ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Доброключения и рассуждения Луция Катина
Раскрутка на YouTube. С нуля до первых денег, просмотров и подписчиков
Шантаж с оттенком страсти
Фокусница
S-T-I-K-S. Новичкам везёт
Прощай, мисс Совершенство
Будь моим отцом
Конец конца Земли
Статус: бывшая
A
A

Оказавшись с ним рядом, она заметила, что его глаза блестят, а на обычно бледном лице выступил румянец. Приглядевшись, Люси увидела, что бокал по-прежнему дрожит в его пальцах, и мысль, что причиной этому она, доставила ей радость.

– Что вы с собой сделали? – Его голос, обычно спокойный и четкий, сейчас прозвучал неожиданно хрипло.

– Я изменила прическу и надела новое платье. Вот и все.

Его взгляд остановился на ее груди, а потом медленно скользнул вниз на бедра.

– Вы лучшая реклама чистоты и непорочности, какую я когда-либо видел.

Она засмеялась, и ее болезненная застенчивость, которую она испытывала в его присутствии, исчезла.

– Вы всегда найдете что сказать.

– Только иногда. Когда я с вами.

– Со мной?

– Да.

Прежде чем он успел объяснить, что именно имел в виду, к ним подошел Мюррей.

– Послушайте, дайте и нам полюбоваться на Люси, – сказал он и увлек ее в глубь комнаты. В его откровенном взгляде явно читалось искреннее восхищение. – Так и хочется вас нарисовать. Если бы я писал портреты, то непременно заставил бы вас позировать прямо сейчас.

– Какая отличная идея! – воскликнула Синди. – Ну почему ты не пишешь портреты, милый?

– Я скорее умру.

Его ответ прозвучал как удар хлыста. Синди выглядела словно побитая собачонка, а Полу явно стоило больших усилий сохранять спокойствие. Люси пришлось спасать ситуацию.

– В самом деле, Синди, дорогая, – сказала она, изумляясь собственной способности разговаривать как светская львица, – Мюррей ведь абстракционист. Просить его писать портреты – то же самое, что предлагать Полу открыть галантерейный магазин.

С лица Синди исчезло затравленное выражение, и она хихикнула. Мюррей взглянул на Люси. То, что он увидел в ее глазах, заставило его покраснеть и подойти к Синди.

– Прости меня, – обратился он к ней. – Люси попала в самую точку, но все же мне не стоило так реагировать.

Ужин прошел мирно. Пытаясь загладить неприятное впечатление, Мюррей весь вечер не закрывал рта. Слушая рассказы о буйных студенческих днях – «время, которое изо всех сил старается забыть», – Люси вновь почувствовала на себе всю силу его очарования. Лишь Пол оставался отстраненным; пусть внимательным и учтивым хозяином, заботящимся, чтобы гости ни в чем не нуждались, но все же отстраненным. Если он хотел продемонстрировать Мюррею, что того здесь лишь терпят, то не мог бы найти лучшего способа. Молодой человек жаждал быть принятым в Чартерсе как член семьи, поведение же Пола ясно давало понять, что он здесь только гость.

Кофе, как обычно, подали в музыкальную комнату. Пол, сославшись на то, что ему необходимо просмотреть кое-какие бумаги, извинился и направился в библиотеку. Люси в отчаянии сжимала и разжимала кулаки. Она должна была непременно сказать ему, что уезжает, но не могла сделать этого в присутствии остальных, особенно при Мюррее, который не сводил с нее сардонического взгляда. Догадался ли он о ее чувствах к Полу? И не поэтому ли так пристально за ней наблюдает? При мысли, что кто-то разгадал ее секрет, Люси бросило в жар, и ей нестерпимо захотелось, чтобы поскорее настало завтрашнее утро, когда она, наконец, сможет покинуть семейство Харлоу, предоставив хозяину дома безраздельно властвовать над своими домочадцами, как это было всегда.

– Пол! – в отчаянии окликнула она его.

– Да?

– Мне нужно с вами поговорить.

– Пожалуйста. – Он взглянул на часы. – Присоединяйтесь ко мне через час в библиотеке, пропустим по стаканчику.

Где-то в глубине дома часы пробили половину десятого, когда Люси постучала в дверь и вошла в библиотеку. Как случалось каждый раз, когда она переступала порог этой просторной комнаты, она испытала восторг при виде великолепных панелей на стенах, теснившихся на полках книг в дорогих кожаных переплетах и веселых отблесков пламени на латунной подставке для дров перед камином.

Поскольку Пол, приезжая в Чартерс, проводил в этой комнате большую часть времени, здесь все было сделано с учетом его нужд – мягкие кресла на случай переговоров и огромный овальный шератоновский стол, за которым он работал.

– Не понимаю, как это вы допустили, чтобы в столе не было ящиков, – заметила она однажды.

– И слава богу, иначе они были бы забиты бумагами, до которых у меня никогда не дошли бы руки. – Он кивнул на аккуратную стопку документов. – А так я ничего не забываю и всегда навожу порядок, перед тем как идти спать.

Сейчас, войдя в библиотеку, Люси увидела, что стол завален бумагами, а Пол, в рубашке с короткими рукавами, склонился над кожаной папкой солидных размеров. Он был так погружен в работу, что не заметил ее появления, а она, залюбовавшись им, не торопилась его окликать. Он сидел спиной к окну, и его волосы казались совсем светлыми на фоне тяжелых бархатных гардин цвета бургунди, а обычно бледная кожа, наоборот, приобрела теплый оттенок.

Почувствовав, что за ним наблюдают, он поднял голову и, заметив Люси, вскочил из-за стола:

– Простите. Я не заметил, как вы вошли.

– Если вы еще не закончили, не буду вам мешать, – сказала она, подходя к камину.

– Вы мне совсем не мешаете.

К ее удивлению, Пол отложил бумаги в сторону и подошел к ней. Он так и не надел пиджак, и она почувствовала волнение, увидев, как перекатываются мускулы под тонким шелком рубашки. Хотя он и прежде производил на нее впечатление физически сильного человека, она все же считала его худощавым, если не сказать худым. Но сейчас убедилась, что это впечатление было обманчивым, – в нем действительно не было ни капли лишнего жира, но во всем гибком и мускулистом теле ощущалась почти животная сила и грация, а плечи были широкими от природы, а не благодаря ухищрениям портного.

Люси повернулась лицом к огню и вытянула вперед руки, делая вид, что пытается их согреть. Почему-то то, что он был без пиджака, ужасно ее смущало. Пожалуй, встреть она его на пляже в одних лишь плавках, его нагота показалась бы ей менее интимной.

– Я правда вас ни от чего не отрываю? – нервно спросила она. – Обычно вы не оставляете бумаги лежать где попало.

– Сегодня не обычный вечер. Что-то такое витает в воздухе. – Он сделал шаг ей навстречу. – Может, все дело в вас. Вы какая-то другая… такая красивая. И работа больше не кажется важной.

И хотя столь неожиданный комплимент заставил ее еще больше нервничать, она не смогла сдержать улыбки.

– Ну, это состояние не надолго!

– Я не желаю ни знать, сколько еще оно продлится, ни анализировать его, только наслаждаться. – Он легко коснулся ее руки. – Что вам налить? – И, не дожидаясь ответа, сказал: – Конечно, шампанского. Это как раз то, что нужно.

Вот он, ее шанс, решила Люси и облизнула пересохшие от волнения губы, сейчас она скажет ему, что уезжает.

– Странно, что мы пьем шампанское именно сейчас.

Что-то в ее голосе заставило его насторожиться, и он повернулся к ней, держа в руках бутылку, которую собирался открыть.

– Что вы имеете в виду?

– Ничего особенного, просто когда вы пришли пригласить меня в Чартерс, вы принесли с собой шампанское. И вот теперь, когда я уезжаю…

– Уезжаете? Что значит – уезжаете?

– Я еду домой. Я и так пробыла здесь слишком долго.

Он опять повернулся к шкафу и принялся возиться с бутылкой.

– Вам здесь скучно, Люси? – Из-за дверцы голос его звучал глухо.

– Конечно нет. Мне очень нравится Чартерс. Но я не могу здесь дольше оставаться. Вы просили меня составить Синди компанию, пока будете за границей, но теперь, когда вы вернулись…

– Я ведь не просил вас уехать, – перебил он ее. – Разве это не означает, что я хочу, чтобы вы остались?

– Но почему? Я выполнила свою миссию. И оставаться здесь дольше – значит злоупотреблять вашим гостеприимством. Кроме того, у меня есть свой дом, и мне нужно как-то зарабатывать на жизнь.

– Чепуха! Вы спасли Синди жизнь, и за это я у вас в долгу. Если вам нужны деньги…

– Нет! – От возмущения она даже закричала. – Неужели вы не понимаете, что я не желаю ничего от вас принимать?

23
{"b":"117166","o":1}