ЛитМир - Электронная Библиотека

Лозини немного помолчал. Рассуждения этого полицейского слегка развеяли его плохое настроение. Он пожал плечами и ответил:

– Делайте что хотите.

– Хорошо,— ответил полицейский.— На всякий случай оставьте людей возле всех дверей театра и продолжайте обыскивать парк. Если он еще здесь, ему не удастся

выйти, а если он отсюда удрал, вам, может быть, посчастливится найти его в другом месте.

– Спасибо за совет, я бы сам до этого не додумался,— с издевкой ответил старик. Он повернулся спиной к полицейскому.— Мы продолжим поиск. Зажжем по всему парку свет, пройдем по всей территории — где-нибудь его да найдем.— Он снова обратился к полицейским:— А вы возвращайтесь как можно быстрее.

– Можете на нас рассчитывать,— ответил тот, что постарше.— Не позже чем через час.

Глава 22

Театр опустел, но был по-прежнему ярко освещен. Паркер понимал, что все двери тщательно охраняют снаружи.

Он заставил себя подвигаться. Снова одеревенело все тело и скрипели суставы при малейшем движении рук и ног. Нужно было сменить позу, в которой он так долго находился, для этого пришлось ползти на четвереньках вдоль балок. Потолок постоянно задевал его за спину.

Паркер направился к тому месту, откуда появлялся луч света, на ощупь обнаружил люк. Слегка приподняв крышку, он выглянул на занесенную снегом крышу, заметил свежие следы, полной грудью вдохнул свежий морозный воздух.

Паркер посмотрел налево и заметил в подвешенной на канатах люльке того парня, который поднял тревогу, увидев, как он вбегает в театр. Парень находился в трех метрах над крышей, вся она была у него перед глазами как на ладони.

Часовой постоянно ходил внутри люльки, напоминавшей корзину, которую подвешивают к воздушным шарам. Внимание его было приковано к земле, он тщательно осматривал все аллеи парка и выходы из сооружений и обязательно бы заметил Паркера на крыше.

Паркер наблюдал из приоткрытого люка. Он быстро изучил повадки часового. Вдоль всей крыши проходило ограждение высотой сорок сантиметров. От люка до него было два метра. Паркер выжидал, двигая руками и нога-

ми, пытаясь их размять. Когда Паркер почувствовал себя лучше, а часовой повернулся спиной, он выскочил из люка, тремя прыжками достиг края крыши и спрятался за ограждением. Часовой не мог его видеть, а Паркер получше рассмотрел крышу и обнаружил дверь, через которую выходил один из парней Лозини.

На крыше стояло некое подобие будки, размером с две телефонные кабинки, поставленные рядом. Черная железная дверь ее была закрыта. Будка стояла с краю и была хорошо заметна. Часовой поворачивался слишком часто, Паркер не успел бы добежать до этой двери, открыть ее и заскочить внутрь.

Паркер выглянул поверх ограждения. Часовой продолжал кружить по люльке. Он был хорошей мишенью. Если бы у Паркера был пистолет, от этого типа можно было избавиться без всяких проблем.

У Паркера оставалась последняя надежда. Он вспомнил про нож — свой единственный шанс. Паркер пополз вперед, поближе к часовому. Снег под ним таял, брюки и перчатки намокли. Он пополз быстрее, боясь, что холод и сырость скоро дадут о себе знать.

Добравшись до намеченного места, Паркер выглянул поверх ограждения: парень стоял как раз напротив, казалось, до него можно дотянуться рукой.

Паркер стащил перчатку с правой руки, несколько раз согнул и разогнул пальцы. Упражнения, проделанные до этого, помогли размять мышцы плеч, руки теперь стали послушными. Замерзли, правда, кончики пальцев, он стал согревать их дыханием. Наконец, сунув руку за спину, Паркер вытащил один из ножей из заднего кармана брюк. Взяв его за кончик лезвия указательным и большим пальцами, он взглянул поверх ограждения.

Паркер медленно считал про себя и досчитал до десяти, пока часовой делал в люльке полный круг. Значит, за десять секунд нужно успеть встать, прицелиться и метнуть нож. Паркер наблюдал за бандитом. Внутренне он весь напрягся, прикидывая, в какой момент нанести удар. Вот он подобрал под себя колени и вскочил, держась за стенку. Замерев на месте с вытянутой для равновесия левой рукой, Паркер стоял вполоборота к своей жертве, держа нож в поднятой правой. Он точно знал, в какую точку пошлет свое оружие.

Паркер ждал, сосредоточив внимание на поворачивающейся в четырех метрах от него голове. В нужную секунду он метнул нож и упал на крышу. Паркер не услышал ни крика, ни хрипа — ни звука.

Он поднял голову. В люльке никого не было видно.

Тогда он встал на колени, но так тоже никого не было видно. Казалось, люлька пуста.

Значит, он не промахнулся, и убитый просто упал на дно. Паркер попал ему под ухо, туда, куда и метил, если только нож не отскочил и парень не потерял на время сознание.

Паркер посмотрел направо, где тоже в люльке находился второй часовой. Но тот был слишком далеко, чтобы видеть, что здесь происходит, и слишком далеко, чтобы Паркер мог воспользоваться другим ножом.

Он натянул перчатку, стряхнул снег с брюк и куртки, затем пробежал по крыше, открыл металлическую черную дверь и спустился по лестнице.

Глава 23

С балкона Паркер увидел, что на сцене все еще лежит труп, придавленный брусьями. Второго парня, раненного, уже унесли.

Вниз вела широкая лестница, устланная ковром. Там находился кабинет, и Паркер обнаружил в маленькой картонной коробке, стоявшей на шкафу с бумагами, дюжину плиток шоколада с орехами. Две плитки он съел сразу, остальные рассовал по карманам.

Одно из окон кабинета находилось на фасаде театра. Шторы были задернуты. Прижавшись к стене, Паркер слегка отодвинул штору и через щелку посмотрел в сторону входной двери. Через минуту появился один из парней Лозини. Шел он не торопясь, с мрачным видом, затем остановился, огляделся вокруг, повернулся на 180 градусов и пошел в обратном направлении.

Похоже, с ним никого не было. Но имелись еще боковые выходы, и там дежурили ребята, которые сразу примчатся на помощь.

Паркер обыскал кабинет в надежде найти пистолет, но ничего не обнаружил. Выйдя из кабинета, он прошел по центральному проходу и поднялся на сцену, чтобы обыскать труп. Но и здесь ждала неудача.

Что делать? В театре всего три выхода: главный, перед которым он видел часового, и еще по одному с двух сторон сцены. Боковые двери были металлические. За ними, конечно, стояли часовые с оружием наготове. Другим путем были два окна по обе стороны от главного входа.

Может быть, есть еще иной способ выбраться отсюда?

На сцене валялось множество длинных и крепких веревок. Паркер подобрал одну из них, метров двадцать длиной, и отвязал от бруса, к которому она крепилась. Он смотал ее и повесил на левое плечо, спустился со сцены в служебные помещения театра и поднялся по лестнице на крышу, затем прошел через нее к краю, нагнулся и принялся изучать наружную стену театра. В этой стене не было дверей, поэтому не было и часовых.

На крыше торчало множество вентиляционных труб. Паркер привязал к одной из них веревку, потянул, чтобы убедиться в ее надежности, другой конец сбросил вниз.

Шоколад пошел на пользу. У Паркера не было больше ощущения пустоты в желудке, он почувствовал прилив новых сил. Казалось, к нему возвращается прежняя выносливость и ловкость.

Паркер перешагнул через ограждение, медленно и осторожно начал спускаться вниз, рассчитывая каждое движение.

Внизу он осмотрелся по сторонам. Необходимо добраться до ворот парка. С одной стороны от него тянулись искусственные джунгли. Он подошел к углу здания и выглянул. Прислонясь к стене, часовой курил. Паркер ждал. Часовой докурил сигарету, бросил окурок в снег и принялся ходить возле двери.

Как только он повернулся спиной, Паркер бросился вперед. В несколько прыжков он достиг первых искусственных кустов, углубился в них, пригнулся и оглянулся вокруг. Часовой продолжал ходить. Он делал несколько шагов и, не торопясь, поворачивал назад.

17
{"b":"117162","o":1}