ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты уже сообщил в полицию? – спросила она.

– Конечно нет. Меньше всего на свете я хочу огласки.

– В таких случаях, – объяснил ей Ван Дорман, – обычно извещают страховую компанию. И они поручают расследование своим детективам.

– Понятно. – Люси снова посмотрела на Пола. – Сколько стоит эта вещь?

– Шестьдесят тысяч фунтов.

Она с ужасом взглянула на него, пораженная, что кто-то может заплатить такую кучу денег за какую-то безделушку.

Пол слабо улыбнулся, как будто угадав ее мысли, а затем, сделав над собой явное усилие, обратился к миссис Ван Дорн:

– Мне очень жаль, что это происшествие омрачило ваш приезд.

– Мой дорогой мальчик, даже не думай об этом. Я очень рада, что благодаря нам ты обнаружил пропажу.

– Это правда, – согласился он. – Если бы ни вы, я бы не узнал о краже по меньшей мере еще несколько месяцев. Я держу эту коллекцию под замком из-за проблем со страховкой.

– Когда ты в последний раз видел фигурку? – спросил Ван Дорман.

– Примерно шесть недель назад, когда показывал ее Люси. Сейчас она уже может быть на другом конце света. – Он вздохнул и направился к подносу с напитками. – Давайте оставим это. Вы, должно быть, ужасно устали. Предлагаю выпить на ночь по стаканчику и пойти спать.

Люси надеялась, что, когда Ван Дорманы отправятся в свои комнаты, им с Полом удастся поговорить наедине, но он то ли не заметил ее взгляда, то ли понял его неправильно, только погасил свет в библиотеке и пошел провожать гостей наверх, остановившись наверху, чтобы небрежно поцеловать Люси на ночь.

Уныло она направилась в свою комнату. Раздеваясь, она побранила себя за то, что чувствует себя ненужной. Конечно, Полу сейчас не до нее. Шестьдесят тысяч фунтов – не маленькие деньги даже для миллионера. И все же ей было обидно, что бездушная ваза – пусть даже такая ценная – оказалась для него важней, чем она.

Той ночью Люси снилось, что нефритовая фигурка ожила и злобно смотрела на нее из каждого угла комнаты. Девушка отчаянно пыталась схватить ее, но как только ей это удавалось, та превращалась в тюбик с краской, из которого сочилась красная омерзительная жидкость, заливавшая пальцы. От ужаса Люси проснулась, села на кровати и включила свет. Из-за закрытых штор в комнату проникал солнечный свет, и, взглянув на часы, она обнаружила, что уже девять часов. Она быстро умылась и оделась, но, войдя в комнату для завтрака, обнаружила лишь смятую салфетку на кресле Пола, свидетельствующую, что он уже позавтракал.

Проигнорировав стоявшие на буфете горячие блюда, она проглотила кусочек рогалика и запила его несколькими глотками кофе. Странное предчувствие охватило ее. Отставив недопитую чашку кофе, она направилась в библиотеку. Люси уже подошла к двери, когда та открылась и ей навстречу вышел Пол. Он быстро поцеловал ее, на сей раз с привычной нежностью, и она тут же прижалась к нему, чувствуя себя в безопасности в его объятиях.

– Я связался со страховой компанией, – сказал он ей. – Они пришлют кого-нибудь сегодня утром.

– Я как раз собиралась навестить тетю Беатрис. Она знает, что случилось?

– Да. Единственное, что беспокоит ее, так только то, что это может быть кто-то из слуг. Они прослужили у нас много лет, и она относится к ним как к родным.

– Ты по-прежнему думаешь, что это кто-то из домашних?

Он помолчал немного и затем ответил вопросом на вопрос:

– А ты думаешь иначе?

Она вдруг вспомнила ночной кошмар, и вместе с этим воспоминанием в голову пришла мысль о Мюррее. Но ее опасения были такими смутными, что она побоялась высказать их вслух и лишь покачала головой в ответ на его вопрос, с облегчением увидев, что по лестнице спускаются Ван Дорманы.

Утро тянулось бесконечно долго, и все испытали облегчение, когда незадолго до полудня в поместье, наконец, прибыл представитель страховой компании. Он больше часа провел с Полом в библиотеке и затем отбыл в Лондон, не поговорив больше ни с кем.

Когда шум его машины стих вдали, Пол вернулся в музыкальную комнату.

– Теперь нам остается лишь ждать, – сказал он. – Детективы компании уже принялись за дело.

– Каковы шансы, что ее удастся вернуть? – спросила Люси.

– Не слишком велики. Вещь такого размера, что ее нетрудно вывезти из страны контрабандой.

У нее на языке вертелся еще один вопрос, но, опасаясь проницательности Пола, она решила промолчать. И все же она должна была кое-что выяснить, и, наклонившись к нему, она прошептала охрипшим от страха голосом:

– Как бы ты поступил, если бы решил продать что-то подобное?

– Есть масса торговцев, которые бы захотели ее купить.

– Не слишком честных, да?

Он пожал плечами:

– У многих дилеров есть богатые клиенты за границей, которые вполне могли бы захотеть приобрести тот или иной предмет, не задавая лишних вопросов о его происхождении.

Это замечание напомнило Ван Дорману о похожем случае в его собственной практике, и он уже добрался до середины своего повествования, когда дворецкий объявил, что обед подан.

– Я пойду поищу Синди, – предложила Люси. – Я не видела ее все утро.

– Она не ребенок, – ответил Пол. – И прекрасно знает, во сколько мы садимся за стол.

Люси терзало смутное беспокойство, но прежде, чем она собралась что-то сказать, дверь распахнулась и в комнату влетела тетя Беатрис в развевающемся на бегу платье.

– Синди пропала! – дрожащим голосом сообщила она. – Ее кровать не тронута, а гардероб пуст.

Пол вскочил на ноги, глаза его сверкали от гнева.

– Я знал, что это случится. Она сбежала с Мюрреем!

– О нет! – взмолилась тетя Беатрис. – Она не могла так поступить.

– Она сбежала, – повторил Пол, – и теперь совершенно очевидно, что это Мюррей взял вазу или заставил Синди взять ее для него.

– Только не Синди! – воскликнула Люси. – Она никогда бы не украла ничего, что принадлежит тебе.

Пол посмотрел на свою тетку:

– Она не оставила записки?

– Нет, но ее паспорта тоже нет, и она забрала все украшения, которые ей оставила мать.

– Это доказывает, что я права, – торжествующе сказала Люси. – Если бы Синди украла фигурку, она бы забрала и те украшения, что купил ей ты. Но взяла лишь то, что принадлежало ей.

– Хорошо, – мрачно сказал Пол. – Я признаю ее невиновность. Значит, остается Мюррей.

Он встал и направился к двери.

– Куда ты собрался? – окликнула его Люси.

– В коттедж.

– Ты думаешь, они все еще там?

– Нет, – нетерпеливо ответил он. – Но возможно, его сестра еще не успела уехать, и если она там, то все мне расскажет.

Боясь отпускать его одного, Люси вышла за ним в холл.

– Подожди, я возьму пальто, – попросила она. – Я поеду с тобой.

– Как тебе угодно.

Всю дорогу до коттеджа они молчали, и Люси чувствовала, что Пол далек от нее так, как никогда не был за все время их знакомства. Хотя он и не говорил этого вслух, девушка знала, что в побеге Синди он винит ее, и понимала, что, возможно, он никогда не сможет ее простить.

Коттедж был пуст, как они оба предполагали. Теперь ясно, почему Мюррея не было вчера на ужине. Он к тому времени, должно быть, был уже в Лондоне.

По-прежнему не произнося ни слова, они с Полом вернулись домой и застали тетю Беатрис и Ван Дорманов в столовой. За обедом все чувствовали себя неловко, и вскоре чета американцев тактично покинула Чартерс.

Не успели они уехать, как Пол скрылся в библиотеке и провел там остаток дня, разговаривая по телефону, а Люси осталась в обществе тети Беатрис. Но около шести часов старушка вернулась в постель, и она осталась сидеть у камина одна, прислушиваясь, не идет ли Пол. Наконец он вошел в комнату.

– Есть новости? – спросила она.

– Нет. Я привлек еще одно детективное агентство.

– Почему ты не звонишь в полицию?

– Если я позвоню, к завтрашнему дню все газеты в стране будут в курсе.

– Ну и что? – резко спросила она. – Разве жизнь Синди не важнее, чем твоя боязнь скандала?

34
{"b":"117166","o":1}