ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дончо

Предвидели почти всё

Прошло семь дней со дня отплытия из Кальяо.

Золотая серия неудач продолжается. Теперь из строя вышел лаг. Но это не фатально. Задача лага – отсчитывать пройденное расстояние и определять скорость движения. Сердце радуется, когда видишь, как нарастают мили на пути к цели. Лаг – любимец Джу. Она с ним ласково разговаривает, называет нежными именами.

Такой же лаг был у нас и в Атлантике. Этот новый. Старый еще работал, но, чтобы не рисковать, я заказал еще один. Новый оказался подлецом. Не послужил и недели. И снова разборка, снова отвертки. Я заставил его считать только расстояние. Стрелка – указатель скорости – свободно гуляет по шкале. Ничего, для нас wee важны оставленные позади мили. О скорости будем судить в целом, по пройденному пути за единицу времени. Впрочем, старые ручные лаги с вертушкой и лаглинем выполняли ту же работу.

С лагом я справлюсь, взял с собой и второй, резервный, старого образца. Даже запасной румпель предусмотрел. Это рулевое весло – большое и неудобное. Тысячу раз искал на лодке для него место и тысячу раз хотел его выбросить. Но в конце концов предусмотрительность взяла верх – привязал на левом борту. Там же приспособил запасной гафель, резервный стаксель, гик и крюк. Нет лишь запасной мачты. Я бы и ее прихватил, но для нее действительно нет места. Да и очень она длинная.

Может, это и смешно, но всюду, где только можно, мы застраховали себя вдвойне и втройне. Провожу уже четвертую тяжелую экспедицию и хорошо знаю, в чем залог успеха. Я даже составил таблицы риска и возможностей его ограничения.

Вода, которую взяли с собой, хранится тремя различными способами.

Радиостанция может питаться тоже от трех автономных источников: от аккумулятора, двигателя и портативного генератора «Хонда».

Якоря, сети для планктона и т. д. – все имеет по крайней мере двойную страховку. В наличии два профессиональных секстана и один любительский. Есть две кинокамеры, 4 фотоаппарата, двойные комплекты экипировки. И двойная… смелость.

Джу

Кальмары – с неба

Движемся хорошо. Я часто с тревогой поглядываю на румпель. Держится прилично и выглядит прочным.

Ход лодки достаточно быстрый. Так мы достигнем конечной цели намного раньше намеченного срока!

Все раны и синяки ноют. Не могу спокойно усидеть на одном месте. Особенно в ночную вахту. Обоим очень тяжело. И оба засыпаем на вахте. Сменили часы дежурств. Вечером с 6 до 10 – Дончо, а с 10 до 2 – я, с 2 до 6 – Дончо и т. д. Но и это не помогает.

Летающие кальмары носятся в воздухе, словно истребители.[7] На меня, правда, еще ни один не налетел. Но утром находим по нескольку штук на рубке и на палубе. Фотографировали их.

Много птиц. А по ночам летают огромные фрегаты и шумно хлопают крыльями. У этих крупных морских птиц зловещий вид, словно перед тобой обитатели преисподней. Днем они не кажутся такими большими.

То идет дождь, то показывается солнце. От солнечных лучей мы упорно прячемся – ходим одетые в пижамы. Точнее, не ходим, а ползаем на четвереньках.

Волны накатываются непрерывно, время от времени на лодку обрушивается самая большая из них. Лодку швыряет отчаянно, и встать на ноги просто невозможно, да и небезопасно. Единственно удобная поза – стоять в обнимку с мачтой.

Морская болезнь уже прошла. Меня и не очень сильно укачивало, но несколько дней я все же чувствовала себя неважно.

Дончо

Уроки экспедиции

Дельфины, дельфины. Огромные и грациозные. И плавные в движении. И неторопливые. Играют. Носятся вокруг лодки, выскакивают из воды перед самым ее носом. Стремительно взлетают вверх слева, справа, сзади. Мчатся наперегонки, забавляются. Сказочное зрелище. Снимали без устали. И кинокамерой, и фотоаппаратом.

Когда я смотрю на них, таких веселых, жизнерадостных, таких беспечных в родной океанской стихии, у меня на душе становится легче.

Знаю, уверен, что успешно завершим экспедицию. И пусть мы не можем послать даже сигнал бедствия SOS, пусть ломается руль. Может случиться и худшее, но мы еще поборемся. Мы дойдем до намеченной цели! До Таити, до Самоа, до Фиджи.

Почти все мне дается с трудом. Ценой огромного напряжения сил. Справляюсь, потому что не теряю духа, не отказываюсь от борьбы и после каждой неудачи удваиваю усилия. Я уже до того привык к трудностям и невзгодам, что без них мне скучно. Настоящая борьба начинается только после первых неудач. Если не примирился с ними, если удалось их преодолеть, то имеешь полное право на плавание по океану.

Многие люди мечтают о путешествиях, но умозрительно – если все заранее готово и удобно, подано, как говорится, на блюдечке. Я называю это «ностальгией чиновника». К сожалению, и на суше нужно бороться. Ты можешь быть прекрасно знающим свое дело яхтсменом, но, чтобы стать путешественником, необходимы и многие другие качества. И прежде всего – настойчивость и упорство.

Как только стал плавать, оказалось, что могу работать и руками. Я всегда их считал на это не способными. Видно, мне редко приходилось «мастерить».

Фактор случайности

Наша нынешняя лодка намного удобнее. После долгих размышлений и колебаний мы выбросили из нее водонепроницаемые ящики. Они обязательны на любой спасательной шлюпке, поскольку делают ее непотопляемой. Непотопляемой, но все же способной перевернуться. Для нас же это все едино. Перевернуться довольно легко, потому что спасательная шлюпка не яхта, у нее нет балластного киля. А зачем нам перевернутая лодка? Удержаться на гладком ее днище в плохую погоду невозможно. Первая же волна смоет.

Все вычисления, которые мы проделали, доказывают, что, если опрокидывается спасательная лодка с рубкой, она обретает устойчивое положение и два человека ни за что на свете не смогут вернуть ее в прежнее положение. Разве что поможет волна, но благородная и спокойная. А если не поможет? Так что никому не советую, когда он готовит экспедицию, надеяться на закон больших чисел. Особенно на хороший исход. Лучше рассчитывать на худшее. Шансов на это куда больше. Последние дни нашего плавания – наглядное доказательство тому, что не следует уповать на счастье. Хорошо, что эту экспедицию, как и все предыдущие, мы готовили, рассчитывая на самое тяжкое.

Джу

Еще не могу похвалиться продуктами, потому как не знаю, что испортится, а что нет. Однако на сей раз все у нас обстоит гораздо лучше. Планктона больше, мы явно находимся в течении, а консервы вкусные и свежие. «Родопы» реабилитировали себя за недоброкачественность фирменной продукции, какой мы пользовались в атлантической экспедиции. Да и мы теперь не поступили как наивные граждане: не стали покупать консервы для экспедиции в магазинах. На этот раз их специально заказали. Старший научный сотрудник Цветков приготовил для нас лиофилизированные продукты.[8]

Он оказался человеком серьезным. Выполнил все, что обещал, причем в кратчайший срок. В Софии мы виделись с ним всего несколько раз, но здесь, в океане, я часто вспоминаю о нем. Он лиофилизировал и кислое молоко типа ряженки, и персики (самое вкусное из еды), и малину, и помидоры. Помидоры мы добавляем в приготовляемую пищу. Для салата они мало годятся. Кроме того, есть у нас орехи, сушеные абрикосы и абрикосовый компот. Все такое, что не портится. Сухари целехоньки. Проблема, как и в прошлый раз, – это вода. В ней начинает появляться ржавчина. Если быстро доберемся до Фиджи, может, и выдержит. Взяли с собой дополнительно два резиновых резервуара по 60 литров в каждом. Привязали их на носу лодки – больше негде было расположить. В крайнем случае будем брать воду из них.

вернуться

7

Авторы называют их «сепия». Имеется в виду крючьеносный летающий кальмар (Onychoteuthis banksii). Это наиболее широко распространенный вид кальмаров Мирового океана. Молодые O. banksii – великолепные летуны, свободно могут пролетать расстояния до 50–60 м и подниматься на высоту до 7 м. – Прим. ред.

вернуться

8

Лиофилиаация – высушивание продуктов в замороженном состоянии под вакуумом без потери их структурной целостности и биологической активности. При увлажнении продукты восстанавливают свои первоначальные свойства. – Прим. ред.

8
{"b":"117168","o":1}