ЛитМир - Электронная Библиотека

- О господи… - пробормотал тот в ответ. - Ты, Сашк, иди к себе. Ему под горячую руку лучше не попадаться… Ты иди, я потом позвоню. если не получится отладить Систему, я с тобой пойду уговаривать Волкова искать Игоря. А может, он все-таки не пропал, а к Курезадовской дочке намылился? Она хороша, зараза, хотя по виду родителей такое предположить трудно. Ой, чего это я всё о дочках, о Курезадове? У нас же Система полетела. Срочно на прием к Лукину, - все также шепотом велел себе Кубин, забывая о Саше и включаясь в дело своего компаньона и напарника: Зиманович, бешено сверкая глазами, отдирал корпуса системных блоков и вырывал с корнем платы и соединительные провода, мало интересуясь последствиями. - Срочно к психиатру…

Саша посмотрел, как громят компьютерную два технических гения и, от греха подальше, пошел к себе.

Пройдя мимо металлической дурынды-»коллайдера» и вернувшись в ставший привычным за минувший год кабинет 101 корпуса А, Саша мельком посмотрел на монитор собственного компа - тот то выключался, то снова показывал кусок так и не завершенного реферата, посвященного философской проблеме телепортации. Работать было невозможно, в голову лезли бестолковые мысли о Гале с серыми орлиными крыльями за спиной, о Лукине, склонившимся над золотисто-лиловым шахматным полем, о тете Люде - та обещала, что сегодня на ужин сделает сырники с изюмом… День подходил к концу, приближалась ночь - Сашка мельком подумал, успел ли тот ролевик, ну, тот, что в кружевном жабо и бесподобно достоверно вошедший в роль магичествующего эльфа, добраться до фермы Курезадова? Из раскрытого окна донесся далекий, протяжный волчий вой… и тут же смолк, будто испугался.

Пару минут спустя в окно, громыхая когтями по жестяному карнизу, вскарабкался Черно-Белый Кот.

- Мммрряяя… - утробно рыкнул он. Уселся на подоконнике, обернул лапы хвостом и демонстративно принялся начищать усы: - Сфсфсфсфсфс…

- Сейчас пойдем ужинать, - пообещал Саша. Поднял трубку телефона… А, чем черт не шутит, вдруг озарила его догадка, и он набрал номер сотового Игоря Волидарова, мысленно представляя его самого - долговязого, светловолосого, с немного кислой самодовольной физиономией вечного отличника. В памяти вдруг шевельнулся и другой образ, подсмотренный в странном навязчивом сне - тот же Игорь, но перепачканный брызгами собственной крови, в белом халате, на котором четкими черными полосами обозначились следы когтей… Прочь, прочь ненужные мысли!

В трубке раздались гудки. Долгие. Досчитав до шестого, Саша собрался положить трубку, но тут вдруг в глубине телефона что-то щелкнуло - будто сломалась высохшая под знойным солнцем старая кость.

- Игорь? Игорь, это ты? - закричал Глюнов. - Игорь, ответь… Игорь, ты слышишь? Игорь, тебя Галя ищет! Игорь, где ты? Игорь?

Вместо ответа из обыкновенного пластмассового аппарата потянуло чем-то странным - у этого «чего-то» был противный запах тления, пыли и сгоревшей шерсти; невесомая дымка выползла из черных пластиковых прорезей и потянулась к Сашке, к его сверкающим очкам и тощему затылку, проглядывающему под белым халатом, потянулась и развернулась серым саваном, собираясь укрыть, наползти, окутать прозрачным призрачным облаком, перечеркнутым неровными следами когтистой лапы… Окутать… закрыть… спрятать от тревог… успокоить… Согреться, протянув бестелесную призрачную руку к огню чужой души… забрать часть ее, чтобы…

- Яуяуяуяяяяяяя!!! - закричал Кот, вздыбливая шерсть, выгибая спину и сверкая страшными глазами - круглыми, как две полные луны.

От неожиданности Сашка выронил трубку.

Наваждение ушло.

C пятой попытки Сашка трясущимися руками пристроил трубку на аппарат, потом, чтобы успокоиться, почесал Кота за ушами. Фу ты, нечисть… Привидится же… Прав Кубин - с такими нервишками и фантазиями только и остается, что бежать прямиком к психиатру. Бедный Евгений Аристархович! Это ж сколько ему работы прибавилось за последние дни!

Кот скривил загадочную кошачью морду, метнул пышным хвостом и гордо направился к выходу. эй, хозяин, ты что-то там говорил про ужин…

На этот раз ужинали при свечах. В полном смысле этого слова. Романтичнее - учитывая попытки Сытягина изобразить музыкальное сопровождение - некуда.

Освещение вырубило, когда тетя Люда только-только приступила к раздаче сырников - ароматных, румяных, с темными изюминами и в белой пене свеженькой сметанки, - хорошо еще, что летом вечера долгие и светлые. Петренко побежала за свечами, после чего пространно объясняла, для чего нужны ароматические витые свечечки все в сердечках и ангелочках - ни за что не поверите, оказывается, для поправки здоровья и профилактики бронхиальных осложнений.

Вокруг оранжевых огоньков кружила хороводы мошкара, Кот урчал, жадно поглощая угощение - каждый раз, переступая порог общепитского блока, Черно-Белый натягивал на себя личину «Флаффи», снова и снова делая умилительную морду, полную показного благочестия и послушания; вследствие чего тетя Люда разрешала ему кормиться на столе, чуть ли не из одной тарелки с Глюновым. Впрочем, у Саши была и другая версия - что это ему повариха разрешает питаться за тем же столом, что и Черно-Белому.

По корпусам А и Б бодрым слоновьим спринтом носились бригады техников, разыскивая причину обесточивания Объекта. В столовую ненадолго забежал Кубин - забрать термосы с кофе и пакеты с бутербродами на всю компанию, - матом объяснил, что Системе приходится чрезвычайно трудно, что Зиманович пошел в разнос, оставил тонкости и теперь программирует с помощью кувалды, что, наверное, виноват вирус, но свой, Системный, не может быть, чтобы «с воли» что-то в их родную Сеточку заползло… Может, конечно, опять случилась какая-то нелепость, типа, нажал кто-то последовательность или команду, которую ни в коем случае нажимать нельзя было, - прибавил Кубин, очень нехорошо присматриваясь к Черно-Белому Коту, - но Зиманович разберется самостоятельно, и только шутнику, сколько бы у него ног, усов или хвостов ни было изначально, придется очень туго…

Черно-Белый Кот изобразил полнейшую невинность - что было нелегко, учитывая, что в сметане из тарелки Саши он измазался по уши, - жалобно мявкнул в свое оправдание, спрыгнул со стола и ушел к Петренко. Вот подхалим, - подумал Сашка, - и после этого не верь в разум кошек! ведь никому из людей и в голову не придет заслужить психологические бонусы у секретарши начальника, совмещая выражения бесконечного восхищения с одновременным умащиванием сметаной конечностей объекта подхалимажа…

«Штабс-капитан» Волков появился в столовой поздно, когда ужин при свечах уже заканчивался. Тетя Люда командовала дежурными, убирающими со столов пустую посуду; жилистый, мосластый Сытягин, устроившись в углу, рядом с молчащим «гробырьком», терзал гитару, напевая что-то борзым, хриплым голосом, Ноздрянин и Хвостов резались в «дурачка», а Саша листал старые журналы в поисках нерешенных шахматных задач.

Волков твердым, решительным голосом попросил тишины и всеобщего внимания. После чего коротко, по-деловому, объяснил, что, в связи с непонятными событиями, которые техниками обозначаются как «профилактический сбой в Системе», команда охранников заступает на дополнительные дежурства согласно ранее утвержденному пункту внутреннего распорядка. Вы, Глюнов, - повернулся в конце речи Волков к Саше, - чего здесь сидите? Вас Монфиев давно ищет. И Анну Никаноровну тоже…

19
{"b":"117155","o":1}