ЛитМир - Электронная Библиотека

Она лукаво подмигнула Меган.

– И оплатить его сможем сами. Сейчас, чтобы отправить нас сюда, на Мауи, пришлось раскошелиться нашим родителям. Вообще-то я бы предпочла провести эту неделю где-нибудь в кемпинге. Тут полно семейных пар с детишками да стариков. Вы ведь тоже это заметили? А на вас я сразу обратила внимание. Подумала, что у этой красивой пары, наверное, тоже медовый месяц.

– В некотором роде. Мы женаты уже семь лет.

Девушка окинула ее внимательным взглядом и с интересом обернулась на Тони.

– Ну да! Вы, наверное, меня разыгрываете… Судя по тому, как вы с мужем целовались, я бы ни за что не подумала, что вы семейная пара со стажем. Интересно, а какими мы с Марком будем через семь лет? Он наверняка облысеет – его старик лыс, как бильярдный шар, – а я растолстею, как моя мать. Сексом будем заниматься не чаще раза в месяц. И он уже не станет целовать меня на ночь…

– А может быть, все выйдет по-другому, – возразила Меган. – От вас зависит, продлится ли медовый месяц на всю жизнь.

– Господи помилуй, это еще зачем? Уж больно хлопотно, а я ленива до ужаса!

Девушка снова похлопала себя по животику.

– Конечно, когда этот субъект появится на свет, мне придется изменить свою жизнь. Надеюсь только, что не слишком. В конце концов, для чего существуют бабушки, как не для того, чтобы дать матерям немного отдохнуть?

Она была так довольна собой, что Меган невольно улыбнулась. Девушка тоже улыбнулась в ответ.

– Кстати, меня зовут Карон. Карон Моррисон.

– А меня – Меган Сабелла. А мужа – Тони.

– А, так ваш муж итальянец? Сразу видно. У него такие чудные черные глаза и волосы.

Она на мгновение умолкла, чтобы вытереть испачканный соком рот, и продолжала:

– А что, если нам сегодня поужинать вчетвером? Марку и мне компания не повредит, а то мы целыми днями вдвоем. Сегодня даже поссорились.

– Кажется, вы не слишком этим огорчены, – с улыбкой заметила Меган.

– Да нет. Это ведь не в первый раз. Мы оба отходчивые, а кроме того, небольшая ссора иногда помогает выпустить пар. Нам немного надоел медовый месяц, только ни он, ни я не решались об этом сказать. А тут вдруг слова нашлись, ну и пошло-поехало!.. Мы решили вернуться на три дня раньше и заняться обустройством коттеджа, в котором будем жить. Видели бы вы, какая это прелесть!

– Вам прискучил медовый месяц?

– Ну, не то чтобы прискучил… Понимаете, ведь медовый месяц существует для того, чтобы получше узнать друг друга, верно? А мы с Марком и так друг друга знаем. Так что лучше потратить это время на ремонт и не заниматься чепухой.

– Весьма разумный подход к делу, – оправившись от изумления, пробормотала Меган.

Помолчав с минуту, она нерешительно добавила:

– А знаете, ваша идея насчет обеда мне нравится. Почему бы не встретиться в вестибюле, скажем, в семь? Или лучше в восемь?

– Семь в самый раз. Мне лично есть хочется все время. И еще спать… Я и сейчас думаю пойти вздремнуть. Самое время, пока Марк осваивает акваланг!

Девушка ушла, а Меган никак не могла выбросить из головы недавний разговор. Отчего-то ей вдруг стало… неуютно, что ли? Может быть, потому, что она почувствовала себя старой? Или, наоборот, эта юная девушка оказалась гораздо мудрее ее, хотя и моложе годами?

Встряхнув головой, Меган начала собирать вещи. Вернувшись в бунгало, она приняла душ и вытянулась на постели, даже не удосужившись надеть ночную рубашку. Она намеревалась поспать, но неотвязные мысли о недавней собеседнице не давали ей покоя, и Меган беспокойно ворочалась на прохладной простыне, стараясь найти место поудобнее.

Наконец ее сморила дремота, а потом она увидела сон – будто бы она стоит и наблюдает, как ее муж занимается любовью с Коринной. Однако внезапно, как это бывает во сне, сцена изменилась, и вот уже Тони целует ее, а не Коринну. Его губы обожгли ей рот и двинулись дальше, к шее, дерзко коснулись груди и бедер. Почувствовав тепло у самого лона, Меган замерла от восторга. Жгучее желание охватило все ее существо.

Она проснулась, но сон продолжался наяву. Только сейчас Меган поняла, что Тони и в самом деле лежит рядом с ней на кровати, а его дерзкие руки ласкают тело. Он прикоснулся губами к ее груди, и она почувствовала влажный морской запах его волос. Меган собиралась открыть глаза, но вдруг, повинуясь внезапному, глубоко скрытому импульсу, притворилась, что спит.

Тони ласкал ее, прикасаясь лишь кончиками пальцев, чего никогда раньше не делал, и Меган вся отдалась этому новому ощущению. Их ноги были тесно сплетены, и она сразу почувствовала, как восстала его плоть, однако глаз так и не открыла.

Издав глухой стон, Тони вошел в нее – медленно, очень медленно, – и эта изощренная ласка так воспламенила Меган, что она с трудом сдержала себя. Почему этот способ любви так зажег ее? Не потому ли, что в нем был налет некой утонченной развращенности? Или потому, что, притворяясь спящей, Меган могла полностью сконцентрироваться на собственных ощущениях и не думать о том, чтобы доставить удовольствие Тони?

Все эти вопросы не имели сейчас никакого значения, сейчас, когда Тони обладал ею. Меган казалось, что она куда-то уплывает, словно растворяясь в воздухе. Нервы, напряженные до предела, позволяли чувствовать только одно – ритмичное покачивание их сплетенных тел. Взад и вперед, взад и вперед… Меган смутно слышала страстные вздохи Тони, понимала, что он вот-вот достигнет пика любовного наслаждения, но ей по-прежнему было важно лишь то, что ощущала она сама. И вот наконец долго назревавший экстаз охватил ее, и она полностью отдалась наивысшему моменту любви…

Застонав, Тони перекатился на спину, не выпуская Меган из объятий.

– А теперь можешь открыть глаза, Спящая Красавица. Я знаю, что ты не спишь.

Меган удивленно распахнула ресницы.

– Откуда ты знаешь?

– Ты забыла…

Он легонько коснулся пальцем ее сосков, все еще твердых от любовной игры.

– Вот это и другие недвусмысленные признаки выдали тебя с головой.

– Ах ты, негодяй! Воспользовался беззащитностью спящей женщины…

– Но ведь чертовски сексуальный негодяй, не так ли?

Меган усмехнулась его самодовольному тону и кивнула:

– Именно так.

Он поцеловал ее в нос и откинулся на спину, положив руки под голову.

– Если не хочешь, чтобы тебя соблазнили, Лунное Дитя, нечего лежать на кровати в костюме Евы. Чего еще ты ждала?

– Во всяком случае, не тебя, – возразила Меган. – Я думала, ты все еще играешь в волейбол с ребятами и не станешь меня тревожить.

Тони помолчал.

– Надеюсь, на восьмом году брака ты не собираешься превратиться в жену-собственницу? – спросил он наконец.

– Ни в коем случае, – успокоила его Меган с улыбкой. – Извини. Я рада, что ты хорошо проводишь время. В конце концов, мы вовсе не обязаны каждую минуту быть вместе. Кстати, я тут на пляже познакомилась с некой молодой особой, Карон Моррисон. Она пригласила нас поужинать с ней и ее мужем сегодня вечером. Ты как?

– Не возражаю. А что представляет собой это юное создание?

– Ну, во-первых, они только что поженились и уже ждут ребенка. Но если ты думаешь, что она стесняется своего положения, то ты ошибаешься. Она говорит об этом без всякого смущения, и вообще очень мила. Мне кажется, нам с ними будет весело. Во всяком случае, хоть какое-то разнообразие.

Следующие несколько дней и в самом деле были веселыми. Обе пары вместе обедали и ужинали, танцевали, меняясь партнерами, в танцевальном павильоне, смотрели представления в гавайском стиле и плавали на лодке в лагуне.

Марк, коренастый и темноволосый молодой человек, в отличие от своей жены, длинноногой блондинки, постоянно то подшучивал над ней, то осыпал нежностями. Жизнерадостность и молодой задор этой пары придавали живость и веселье совместному времяпрепровождению.

Однажды вечером, после того как все четверо провели день, осматривая местные достопримечательности, Меган спросила мужа, что он думает об их новых знакомых.

17
{"b":"117170","o":1}