ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кеннет что-то сердито пробормотал себе под нос, и до нее долетели слова «эта проклятая работа». Немного подумав, Альма согласилась с ним встретиться и попросила Кена заехать за ней домой в девять часов.

Хотя девушка и дала согласие, все же сделала это неохотно. Ей придется очень быстро закончить работу, напечатать конфиденциальный отчет, быстро добраться до дому, переодеться и быть готовой к девяти часам. Вместо этого она с гораздо большим удовольствием спокойно бы допечатала документы, вернулась домой, немного перекусила, полежала бы в ванной и почитала перед сном книгу. Но похоже, Кену не терпелось рассказать ей свои последние новости…

Она перестала думать о нем и сосредоточилась на деловых бумагах. Альма закончила печатать отчет в восемь часов. В офисе уже никого не было. Завтра с утра она придет пораньше, проверит еще раз ошибки и сделает четыре копии. Документы заберет глава отдела в десять тридцать. Возвращаясь на автобусе домой, девушка обдумывала отчет и то, какое решение может быть по нему принято. Значит, завтра придется еще печатать.

Дома она быстро приняла душ и переоделась. Когда Кеннет позвонил в дверь, Альма уже была готова. Миссис Крейги пригласила молодого человека войти. Его глаза сверкали, лицо покрылось легким румянцем от волнения.

Они отправились в итальянский ресторан, где была хорошая кухня и непринужденная обстановка. Казалось, Кеннет еле дождался, пока они наконец остались наедине. Официант поставил перед ними первое блюдо и ушел.

– Что ж, – начал он, – полагаю, ты умираешь от любопытства и хочешь побыстрей узнать, что все это значит. – Альма попыталась не выказать удивления. Она не была ни взволнована, ни заинтригована, как, вероятно, ожидал Кен. Девушка засмеялась от смущения, и, прежде чем смогла придумать какой-нибудь тактичный ответ, брат Джанет торопливо заговорил: – Это, разумеется, входит в их схему обучения персонала. Они посылают меня в Цинциннати на специальный курс по американскому компьютерному конструированию. Это значит, что в дальнейшем я получу высокооплачиваемую работу, а в конце года у меня появится шанс получить место здесь или в Америке. – Кена так и распирало от гордости, когда он рассказывал Альме последние новости. – Что ты думаешь об этом?

– Я думаю, это здорово, Кен! Джанет всегда говорила, что ты далеко пойдешь. Когда ты уезжаешь?

– Это зависит в основном от тебя.

– От меня?

– Да… когда ты будешь готова.

Девушка испуганно взглянула на своего собеседника:

– Готова к чему, Кен? О чем ты говоришь?

– О чем? – вскричал он, разводя руками. – Ну, разумеется, я не объяснил всей ситуации. Фирма также оплатит все расходы, связанные с женой стажера. Когда они предложили это мне сегодня в обед, я объяснил, что собираюсь жениться до отъезда в Америку. Они сказали, что не возражают. И я должен уехать не позднее, чем через месяц.

– Кен…

– Я не знаю, стоит ли нам венчаться в церкви, но свадьба должна быть достаточно скромной, так как…

– Кен! – Встревоженный и настойчивый голос Альмы наконец дошел до его сознания. Он замолчал, посмотрел на нее и сразу пришел в себя. – Кен, – продолжала девушка, – ты никогда не спрашивал меня, хочу ли я замуж.

– Да, я знаю, но…

– Я и понятия не имела, какие ты строишь планы.

– Я не знаю, есть ли у меня какие-нибудь планы. Я надеялся, что для обучения выберут именно меня, и тогда я смог бы кое-что тебе предложить.

– Если бы ты хоть когда-нибудь говорил со мной об этом…

– Ты удивлена? Что ж, все дело в том, что я не хотел говорить до тех пор, пока все не будет точно известно. Но ведь мы всегда хорошо понимали друг друга. – Он улыбнулся и кивнул, ожидая согласия, но девушка сидела неподвижно. На ее лице появилось выражение тревоги, которое сменилось озабоченностью. – Я что-то не то сказал? – рискнул спросить Кен.

– Ты никогда не говорил со мной о женитьбе, Кен. – Голос Альмы стал низким и немного хрипловатым. – Ты даже никогда не говорил мне, что любишь меня.

– Но ведь ты знаешь, что это так!

Как и большинство женщин, Альма, если что-то шло не так в отношениях с мужчинами, была готова винить во всем себя. Когда Кеннет сказал, что она, несомненно, знала о его отношении к ней, девушка вдруг почувствовала себя виноватой.

Должно быть, она просто ослепла, потеряла способность вообще что-либо воспринимать… Джанет ведь предупреждала, что Кен очень серьезно относится к ней, а она не обратила внимания на ее слова. Как можно столь глупо себя вести? Если Джанет, знавшая своего брата лучше других, дала понять, что Кен намерен жениться на Альме, как она могла проигнорировать эти слова? Все зашло так далеко лишь потому, что она думает, как всегда, только о себе, упрекала себя девушка. Ей были приятны дружеские отношения с Кеном, но никогда и в голову не приходило анализировать их суть.

Оказывается, брат Джанет полюбил ее и считал само собой разумеющимся, что и Альма испытывает к нему столь же сильное чувство. Разве она дала повод так думать?

Оглядываясь назад, девушка смогла припомнить один-единственный случай, когда между ними проскочила, что называется, искра. Они всегда были хорошими друзьями и однажды, прощаясь, поцеловали друг друга, но лишь как брат и сестра.

Как брат и сестра – и все! Альме всегда казалось, что она просто заняла место Джанет, помогая Кену привыкнуть к новой жизни и забыть бальные танцы. Она не ошибалась! Они никогда не говорили о любви. Никогда, никогда! И уж тем более о женитьбе…

Она не может выйти замуж за Кена. Он, конечно, ей нравится. Альма была ему благодарна за доброту и отзывчивость, у них оказалось очень много общего. Но мысль о том, чтобы выйти за него замуж, никогда не приходила ей в голову.

Все эти мысли промелькнули в ее голове, пока она сидела неподвижно, слушая Кена.

– Но я не знаю! – в отчаянии воскликнула девушка. – Мне никогда не приходило в голову, что ты меня любишь.

– Это просто нелепо, дорогая. Мы встречаемся с тобой с октября. Я даже и не взглянул ни на одну другую девушку за это время. Да и ты не встречалась больше ни с кем. Ведь так?

– Нет… ни с кем.

– Я не знаю, как ты назовешь это, но я бы назвал постоянством. Мне казалось само собой разумеющимся, что мы должны пожениться. А теперь, когда появилась возможность уехать в Америку, я подумал, что время пришло.

Кен так убежденно говорил, что Альма начала сомневаться в своей оценке ситуации. Может, он прав? Возможно, подсознательно она приняла такой ход развития событий.

У девушки вдруг возникло ощущение, что она плывет по быстрой реке, хватаясь за ветки и сучки, стараясь удержаться на месте. Она должна остановить это, не скатиться случайно в будущее, которое она не планировала и даже не предвидела.

– Кен. Я не могу выйти за тебя замуж. Я и не подозревала, что мы становимся парой. Если бы я поняла, как ты к этому относишься, то перестала бы с тобой встречаться.

Прошло время, прежде чем до Кена дошел смысл сказанных слов. Когда же он осознал это, его лицо стало смертельно бледным. Кеннет Бриджес, веселый, легкомысленный донжуан, оказывается, мог чувствовать такую боль. Наконец он выдавил из себя:

– Ведь ты не это имеешь в виду?

– Нет, Кен, я как раз имею в виду именно это.

– Но почему? Почему ты говоришь, что не можешь выйти за меня замуж?

– Потому что не люблю тебя, Кен.

Он попытался взять себя в руки.

– Ты все еще любишь Майка? Мне казалось, у тебя уже все прошло.

– Это не имеет никакого отношения к Майку! Да, мне казалось, что мы должны с Майком пожениться. Это было неизбежно. Я всегда восхищалась им. И сейчас тоже. Поэтому я была его партнершей и знала, что настанет день и мы поженимся. Но… но теперь, когда все позади, я поняла, что никогда не любила Майка. Вероятно, со временем это и произошло бы… Я бы полюбила его.

– В таком случае, Альма, может ты со временем сможешь полюбить и меня?

В это мгновение девушка испытала огромное искушение. Если она скажет «да», они с Кеннетом поженятся, и он будет счастлив. Возможно, это была бы счастливая жизнь… Но затем она вдруг представила, как будет жить с человеком, с которым ее связывают только дружеские отношения…

29
{"b":"117163","o":1}