ЛитМир - Электронная Библиотека

Волшебник перехватил Черно-Белого правой рукой - за шкирку, а левой - за спину и решительно окунул в таз с холодной водой.

- Ммммяяууу!!! - заорал кадавр, пытаясь вырваться. - Моуукроууу!… Спяуситее!!… Сливоук добаувьте!…

- Пожалуй, надо еще раз, - решил Лот и повторил операцию, с трудом отказавшись от искушения продержать Кота под водой до полной остановки конвульсий.

- Ты что делаешь?! - панически закричал кто-то. Секунду спустя нескладный юноша - тот самый, в очках, которого Лот видел целую вечность назад, в чахлой березовой роще, - выхватил мокрого Кота из рук оторопевшего полуэльфа. - Что ты делаешь?! - и уставился на Лота сквозь толстые стекла очков взглядом полным праведного гнева.

- А… а что, этот Кот - твой? Глюнов, Александр - я правильно запомнил? - справившись с удивлением, спросил Лот. Неужели ему повезло, и нашелся абориген хоть и странный, но не пьяный и относительно вменяемый?

- Да, запомнили-то вы правильно. Только зачем вы Кота мучаете? Смотрите, как он испугался! Дрожит весь, бедняга…

- Так это ваш Кот! - обрадовался Лот. - Вы сами его сделали?

- Сделал? что значит - «сам его сделал»? Я не селекционер, не генетик, совсем нет, я палеонтолог, а Кота этого я нашел. Сам. Он у гаража у нас на Объекте сидел, вот я и подумал, что бедняжка умрет с голоду, если его не кормить…

Хитрый Кот тут же изобразил умирающего и жалобно простонал, закатив для пущего эффекта глазки и отбросив все пять конечностей в разные стороны.

- А я думал, что наконец-то мне повезло, - разочарованно и печально протянул Лотринаэн.

- То есть, - не унимался господин Глюнов, - Как хорошо, что есть над кем поиздеваться? Пошли, зараза пушистая, - повернулся Сашка, чтобы уйти. Напоследок он испепелил суровым взглядом Лота. - Сейчас я отнесу тебя Курезадову… Он там, наверное, шашлыки делает, - мечтательно протянул Сашка.

- Меняуу? Зау что меняуу в шаушлык? - немедленно ожил Кот и единым прыжком вырвался на волю.

Некоторое время Глюнов стоял, застыв посреди подземелья памятником гномам-первопроходцам, открыв рот и вытаращив глаза. Лотринаэн обошел молодого человека, сам окинул придирчивым взором помещение. Ужас, просто ужас - серые каменные стены, и ничего более. В большом зале подземелья хоть зелень кое-какая теперь имеется, да и следы кошачьих когтей создали неповторимый орнамент… на всех подходящих и подвернувшихся поверхностях.

- Воды… можно? - прохрипел Глюнов.

Лот радушно вылил на молодого человека весь тазик, в котором до этого топ… купал Черно-Белого.

- Спасибо, - пробормотал Сашка, отфыркиваясь.

- Может, еще чего-нибудь? - заботливо поинтересовался Лот. - Могу предложить листья пустырника…

- Вяулеуурьянки! - сунулся Кот.

Глюнов чуть не потерял очки и собственную челюсть.

Лотринаэн, сжалившись, отвел юношу в главный зал и усадил за стол. После недолгого размышления предложил порцию «ментального стимулятора».

- Он… разговаривает! - прошептал Сашка, в благоговении таращась на Черно-Белого Кота. - Он… разговаривает!…

- Значит, не вы наделили это создание такой чудесной способностью? - с сожалением переспросил Лот. - Очень, очень жаль.

- Почему - «жаль»? - не понял Сашка, с паническим ужасом продолжая смотреть на кадавра. Тот, догадавшись, что стал центром внимания, игриво, как шаловливый котенок, принялся катать по полу разорванные куски «змеиной шкуры», которая до недавнего времени лежала в красном шкафчике. (То, что сделал Кот с ведерком, Лотринаэн надеялся когда-нибудь забыть).

- Увидев Кота, я надеялся встретить в этой глуши настоящего мага. Но раз вы говорите, что Кота нашли, да еще, как я понял, совершенно случайно, значит, моим надеждам не суждено оправдаться.

- Маг? Вы говорите, что Кота сделал маг? - подскочил Глюнов.

- Обычно, - как маленькому ребенку, объяснил Лот. - натуральные коты не разговаривают.

- А может, имплантаты? - с надеждой спросил Глюнов. - Вживленные чипы и микродинамики? - и бросился ощупывать морду Кота в поисках подтверждения своей версии. Кот вывернулся, взмявкнул и удрал.

- Да нет, обыкновенный кадавр. Созданное магией существо, - объяснил Лот в ответ на недоумевающий взгляд. - Судя по вашему виду, вы впервые слышите о существовании подобных вещей.

- Нет, я, конечно, читал… Но чтобы вот так… запросто…

Тут Глюнов принялся себя щипать, явно с целью пробудиться и прекратить кошмарный сон.

- Не действует, - подсказал Лот.

- Как же так… да как же это… - не мог прийти в себя юноша. Вид у него, мокрого, растрепанного и пораженного до самых глубин души, был простоватый и шутовской.

- А, какие сложности… Как говорится - долго ли умеючи. Я, правда, по созданию животных с заданными свойствами не специалист, но скажу без ложной скромности - вот с растениями мне всегда удавалось договориться. Конечно, не так, как мэтру Пугтаклю… Слышали о таком?

- О ком? - деревянным голосом поинтересовался Глюнов.

- О мэтре Пугтакле, Верховном Друиде Юго-Западного Побережья. Слышали, нет? На торжество по случаю бракосочетания короля Фабиана и королевы Цирцеи он создал апельсиновое дерево с золотыми листьями и серебряными цветами. Правда, потом пришлось это дерево попросить перестать расти, - гномы очень рассердились, когда оказалось, что творение мэтра плодоносит настоящими золотыми самородками. Видите ли, такой способ получения благородного металла мешает им усердствовать в рудном деле… А жаль. Это деревце чудно смотрелось в королевском саду, особенно украшенное «Крылом бабочки». Что, и о «Крыле бабочки» вы тоже не слышали? - поразился Лот. Что-то подсказывало ему, что беседа зашла в какое-то странное русло, но остановиться не было сил. Полуэльф сам не догадывался, что его трясла самая обыкновенная, житейская и вполне закономерная человеческая истерика, спровоцированная бессонницей, голодом, перерасходом маны и затянувшимся общением с двумя безумцами, которых он так и не сумел уговорить выйти из-за двери, - Так называется чудо ювелирного искусства, созданное, к величайшему сожалению моих родственников с папиной стороны, гномами Илюмского клана Гогенбрутт. Искусно ограненные сапфиры, платина, нюр и капелька лунного серебра. Изначально было два «Крыла», но второе утеряно триста лет назад. Или четыреста? - задумался Лот. - Сам уже не помню…

- А… а… - с каким-то подвыванием, наконец, спросил Глюнов: - А вы Лукина Евгения Аристарховича знаете?

- Не имею чести быть представленным господину с таким необычным именем, - извинился Лот.

Они сидели друг напротив друга за столиком подземных обитателей, изрядно расцарапанным Котом, под сенью разросшегося помидорного куста, достигшего зрелости и теперь наливающегося плодами величиной с кулак тролля. (растения всё уверенней и уверенней заполняли собой подземный лабиринт). Глюнов нервно стучал зубами, с ужасом рассматривая то большие, с тарелку, кремовые цветки картофеля и его расправившиеся на голом бетонном полу клубни, покрытые сеточкой воздушных корешков, то пряди ветвящейся петрушки, то играющего с обрывками пожарного шланга Кота, то Лота, а Лотринаэн выбивал каблуками сапог нервическую чечетку, не зная, как себя вести дальше. Да и чего, собственно, от этого человека ждать? Опыт общения с Жорой и Вованом подсказывал угостить «ментальным стимулятором», но ведь Александр еще и первой рюмки не выпил… Может, наконец, Лотринаэну повезло, и попался нормальный человек. Тогда почему так странно реагирует на разговоры о магии? Ведь способности-то у Глюнова есть, Лот еще тогда, в березовой рощице почувствовал…

43
{"b":"117155","o":1}