ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дончо

Сбылось

После тридцати лет мечтаний я наконец-то увидел настоящий атолл, лагуну и тропические острова. Точно такие, какие улыбаются вам с ярких открыток и реклам. Все их знают с детства, но я сейчас вижу их воочию, смотрю на них с расстояния в какие-то две-три мили. И мне очень приятно. Некоторые дети мечтают об Эйфелевой башне или прериях, другие – о торте, а я грезил пальмами.

Добраться отсюда до Таити теперь не проблема. На нашем пути встретится лишь один остров Макатеа, но на нем имеется маяк. Впервые за столько лет скитаний по морям и океанам и встреч с сотнями маяков я не стану заглядывать в справочник. Это совершенно лишнее. Маяк Макатеа невозможно спутать с другим. Он единственный на всем пространстве от Южной Америки до Таити. Единственный почти на 5000 миль, то есть на 9000 километров. Можешь на него радоваться, можешь послать ему благодарственное послание или, если богат, как принято, – чек. Но принять его за какой-либо другой невозможно.

Я всегда верил в успех, но, может быть, сейчас самое время сказать:

– Джу, первый этап экспедиции завершен успешно Теперь необходимо выкроить два-три часа, чтобы привести в порядок наши материалы по исследовании; загрязнения окружающей среды и отправить их м-ру Десмонду Скотту. Эти данные будут доложены на конгрессе, и нас просили прислать их как можно скорее.

Интуиция подвела

Мы от островков всего милях в трех. Подгоняемые попутным ветром, обласканные самым нежным южным солнцем, входим в истинную Полинезию.

Медленно, под гротом и стакселем, приближаемся к Рангироа – самому большому атоллу архипелага Туамоту. Рангироа – это огромный коралловый перстень диаметром почти сорок миль. За кипящими в пене рифами вытянулись цепочкой продолговатые островки с каймой из кокосовых пальм. И дальше, за островками, в синей дымке виднеется лагуна. На подробной карте означены только три прохода шириной метров по двадцать. Ошибешься в выборе курса, потерпишь кораблекрушение. Я долго ломал голову – как проходить атолл ночью, чтобы не напороться на рифы? И только теперь понял: нужно вырастив этой лагуне да к тому же родиться в рубашке.

Ставим перед собой задачу полегче: попасть в проток между Рангироа и соседним атоллом., Ширина его достигает почти семи кабельтовых (несколько более 1200 метров). Я полагал, что днем никаких проблем не возникнет. Расстояние между островками, приютившимися в лагуне за рифом, не менее мили. Издали видно было несколько удобных проходив.

С шести утра Джу торчит на носу лодки впередсмотрящим. Я просил ее лечь отдохнуть, но куда там – нет на свете силы, которая смогла бы ее сейчас оторвать от этого занятия. Минут десять она пристально вглядывалась в полоску чистой воды между самыми удаленными друг от друга островками и затем заявила, что нам следует направиться именно туда. Карта же показывает, что в действительности этот проток более опасный для судов. Но я не посмел возразить. С детских лет знаю, как любая девчонка приходит в ярость, когда ты попытаешься оспорить ее право на женскую интуицию. И все же я поворачиваю лодку вправо и объясняю возмущенной Джу, что делаю это, чтобы доказать, что карта лжет.

Я только воображал, что поступил тактично. На самом же деле Джу ругала меня до тех пор, пока мы не оказались между атоллами. Негодование как ножом отрезало, когда Джу собственными глазами увидела скрытый риф между полюбившимися ей островками. Это была ловушка. Видно, и другие попадались в нее, так как на рифах торчали разбитые корпуса двух яхт.

Ура! Проскочили! Удачно обошлось, потому что преодолевали Туамоту в ясный солнечный день, при отличной видимости, маленьких волнах и попутном ветре. Представляю, что бы мы пережили, если бы пришлось проходить его при тех же идеальных условиях, но спустя десять часов, в полной темноте. Честное слово, как бы ты ни старался быть внимательным и осторожным, адски трудно пробраться через лабиринт островов, если нет створных знаков. Впереди нас ожидают еще сотни коварных рифов, и я на сто процентов уверен, что некоторые из них нам придется проплывать и ночью. Через три года, во время кругосветного плавания, мы снова попадем в эти воды. Надеюсь, до того времени здесь установят навигационное оборудование. Но даже если его не окажется, мы справимся с задачей. Ведь тогда мы будем совершать путешествие на яхте и, как это делают все здравомыслящие яхтсмены, обойдем архипелаг Туамоту стороной.

До Таити остается около 150 миль. Расстояние ничтожное. Проглотим его за два дня. Под вечер нам укажет дорогу маяк острова Макатеа.

Видим маяк. Должен был появиться слева, а оказался справа. Странно, компас у нас в порядке, курс, как всегда, выдерживаем точно. Опять виноваты течения. Те самые, которые в справочниках характеризуются как «переменчивые». Переменчивые, но сильные.

Кончилась хорошая погода. Начались новые испытания. Ветер усилился и то и дело меняет направление. Держать курс на Папеэте становится все труднее. Если ветер повернет еще чуть, мы вообще окажемся беспомощными. Нам придется сменить направление и взять курс на остров Бора-Бора. Если же не выйдем и на этот остров, то вынуждены будем плыть в океане еще 1800 миль до Самоа.

Выбрал шкоты грота и стакселя. До предела подтянул фалы. И лодка по ритмично вздымающимся волнам стала то взбираться на гребни, то стремительно падать вниз, в бездну океана.

На беду и сверху полило. Все едино – волны и без того промочили нас до нитки. Видимость уменьшилась до пятидесяти-шестидесяти метров. Но и это нас не пугает – путь до Таити свободен.

Волна-вельможа

Вдруг послышалось рыдание. Надрывно застонали ванты. Пронзительно и жалобно заныла верхушка мачты В полной темноте зловещие звуки действовали удручающе, но мы привыкли и к ним. Постепенно нарастает какой-то незнакомый вой. Буря усиливается. Волны бешено бьют в лодку. Мы идем новым курсом, и скорость волн кажется нам неимоверно большой.

Неожиданно я заметил крутую волну высотой в многоэтажный дом. И с восхищением подумал: «вельможа». Вот она сломалась у подножия, гребень заспешил, заторопился и вдруг обрушился вниз пенным водопадом. Послышался страшный удар. Лодка накренилась и боком, боком, словно краб, понеслась в сторону. Всем телом я налег на румпель, но даже с места не сдвинул. Вторая волна окатила меня с головы до ног. И снова мы ринулись бортом вперед, и опять румпель словно заклинило. Я уже боялся сильно налегать на него, чтобы не сломать. Крен очень велик. Лодка трещит под тяжестью водяной глыбы.

Тонем?

Или опрокидываемся?

Но вот борт, принявший на себя сокрушительный удар водопада, потихоньку выходит из воды. Потом лодка как бы отряхнулась, и руль снова стал послушным. Третья волна помогла нам встать на нужный курс.

С ведром против шторма

Порывы ветра, то усиливаясь, то стихая, следуют один за другим.

Все это время я правой рукой крепко держал Джу, которая вдруг оказалась рядом.

Спустя некоторое время я вошел в рубку, чтобы посмотреть, что натворила «вельможа». Борта заметно осели, и было ясно, что лодка залита водой.[41] В рубке царил хаос. Здесь стоял невероятный шум и грохот. Вода почти перекатывала через койки. При каждой новой волне она билась о перегородки, и брызги достигали потолка. Решетки оказались под водой, а часть багажа свободно плавала.

Не успев определить размеры ущерба, я схватил ведро. И началось сражение. Время от времени лодка получала новый свирепый удар, и я летел к противоположному борту. Больно ударялся о него, особенно если удар заставал меня с полным ведром в руках. Несколько раз стукнулся головой. Вскоре все тело у меня болело и ныло. Руки были изранены до крови, но я продолжал вычерпывать.

Долго я не мог справиться с водой. С ужасом почувствовал, что ее поступает больше, чем я в силах вычерпать, и тут вспомнились школьные годы и самые неприятные для меня уравнения о бассейнах и трубах. Изучали мы их двадцать лет назад. До сего дня они никогда не тревожили мою память.

вернуться

41

Наша лодка водопроницаемая. У нее есть палуба, две обыкновенные дверцы ведут в рубку. Больше всего воды поступает через них, а также через переднее оконце. Нет на лодке и самоотливного кокпита. И все же она намного удобнее той, открытой, беспалубной, на которой мы провели в Атлантике 63 дня.

57
{"b":"117168","o":1}