ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дети уже вернулись из школы и сидели дома, не выходя на улицу. Дом осаждали журналисты и телерепортеры.

— До чего же все люди неблагодарны, — проговорила Эмма, когда Айвен оказался дома.

— Это не все люди, Эмма. — ответил Мак. — Те, кто собрался здесь, ослеплены ненавистью. Им кажется, что они правы. Но в действительности они не знают, что происходит.

— Но как же можно обвинять человека после того, как он столько сделал для всех? — снова говорила она.

— Может, кому-то я помешал, — сказал Айвен.

— Кому это? — спросила Эмма.

Раздался звон стекла. В окно влетел камень и упал на пол.

— Надо уйти подальше в дом, — сказал Мак. — Пойдемте все наверх.

Все поднялись, а Айвен остался, потому что к дому вновь шла полиция. Айвен открыл дверь, не дожидаясь, когда они позвонят.

— Появились новые факты, мистер Лайонс. — Айвену вручили газету, в которой было письмо подписанное Львом-хранителем.

В нем были угрозы расправы над всеми выступавшими и требования разойтись. Это уже был новый виток. Кто-то играл Льва-хранителя.

— Вы узнали, откуда это письмо? — спросил Мак.

— Ничего неизвестно. Его доставил в редакцию какой-то мальчишка. Когда же стало ясно, от кого оно, пацана уже не было.

— Надо что-то предпринимать, — сказал второй полицейский. — Настоящий он или нет, эта статья просто взбесила людей. Нам трудно их сдерживать. Кто-то кидает камни с помощью какого-то приспособления, и они долетают до дома. Боюсь, что дело может дойти до применения огнестрельного оружия.

Вновь послышался удар. На этот раз стекло вылетело на другом этаже. Айвен сразу же пошел наверх. Все находились в небольшой комнате без окон.

И опять удар выбил какое-то стекло.

— В конце концов, вы можете что-нибудь сделать? — не выдержав, проговорил Айвен.

— Мы делаем все возможное, мистер Лайонс, — ответил ему полицейский. — Скоро должно прибыть подкрепление.

Айвен сел. Он хотел что-нибудь сделать, но не мог ничего придумать. Любое появление льва на этот раз привело бы к еще худшим последствиям. Он уже знал одно из действий, которое должен совершить, но для этого надо было дождаться ночи.

Вскоре появились специализированные подразделения полиции, которые очистили улицу перед домом от разъяренной толпы. Полиция покинула дом, но вокруг все было окружено, и ни один человек не мог пройти через оцепление.

Наступила ночь. Было трудно кому-либо уснуть, и все сидели в одной комнате, изредка переговариваясь. Ужин остался почти не тронутым. И, наконец, настал момент действий. Все легли спать.

В дом пришли двое охранников, которые предложили свою помощь. Айвен оставил их внизу, показав, где можно взять что-нибудь перекусить, а сам ушел наверх.

Он лег, как обычно, и, передав Авурр управление своим телом, вышел в энергетической фазе. Никто не мог видеть молниеносных движений Айвена.

Он вылетел из дома и направился в больницу, где была пострадавшая девочка. В ее палате никого не было. В коридоре находилась только одна сиделка, и Мак появился около пострадавшей. Она спала.

— Проснись, Татьяна, — тихим голосом произнес он и направил полевое воздействие, от которого она проснулась.

Девочка увидела своим одним глазом белого льва с красными светящимися глазами над собой и вскрикнула. Мак лежал прямо на ее кровати. И частью своей полуэнергетической фазы находился в теле девочки.

— Не бойся меня, я не сделаю тебе ничего плохого, — произнес Айвен.

— Зачем ты пришел? — испуганным голосом проговорила девочка.

— Чтобы помочь тебе. Посмотри. — Айвен поднял свою лапу с когтями и опустил девочке на грудь.

Она снова вскрикнула и со страхом смотрела, как лапа льва прошла сквозь нее, не причинив никакого вреда.

— Кто ты? — спросила Татьяна, глядя на льва.

— Я — Лев-хранитель. — сказал Айвен. — Я хочу найти того, кто напал на тебя. Ты должна помочь мне в этом. Но сначала я помогу тебе.

Айвен встал над девочкой и его глаза сверкнули. В одно мгновение энергетическая фаза Айвена произвела изменения в теле девочки. Красные всполохи пробежали по окутавшим ее бинтам и они исчезли. Все раны зажили в одно мгновение, и Айвен восстановил ее правую руку.

Мак вновь изменился и на этот раз превратился в полную биологическую фазу биовещества в виде миу. Он спрыгнул на пол.

— А теперь встань, Татьяна, — сказал он.

В этот момент в коридоре послышался крик сиделки, которая пришла на голос Татьяны.

Девочка поднялась с постели, посмотрела на свои руки. Ощупала тело и взглянула на льва, сидевшего на полу.

— Я, наверное, сплю, — проговорила она.

— Расскажи мне, как выглядел тот, кто напал на тебя. — спокойным тихим голосом произнес Айвен.

— Это был лев, — сказала она, глядя на Айвена. — Он выскочил из темноты и прыгнул на меня.

Она задрожала от страха, снова представив ту картину.

— Успокойся и забудь о страхе, — произнес Айвен и своим воздействием отключил страх в девочке. — Ты видела его. И, наверное, что-нибудь помнишь. Какие-нибудь особые приметы.

— Я не знаю, как сказать, — произнесла Татьяна. Она успокоилась, решив, что во сне с ней ничего не произойдет. — Может, я смогла бы его нарисовать.

— Нарисовать? — переспросил Айвен и понял из ее мыслей, что она неплохо рисует. — Тогда нарисуй его.

Мак взглянул сверкающим взглядом на тумбочку около кровати, и на ней появился лист бумаги, карандаши и мольберт. Девочка взглянула на появившиеся предметы и взяла их.

Татьяна устроилась немного поудобнее и начала рисовать. Она остановилась на мгновение, когда вспомнила, что она именно она хочет рисовать, а затем принялась, забыв о всяком страхе.

А в это время сиделка подняла всю охрану больницы. Через несколько секунд поступил звонок в дом Айвена Лайонса. И в действие вступила вторая часть Айвена. Машина уже ждала его, когда он выскочил из дома.

До больницы надо было ехать около получаса, но машина двигалась быстрее, чем обычно. Кроме того, ночные улицы были пусты, и водитель пустил ее с максимальной скоростью.

Около палаты появилась охрана больницы. Они оказались за дверью и наблюдали странную картину. Татьяна сидела на кровати и рисовала, а перед ней сидел белый лев. Казалось, она рисовала его с натуры.

Воздействие Айвена на окружающее пространство привело к тому, что в палате не было слышно никаких звуков извне. Около самой палаты появилась мать девочки. Она бросилась на дверь, пытаясь ее открыть.

Сила Айвена держала дверь закрытой. Люди попытались разбить стекло. Все было бесполезно. Никакие крики и удары не могли отвлечь Татьяну. Она никого не видела и продолжала рисовать. Айвен знал, что ей надо несколько больше времени, чем было до момента его появления.

Чтобы не встретиться со львом на глазах у всех, он воздействовал на двигатель машины, и у нее заглох мотор. Машина прокатилась сколько могла, и Айвен, выскочив из нее, побежал по улице. Через несколько минут машина вновь его догнала, а когда Айвен сел, мотор опять заглох. Шофер выругался, а Айвен снова побежал вперед. На этот раз он сам добежал до больницы.

Рисунок был закончен.

— Вот, посмотри, — сказала Татьяна, протягивая лист льву. На рисунке был изображен лев в полете, с оскаленными зубами. Так, как она его запомнила в момент нападения. Татьяна нарисовала много подробностей, и Айвен теперь знал какого льва искать.

— А теперь ложись и спи, — произнес Лев-хранитель. — Все слова, сказанные в палате, были слышны снаружи.

Девочка легла на кровать, положив рисунок на тумбочку. Айвен, используя поле, заставил ее тут же заснуть. Лев повернулся к людям, стоявшим за дверью. Они уже перестали стучать, поняв, что это бессмысленно.

Глаза Льва-хранителя блеснули красным светом, и он прыгнул прямо на дверь. Люди отшатнулись от нее, но льва больше не было.

Айвен, пролетев через дверь палаты, мгновенно перешел в энергетическую фазу и молниеносным движением соединился со своей частью, которая уже бежала по коридору к палате.

25
{"b":"117160","o":1}