ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подав знак лакею взять чемодан гостьи, дама двинулась через мраморный холл к широкой изогнутой лестнице.

– Я помещу вас в западном крыле, рядом с комнатой Синди. Она решила, что вам будет удобней там, нежели в одной из главных гостевых комнат.

Они поднялись на самый верх. Беатрис Харлоу провела Люси по длинному коридору и открыла дверь самой дальней комнаты.

– Превосходно, – пробормотала она себе под нос, заглядывая внутрь. – Камин зажжен, и ваш багаж уже здесь. Мы называем эту комнату Розовой. Надеюсь, она вам нравится?

– Она просто чудесная! – воскликнула Люси и вошла в комнату, которая по размеру была едва ли не больше, чем вся ее квартира.

Стены были покрыты нежно-розовыми обоями, прекрасно гармонировавшими с лежавшим на полу старинным китайским ковром в бледных зеленых и розовых тонах. Французская белая с золотом мебель, даже на неискушенный взгляд Люси, явно заслуживала стать музейным экспонатом. Беатрис Харлоу указала на шнурок, висевший в изголовье кровати:

– Когда будете готовы, позвоните, и горничная проводит вас в музыкальную комнату. Когда в доме нет посетителей, мы пьем чай там. К сожалению, не смогу составить вам компанию, надеюсь, вы меня извините. Перед ужином я всегда отдыхаю. Комната Синди прямо напротив вашей.

– Она сейчас у себя? – спросила Люси, снимая пальто.

– Она должна вернуться к шести. Утром у нее ужасно разболелся зуб, и она уехала в город к дантисту. А сейчас располагайтесь и спускайтесь к чаю.

Оставшись одна, Люси начала распаковывать чемодан. Она развесила свои скромные наряды в шкафу внушительных размеров. Тоненькая стопка белья, купленного в соседнем универмаге, сиротливо заняла одну из дюжины полок. И девушка порадовалась, что пожилая леди не предложила прислать ей на помощь горничную. Она расправила складки своего старенького белого ажурного платья для ужина и с сожалением подумала о том, которое погибло в огне в тот памятный рождественский вечер. Ей оставалось лишь надеяться, что переодеваться придется не слишком часто. Умывшись и приведя себя в порядок, она, как ей было сказано, дернула звонок и стала ждать, пока кто-нибудь придет и проводит ее вниз.

Домик привратника у ворот, колокольчики для слуг, дом размером с Букингемский дворец! Внезапно Люси охватила такая невыносимая тоска по ее собственной уютной квартирке, что она почти уже готова была сбежать отсюда. Но тут в комнату вошла румяная горничная, чтобы проводить ее в музыкальную комнату.

И снова Люси пришла в благоговейный ужас при виде размеров и убранства помещения.

Пол Харлоу… Где он сейчас? В самолете, в тысячах футов над землей? Внезапно ей захотелось увидеть его, услышать его четкий голос. Странно, но в этом огромном чужом доме знакомым был лишь образ отсутствующего хозяина. Вспоминая все, что он рассказал ей вчера, Люси молила Бога, чтобы ей хватило сил справиться с ситуацией. То немногое, что ей было известно о Синди, свидетельствовало о том, что любая попытка давить на нее встретит яростное сопротивление. Справиться с ней можно лишь лаской. Ею нельзя командовать и ждать, что она подчинится.

Люси отодвинула в сторону чайный столик и придвинула кресло поближе к огню. Пламя отражалось на золотом экране, делая литую решетку камина еще более рельефной. Так, значит, это приватная комната, где члены семьи пьют чай, когда в доме нет гостей, с усмешкой подумала Люси. Да здесь хватит места по меньшей мере сотне человек!

– Чуть больше пухлости, и вас вполне можно принять за ангела из собора Санта-Кроче.

Вздрогнув от неожиданности, она открыла глаза и обернулась посмотреть, откуда раздался веселый, чуть нахальный голос. Щелкнул выключатель, и Люси увидела прямо перед собой темные смеющиеся глаза незнакомого юноши. Он был одет в черные узкие брюки и свободный черный же свитер, которые были уместны скорее в каком-нибудь баре в Челси, чем в музыкальной комнате восемнадцатого века.

Убирая со лба упавшую прядь темных волос, он подошел к ней ближе.

– А вы не болтливы.

– Ваше замечание застало меня врасплох. Полагаю, это был комплимент?

– Безусловно. Я терпеть не могу полных женщин! Его взгляд был таким красноречивым, что Люси покраснела и поспешила сменить тему.

– Я думала, я единственный гость в этом доме.

– Так и есть. Я не гость, а сосед. – Он присел на подлокотник свободного кресла. – А вы, я полагаю, девушка, спасшая жизнь Синди?

– О господи, – простонала Люси. – Меня что, теперь всегда будут так величать?

– Нет, конечно. Но какое-то время придется потерпеть. – Взглянув на поднос с чайным сервизом, он спросил: – Чай еще остался?

Люси кивнула и налила ему чашку еще теплого напитка. Он залпом выпил его, а затем принялся за остававшиеся на подносе тосты и печенье. Он ел с таким аппетитом, что ей пришла в голову мысль, не первая ли это его трапеза за день. Заметив, что она наблюдает за ним, молодой человек обезоруживающе улыбнулся:

– Иногда мне кажется, что я прихожу сюда только ради того, чтобы поесть. Надо сказать, Пол ни в чем себе не отказывает! – Молодой человек соскользнул с подлокотника в кресло и устроился поудобнее, вытянув к огню ноги. – Вы ведь дочь профессора Гренджера, не так ли? – спросил он. – Я прочел все его книги и даже одно время посещал его лекции в университете. Из всех, кого я знаю, он лучше всех разбирался в греческой драме.

Услышав эти слова, Люси мгновенно прониклась к нему симпатией.

– Вы интересуетесь греческой драмой?

– Интересовался одно время. Не нужно изучать Фрейда или Юнга, чтобы узнать, что лежит в основе конфликта. Просто прочтите Софокла или Эврипида. У них вы найдете ответы на все вопросы. Я даже как-то написал вашему отцу об этом, и он прислал мне весьма забавный ответ.

Впервые с тех пор, как умер се отец, Люси встретила кого-то, кто так или иначе был знаком с ним, и следующие полчаса они обсуждали последнюю написанную профессором книгу, иногда по-доброму споря по поводу некоторых высказанных в ней мыслей. Хотя девушка и не могла согласиться со всем, что говорил молодой человек, тем не менее она должна была признать, что тот оказался прекрасным собеседником. Люси как раз рассмеялась над его очередным замечанием, когда дверь отворилась и в комнату вошла Синди.

– Люси, дорогая, как чудесно видеть тебя здесь! Жаль, что мне пришлось уехать и я не смогла сама встретить тебя.

– Пустяки. Ваш сосед отлично развлек меня, – успокоила ее Люси.

– Сосед?

Тут Синди впервые заметила темноволосого юношу, который к тому времени уже поднялся из кресла и теперь стоял напротив камина. Кровь отлила от ее лица, и она как вкопанная застыла посреди комнаты.

– Ты! – выдохнула она. – Как ты здесь очутился?

– Я снял коттедж в деревне.

– Но я дала Полу слово, что не буду встречаться с тобой целый месяц, а теперь ты явился и заставил меня нарушить обещание!

– Ты ничего не нарушала, дорогая, – ответил молодой человек. – Это ведь ты сказала, что не будешь встречаться со мной, но я-то никому не давал обещания. И если только ты не прикажешь вышвырнуть меня вон, что было бы верхом негостеприимства, не знаю, что ты можешь с этим поделать.

– О, милый, – сказала Синди беспомощно – ты меня совсем сбил с толку.

– Я сделал бы это еще лучше, поцеловав тебя, но боюсь, что мы смутим Люси.

В шоке Люси переводила взгляд с Синди на молодого человека. Когда тот только вошел в комнату, она обратила внимание на то, что он почему-то не представился, но решила, что всему виной его забывчивость. Сейчас же она поняла, что это было сделано намеренно и что ее просто одурачили. Люси почувствовала, как в ней закипает гнев. А мысль о том, что юноша использовал имя ее отца, чтобы понравиться ей, разозлила ее еще больше.

– Представь мне своего друга, Синди, – ледяным тоном сказала Люси.

Лицо Синди выражало одновременно испуг и вызов.

– Это Мюррей, – выдавила она. – Мюррей Филлипс.

Люси вздохнула. Так, значит, она была права. Это и есть тот самый человек, который хочет жениться на Синди; тот, кто, по словам Пола Харлоу, был отъявленным мерзавцем и подлым лицемером. Усилием воли она сохранила на лице вежливое выражение, поскольку еще прежде решила не рассказывать Синди о том, что ее брат просил ее приехать в Чартерс с тем, чтобы следить за ней. Ведь даже заикнись она об этом, Синди непременно станет считать ее своим врагом. Однако в каком дурацком положении она оказалась. Когда она обещала Полу приехать сюда, она надеялась, что ее присутствие отвлечет Синди и поможет сдержать данное брату обещание не видеться с Мюрреем Филлипсом в его отсутствие. Но никто, даже всемогущий Пол Харлоу, не мог представить себе, что этот человек сам заявится к ним.

10
{"b":"117166","o":1}