ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альма очень обрадовалась, когда раздался мелодичный звон часов и стрелки показали пять.

– Дитер, нам пора. – Она с облегчением поставила тарелку с пирожным на стол.

– Пора? Разве вы не останетесь на обед? – запротестовала фрау Мувендал.

– О нет, простите. Я должна вернуться в отель. Предполагается, что мы будем присутствовать там сегодня вечером.

– Но почему? Я не совсем понимаю.

– Администрация отеля оплачивает наше пребывание в Уэстерхейвене, – объяснила Альма. – Поэтому сегодня вечером мы должны быть там – гости хотят видеть нас на танцевальной площадке.

Фрау Мувендал удивилась такому объяснению, но промолчала. Ее младший сын задал гениальный вопрос:

– В таком случае вы не будете возражать, Альма, если я съем вашу меренгу?

– Уильям! Что за манеры! Каролина, позови Анну и попроси ее убрать все со стола, включая и меренгу.

– Хорошо, мама, – послушно ответила дочь. – Но ведь ты знаешь, что он все равно получит пирожное от нее на кухне.

Фрау Мувендал проводила Альму наверх в свободную спальню, чтобы девушка привела себя в порядок перед отъездом в Уэстерхейвен.

– Могу одолжить вам куртку, – предложила она. – По вечерам здесь часто бывает прохладно.

– Нет, спасибо. У меня есть пиджак в машине. Хозяйка кивнула и оставила девушку одну.

Когда Альма спустилась вниз, то застала мать и Дитера стоящими на пороге. Похоже, у них состоялся неприятный разговор. Девушка услышала «unfreundlich» от молодого человека, что без труда перевела на английский как «недружелюбный». Фрау Мувендал что-то быстро возразила. Но Альма поняла, что Дитер упрекал свою мать в том, что та вела себя недружелюбно, а женщина ответила, что в их доме такие гости нежелательны.

Слегка покраснев, девушка спустилась с лестницы и протянула на прощание руку фрау Мувендал. Умение держать себя с достоинством, выработанное годами тренировок, пришло Альме на помощь.

– Благодарю вас за оказанный прием, – гордо сказала она. – Не думаю, что мы встретимся с вами еще раз. Завтра я уезжаю в Англию. Но немецкая гостеприимность мне доставила большое удовольствие.

– Рады стараться. – Фрау Мувендал покраснела в свою очередь. – Вы не собираетесь побывать в этой части нашей страны еще раз?

– Очень маловероятно. Прощайте, фрау Мувендал. До свидания, Каролина. До свидания, Уильям. – И когда мальчик поклонился ей, Альма не смогла удержаться и прошептала ему на ухо: – Надеюсь, Анна даст тебе меренгу!

Дитер с мрачным выражением лица вел машину обратно. Они почти не разговаривали. Но девушка не жалела об этом. Она была не в настроении поддерживать беседу. Только оказавшись в Уэстерхейвене, Дитер почувствовал себя несколько лучше и даже смог улыбнуться своей спутнице. Последние лучи заходящего солнца окрасили его светлые волосы в золотистый цвет.

– Прости, что прием оказался не на высоте.

– Мне все очень понравилось, спасибо. Так любезно с твоей стороны провести столько времени со мной сегодня. Я очень признательна тебе за это.

– Увидимся завтра?

– Боюсь, нет. У нас с Майклом уже куплены билеты на самолет. Мы вылетаем из Гамбурга завтра в обед.

– Ты должна сразу вернуться? Не можешь остаться еще хоть ненадолго?

– Остаться? Без Майкла?

– Но если вы больше не собираетесь танцевать вместе?

– О… Понятно… Но в любом случае я вряд ли смогу остаться. В понедельник я должна вернуться на работу, – вежливо ответила Альма, но по ее тону Дитер понял, что она просто не хочет задерживаться здесь. Девушке было все еще больно от того, как с ней обошлась фрау Мувендал.

Когда они подъехали к отелю, навстречу им выбежал Майкл. Но на этот раз на его лице читались лишь радость и облегчение, никаких следов вчерашнего негодования.

– Альма, где ты была целый день? Я просто не находил себе места! – Он взял девушку за руки и помог ей выбраться из машины. – Я сегодня не смог застать Джанет в номере, и никто не знал, где ты!

Перед тем как зайти в вестибюль отеля, Альма остановилась и посмотрела на Дитера.

– Спасибо за прогулку, Дитер. Скорее всего, у меня не будет возможности попрощаться с тобой позже, так что говорю тебе «до свидания» сейчас.

– До свидания, Альма. – Он продолжал стоять возле машины и выглядел подавленным. Поскольку девушка не знала, стоит ли протянуть ему руку, Дитер решил эту проблему за нее. Он слегка поклонился, как это делали часто при прощании все мужчины, живущие на континенте. Она склонила голову в ответ.

Таким образом, подумала девушка, наше знакомство закончилось точно так же, как и началось, – обменом любезностями на публике.

– Я так беспокоился, Альма, – продолжал Майкл, когда они поднимались наверх. – Я подумал, что ты упаковала чемоданы и уехала.

Она засмеялась и покачала головой:

– Да, но как бы я это сделала? Я не знаю языка, и иностранные аэропорты пугают меня!

Когда они подошли к двери ее номера, Майкл спросил:

– Ты сегодня спустишься потанцевать для публики?

– Да, если ты хочешь. Мне кажется, мы должны это сделать, чтобы не чувствовать себя обязанными Брайтбушу.

– Полагаю, да. Могу я войти на минуту?

Альма открыла дверь, и они вошли в гостиную.

Звуки, доносившиеся из спальни, предупредили их о том, что Джанет собирается для финала соревнований, и Майкл стал говорить тише.

– Альма, прости меня. За мое поведение. Я просто был потрясен тем, что мы не попали в финал. Но, Альма, это ведь твоя вина.

– Да, я знаю. Я даже не могу выразить словами, как я расстроена.

– Я знаю, что ты сожалеешь. Как все нелепо получилось. И очень хорошо, что здесь, на этих соревнованиях, не присуждали никаких квалификационных разрядов. Но, надеюсь, в дальнейшем ты серьезнее отнесешься к делу.

Альма посмотрела на Майкла. В ее глазах поблескивали слезы.

– Ты хочешь сказать, что, в конце концов, мы все же останемся вместе?

– Разумеется, да. – Он сел ближе. – Ты ведь хочешь этого?

– О, Майк! Ты ведь знаешь, что хочу. Но я думала, ты разочаровался во мне и больше не захочешь со мной танцевать.

Она села за столик из светлого дерева.

– Это хороший урок для меня. Я поняла, что отнеслась к нашей поездке как к развлечению.

А ведь это работа, и у нас была определенная цель. Я подвела тебя, но даю слово, что с этого момента я сконцентрируюсь только на танцах, куда бы мы ни приехали и каким бы великолепным ни оказалось место.

– Это урок и для меня, дорогая. Знаешь, что случилось со мной? Я просто испугался. Да, – Альма бросила быстрый взгляд на Майкла, – испугался, что потеряю тебя точно так же, как потерял Джун.

Эту тему они никогда раньше не обсуждали. Его бывшая партнерша Джун Мейсон была исключительно талантливой от природы танцовщицей, и с ней они всегда поднимались на самые высокие места. Затем внезапно Майкл и Джун расстались. Вскоре она вышла замуж за строительного подрядчика и сейчас жила в Уэртинге. Удивительно, что Джун выбрала это скучное существование вместо того, чтобы танцевать с Майклом Джефферсоном.

Альма взяла Майкла за руку:

– Ты хочешь рассказать мне?

– Собственно говоря, здесь нечего рассказывать. У нас все получалось. Мы выиграли любительский чемпионат, затем попали в финал на фестивале «Звезда». Мы танцевали почти три года. Мне казалось, она счастлива. Джун так же серьезно относилась ко всему, как и я…

Майкл замолчал, на него нахлынули воспоминания прошлого, где Альме не было места. Она лишь принадлежала к тем зрителям, которые приветствовали Майкла Джефферсона и Джун Мейсон. Альма хорошо помнила эту девушку – спокойную, темноволосую, с удивительно красивой линией шеи и плеч.

– Что же случилось? Почему вы все-таки расстались?

– Я так и не понял, – признался Майкл, в возбуждении качая головой. – Мы были неофициально помолвлены. Джун хотела выйти замуж весной, но предполагалось, что это станет большим событием – церковный хор, прием в отеле, настоящее представление. Мать Джун жаждала всего этого… По крайней мере, я так думаю.

14
{"b":"117163","o":1}