ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

Следующие несколько месяцев были для Меган сплошным кошмаром. Тони, прежде беспокоившийся, стоило ей пожаловаться на пустяковую головную боль, теперь избегал даже упоминания о ее беременности. Хотя он не мог не замечать, что тошнота мучит Меган гораздо дольше обычных трех месяцев, он ни слова не говорил об этом, он промолчал также, когда приступы внезапно прекратились.

Дни, когда надо было идти на осмотр к Полу Сандерсону, Меган скрупулезно отмечала в общем календаре, но Тони никогда не спрашивал вечером, как она себя чувствует и что сказал врач. Словно устранившись от этой стороны их жизни, он намеренно игнорировал состояние жены, даже когда Меган начала носить просторные платья, чтобы скрыть свой округлившийся живот.

Ушли в прошлое и его беззлобные поддразнивания, которые ей так нравились раньше, и теперь Меган ловила себя на мысли, что поддерживать нормальные отношения с мужем становится все труднее.

Но самое болезненное испытание ждало ее впереди. Дело в том, что Тони, судя по всему, о беременности жены родственникам объявлять не собирался. Меган долго ждала, когда же он расскажет матери, и, так и не дождавшись, поняла, что ей придется сделать это самой.

Ближайший семейный сход был назначен на март. На этот раз праздновался день рождения Анджи. Хотя Меган была молчаливее, чем обычно, за всегдашней шумной суетой этого никто не заметил. Впервые она наблюдала за своими родственниками как бы отстраненно. И так же впервые ей пришла в голову мысль, что она никогда не станет для них своей. Должно быть, они чувствовали это с самого начала. Так зачем же она так старалась, буквально из кожи вон лезла, пытаясь завоевать расположение этих в общем-то неинтересных, заурядных людей?

Эта мысль ужаснула Меган своим цинизмом, и она тут же отогнала ее. Да, конечно, у родственников Тони есть свои недостатки, но и его мать, и сестры, и их мужья преданы друг другу и всегда готовы прийти на помощь в трудную минуту. И то, что ее не приняли в клан Сабелла, вовсе не дает ей права строго их судить.

Однако чувство отстраненности не проходило. Меган с трудом заставляла себя прислушиваться к общему разговору. В это время Марио как раз объявил о том, что он в очередной раз поменял работу и уже на следующей неделе начнет продавать автомобили в крупном магазине на авеню Ван-Несс.

– Так что имей в виду, Тони, если решишь поменять свой «Мерседес» на что-нибудь еще более шикарное, я к твоим услугам.

Настал черед Марии и Сэмми. Гордые родители объявили, что их старший сын добился больших успехов в школе и даже награжден почетным знаком. Анджи и Доминик похвастались, что недавно приобрели новую стереосистему.

Выслушав дочерей и зятьев, мама Сабелла спросила, есть ли у кого-нибудь еще новости. Меган обернулась к Тони. Интересно, неужели он так ничего и не скажет? Не дождавшись, она встала. Шум за столом все не стихал.

– Да замолчите вы! – крикнул Марио. – Теперь очередь Меган. Ну давай выкладывай. Получила повышение? Или прибавку к жалованью?

Меган впервые выступала в подобном качестве – обычно на семейных сборищах она предпочитала отмалчиваться. Вот почему любопытные взоры присутствующих устремились на нее. В ответ на вопрос Марио она покачала головой.

– Нет, повышения я не получила. Однако у нас с Тони тоже есть новость – в августе мама снова станет бабушкой.

Наступило молчание – казалось, присутствующие не верили своим ушам. Меган обернулась к Тони. У него было усталое лицо. Наконец кто-то из его сестер издал радостный крик, и тут же все заговорили разом. Женщины поздравляли Меган, мужчины хлопали Тони по спине. Как обычно, пронзительный голос Анджи заглушил всех остальных:

– Ну слава богу! Тебе давно следовало решиться на это, Меган!

Меган взглянула на мужа, ожидая, что он скажет. Поскольку Тони и на этот раз промолчал, она, чувствуя, как ее охватывает гнев, резко бросила:

– Ты ошибаешься, Анджи. Не иметь детей было нашим общим решением, так что свою реплику ты с таким же успехом можешь адресовать брату.

Наступила гробовая тишина. По лицу мамы было видно, что она очень огорчена. Меган тут же пожалела о том, что не сдержалась. Однако извиняться она не стала, а через час тихонько шепнула Тони, что устала и хотела бы уйти. По пути домой Тони упорно молчал, и Меган не пыталась заполнить эту тишину беззаботной болтовней, как поступала в подобных случаях раньше.

Дома она первым делом прошла на кухню, чтобы приготовить кофе, а когда вернулась в гостиную, обнаружила, что Тони уже отправился спать. Странно, но Меган это ничуть не задело.

В ванной она быстренько почистила зубы и умылась, потом, стараясь не шуметь, прошла в спальню и, не зажигая света, скользнула под одеяло. Она знала, что Тони не спит, но сама притворилась спящей. Ей вовсе не хотелось выслушивать его упреки. Прошло уже несколько ночей с тех пор, как они в последний раз занимались любовью. Но почему теперь это ее совсем не беспокоит? Ведь раньше секс составлял для Меган неотъемлемую часть жизни. Сейчас же, как ни странно, она чувствовала облегчение оттого, что ей не надо притворяться, разыгрывать страсть, которую она перестала испытывать после того, как Тони намекнул, что ей следовало бы сделать аборт.

На следующий день, несмотря на принятое накануне решение самой справляться со своими проблемами, Меган не выдержала и позвонила Полу. Она уже давно поняла, что его интерес к ней не ограничивается чисто профессиональными рамками, однако убеждала себя, что на этом основании не стоит отказываться от услуг лучшего в городе гинеколога. При существующих между ними отношениях – доктор и пациент – вполне закономерно, что она обратилась к нему за советом.

– Наверное, мне следовало бы позвонить в семейную консультацию, или как там это называется, но вы однажды сказали, что, если меня что-нибудь будет беспокоить, я могу прийти к вам. Вот я и решила…

– И правильно сделали, – прервал ее Пол. – Меня давно тревожит ваше состояние. Вы нервничаете, а это передается ребенку. К сожалению, сейчас я занят – в приемной полно народу, – но у меня появилась идея. Что, если нам встретиться между двенадцатью и часом и обсудить все за ленчем?

Меган, чувствуя себя виноватой в том, что оторвала от дел занятого человека, согласилась на встречу и повесила трубку, ощущая невероятное облегчение. В конце концов, почему бы ей не позавтракать со своим врачом?

В небольшом филиппинском ресторанчике на Гоф-стрит народу было немного. Пол внимательно выслушал рассказ Меган о том, что произошло недавно на семейном торжестве и что она очень обеспокоена ухудшением отношений между ней и Тони.

– Я никогда не ощущала себя членом семьи Сабелла – скорее неким придатком Тони. И теперь, когда меня наконец перестало это беспокоить, у них вдруг проснулся ко мне интерес. За сегодняшнее утро мне позвонили трижды – мама Сабелла и две ее дочери. Спрашивали, как я себя чувствую. Кстати, Тони за три месяца ни разу не задал мне этого вопроса.

– Возможно, потому, что он боится, – предположил Пол.

– Боится? Чего?

– Что с вами что-то случится. Вы выглядите такой хрупкой… Очевидно, он опасается, что роды окажутся для вас непосильной нагрузкой. Ведь ваша мать умерла от родов.

Меган с минуту раздумывала над словами Пола, а потом решительно возразила:

– Нет, я так не считаю. Тони относится к этому так, как принято у итальянцев. Для него беременность и роды – неотъемлемая часть жизни женщины. И потом, если он действительно беспокоится, то почему никогда не спрашивает, как я себя чувствую? Он ведь знает, когда я хожу к вам на осмотр.

– Ну так расскажите ему сами! Нельзя держать такие вещи внутри себя, иначе это может пагубно отразиться на вашем браке.

– Этого-то я и боюсь. Мне очень не хочется развода, Пол. До встречи с Тони я была так одинока!.. Неужели мне придется вернуться к тому безотрадному существованию, да еще растить ребенка без отца? Я сама сирота. Мать моя, как вы знаете, умерла, а отца я вообще никогда не видела. Меня вырастила тетка. Она как-то сказала, что не отдала меня в приют только потому, что материнская страховка была достаточно велика и ей не пришлось из-за меня входить в дополнительные расходы…

22
{"b":"117170","o":1}