, гнев, обиду, желание отомстить…

Под окнами звучали голоса, и когда кто-то хрипло произнес прозвище «Боулинг», Евгений Аристархович дернулся, скривился и медленно открыл глаза.

- Марина?

- Я здесь, - откликнулась она. И пересела со стула на край постели.

Он взял ее за руку.

Марина не стала отшатываться, но молчала так долго, что это было хуже крика и истеричных обвинений. Ее лицо застыло, став похожим на маску скорби.

- Марина, - сглотнув горечь, произнес Лукин. Горло было сухим, а слова жесткими, как песок. - Я хотел всего лишь…

- Я хотела тебя убить. - не смогла сдержаться Марина. Лицо ее скривилось, на глазах выступили слезы, но она не была бы собой, если бы не сумела приказать им остановиться. - Ты понимаешь, что ты наделал? Я хотела тебя убить!… Я всё продумала, решила, и…

Краем глаза Лукин заметил прикрытый салфеткой шприц в кювете на прикроватной тумбочке и вздрогнул от заползшего в душу холода.

- Зачем ты так со мной, Женя? - усталым, полумертвым голосом спросила Марина. - Что ты с собой сделал? Ты же знаешь, как я ненавидела себя, как ненавидела весь мир, почему ты так поступил, почему не пощадил меня, коль уж не жаль тебе всех остальных… Зачем ты разбиваешь меня на части, Женя?

- Я хотел понять, кто я, - хрипло ответил Лукин.

- Ты - чудовище, разве не очевидно?

- Чудовище, - согласился Лукин.

Марина Николаевна подхватила с тумбочки бумажную салфетку, высморкалась и принялась вытирать мокрые глаза.

- Теперь ты меня бросишь? - после долгого молчания спросил Евгений Аристархович. В конце концов, их брак продержался больше десяти лет, и это при том, что с самого начала их называли странной парой. Исход был предрешен еще тогда, и ничего другого, кроме одиночества, его не ждет в этой жизни…

- Не дождешься, - решительно ответила Марина. - Ты - чудовище, я - убийца…

- Скорее, - с грустной улыбкой прошептал Лукин. - Дракон и драконоборец.

- Тогда тем более мы должны держать рядом. Приглядывать друг за другом, - очень серьезно произнесла Марина Николаевна. - Чтобы грызть друг друга, а не окружающих…

Они были вместе, они понимали друг друга - разве это не веское доказательство того, что чудеса случаются не только с теми, кто того заслуживает. Они были вместе, и вокруг них была горькая полынная степь.

- И все-таки, почему надо было вызывать эту рогатую скотину? - ворчал Громдевур.

- Не понимаю вашего возмущения, господин генерал, - ворчал в ответ Лотринаэн. - Вы стали свидетелем настоящего чуда! Явление единорога в любом мире - событие уникальное, а за то, что отец Гильдебран любезно Призвал символ своего Ордена нам в помощь - нам с вами вообще в пору пасть на колени и вознести ему хвалу.

- Славься, славься, - послушно пробрюзжал Октавио. - Вот только почему он не сделал обыкновенный телепорт? Раз - и мы уже дома. Нет, эта рогатая лошадь нас по каким-то туманам катает…

Лотринаэн не мог не признать правдивость данного заявления. Действительно, катает. Между прочим, чтобы проделать фокус перемещения Громдевура из гор Восточного Шумерета в окрестности Объекта, потребовалось три мощных артефакта. И, совсем уж кстати сказать, если бы не милость отца Гильдебрана, воплощенная в магическом создании, переполненном светом и чудесами, не видать бы им возвращения, как собственных ушей. Но Лот не верил, что Громдевур сможет спокойно воспринять - и даже просто воспринять - данную информацию, потому ограничился тем, что терпеливо сносил ворчание попутчика.

Тропы, которые выбирал единорог, под определение обычных не попадали. Попытавшись просканировать клубящиеся туманы, тучи и серую взвесь, окружающие их с момента отбытия, полуэльф, во-первых, не поверил собственным чувствам, во-вторых, уверился, что его гордое наименование себя «экспертом по межпространственным перемещениям» есть чистой воды самонадеянность и безосновательная похвальба - прав отец Гильдебран, учиться, учиться и еще раз учиться, господин Лотринаэн! А в-третьих, благоразумно решил, что то, чего не знает Громдевур, не вызовет у храброго генерала приступа паники.

Пусть себе ворчит, что из-за затянувшихся «прогулок» единорога он опаздывает на условленное свидание к принцессе Ангелике. Главное, чтобы он не понял - одно лишнее движение, случайный шаг в сторону - и бушующая вокруг Магия разнесет незадачливых путешественников на молекулы.

Мимо скольких миров они проскользнули за час погони за единорогом? Что это за миры? Любопытно было бы взглянуть одним глазком…

125
{"b":"117155","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто правит миром
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Вечный. Выживший с «Ермака»
Моя вторая жизнь
Змеи. Гнев божий
Красношейка
Иисус для неверующих
Метод тайной комнаты. Материализация мысли
Мистер Капоне