ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

Меган проснулась как от толчка. Лежа с закрытыми глазами, она испытывала странное чувство, словно плывет на облаке. Затем, когда ее взор прояснился, она поняла, что находится в белой комнате на белой кровати, отгороженной белой ширмой.

Она тут же вспомнила все, что с ней произошло, – как внезапно начались схватки, неожиданно сильные и частые, как Пол отвез ее в клинику на своей машине, как держал за руку и успокаивал, как он, не теряя времени, доставил ее в родильное отделение. Ей вспомнились и потрясающие ощущения самих родов. Раздирающая боль, ритмично накатывавшая и отпускавшая, и собственное первобытное чувство радости, приветствовавшее эту боль ради ее причины.

А потом в памяти был провал. Кажется, в последний момент она почувствовала сильное давление внизу живота, которое, казалось, разорвет на части ее внутренности. А потом раздался крик ребенка. А вот это Меган уже помнила отчетливо – прикосновение маленького теплого комочка к своему животу. Теперь у них с Тони есть сын! В этом Меган была уверена – она вспомнила голос Пола, сообщавшего ей, что она родила здорового мальчика весом три килограмма.

Незнакомое чувство внезапно охватило Меган, такое сильное, что у нее даже выступили слезы. Ей до боли захотелось прикоснуться к своему сыну, исследовать каждый дюйм его тела, прижать к себе и покрыть поцелуями крошечные пальчики. Еще недавно этот кусочек плоти был частью ее собственного тела… Давно ли это было? Сколько времени она уже спит?

Из-за ширмы до Меган доносились приглушенные женские голоса, и она поняла, что в палате не одна. Она подняла глаза к потолку, пытаясь определить его высоту, потом снова взглянула на ширму, не зная, что делать дальше. Может быть, надо вызвать сестру, сообщить, что она уже проснулась? Пока Меган раздумывала, ширму слегка отодвинули, и она увидела Тони. Он был так бледен, что она невольно вскрикнула.

Он подошел к кровати, но не поцеловал жену. По выражению глаз трудно было догадаться, о чем он думает. Сколько раз со времени свадьбы Меган терялась в догадках, о чем думает и что чувствует ее муж – да и чувствует ли что-нибудь вообще? Хотя на этот раз было ясно, что он потрясен. Что это – тревога за нее или…

– Неужели ребенок…

Она даже не смогла закончить вопроса.

– С ребенком все в порядке, – поспешил заверить ее Тони. – А как себя чувствуешь ты, Меган?

Она отмахнулась от этого вопроса как от несущественного.

– Ты уже видел его? Как он выглядит?

– Пока не знаю.

Он произнес эти слова настолько равнодушно, что Меган нахмурилась.

– Я только что приехал. Пол Сандерсон позвонил мне и сообщил, что у нас сын.

Меган откинулась на подушку. Она ждала, что Тони наконец обнимет ее и скажет, как он гордится ею и их новорожденным сыном.

– Я ждала приема, когда начались схватки, – сообщила Меган. – Звонить тебе было уже поздно, и Пол отвез меня в клинику. Схватки сразу стали частыми, через каждые три минуты…

Он кивнул и снова спросил равнодушным голосом, словно разговаривал с посторонним человеком:

– А сейчас как, все в порядке? Боли не чувствуешь?

«Только от того, что ты так холоден и суров со мной, Тони!»

– Я ужасно устала, но, кажется, роды были легкими. Врачи говорят, что я создана для материнства.

– Извини, что не купил цветов. Я очень торопился, – прервал ее Тони. – Пол передал, что я могу повидать тебя прямо сейчас, хотя обычно посетителей пускают в другое время.

– Он очень внимателен, – заметила Меган.

– Да, весьма.

Его губы чуть дрогнули и снова заняли обычное положение.

– Ты уже звонил маме?

– Да, еще с работы. Она придет к тебе вечером. Если бы она, как всегда, не сидела с внуками – на этот раз Анджи подсунула ей двух младших, – то уже давно была бы здесь. Взяла бы тебя за руку и подробно рассказала, как рожала сама и как производили на свет свое потомство мои плодовитые сестры.

Меган улыбнулась. За время беременности она бессчетное число раз слышала во всех подробностях обстоятельства рождения каждого из детей и внуков мамы Сабеллы. Теперь мама сможет добавить к этой саге еще один эпизод. Только она наверняка будет разочарована – роды у невестки прошли на удивление легко.

– Наверное, она до смерти рада, что родился мальчик?

– Уверен, что так и есть. Хотя у нее уже множество внуков, этот – первый, кто будет носить фамилию Сабелла.

«А ты сам? Почему, черт возьми, тебя это совсем не волнует, Тони? Почему мы разговариваем как чужие? Почему ты не поцеловал меня, не сказал, что беспокоился, что ты меня любишь?..»

– Интересно, когда мне принесут ребенка? – сказала Меган, поворачивая голову.

И словно по волшебству, в ту же секунду ширму отодвинули, и к кровати подошла высокая темноволосая медсестра, неся в руках нечто, завернутое в одеялко. Она окинула Тони внимательным взглядом и сказала, обращаясь к Меган:

– Ваш сыночек спит, как ягненок, миссис Сабелла. А когда проснется, наверняка потребует есть.

Она бросила быстрый взгляд на листок, прикрепленный к кровати.

– Я вижу, вы собираетесь сами его кормить. Ну что же, для ребенка это лучшее начало жизни. Дает иммунитет, и все такое… Если не справитесь, позвоните. Я вернусь через несколько минут и проверю, как у вас дела. Вы умеете нянчить малышей?

– Да, я ходила в школу будущих матерей, – ответила Меган, протягивая руки к сыну. – Я уверена, что справлюсь.

– Очень рада. Вот если бы все молодые матери были так же хорошо подготовлены!

Опустив младенца на руки Меган, медсестра ушла, на прощание снова окинув Тони внимательным взглядом.

Меган этого даже не заметила – она была полностью поглощена ребенком. Осторожно развернув одеяло, она впервые увидела личико своего сына. И тут же все другое – боль от родов, отчужденность Тони, нелегкая жизнь, которая предстояла ей впереди, – отошло на задний план.

Малыш спал, крепко сжав кулачки, словно готовился к схватке с миром, в который только что пришел. Меган невольно подумала, что подобное упорство пригодится ему в жизни. Волосы ребенка, черные, прямые, были на удивление густыми, а черты лица в точности повторяли отцовские.

Только сейчас Меган вспомнила о Тони. Подняв глаза, она хотела было сказать, что их сын – настоящий Сабелла, но тут же осеклась, заметив выражение лица мужа.

– Ты действительно ходила в школу матерей? – спросил он напряженным тоном.

– Ну да, по средам. Разве я тебе не говорила?

– Нет, не говорила. А разве на этих занятиях не предполагается присутствие мужа?

– Я… я ходила с другом. Ты ведь так занят… Мне не хотелось тебя беспокоить.

– С кем же? Наверное, с Джин?

На мгновение Меган почувствовала искушение солгать, однако, подумав, ответила правду:

– Нет, с Полом Сандерсоном. Его как врача заинтересовала эта программа, и он вызвался меня сопровождать.

– Ясно.

Тони взглянул на ребенка все так же мрачно. И тут умерла последняя надежда Меган, надежда, которую она лелеяла все это время вопреки очевидности. Она надеялась, что произойдет чудо и Тони, увидев ребенка, изменится. Теперь же поняла: такого рода перемены крайне редко случаются в реальной жизни. Итак, Тони не намерен быть отцом своему сыну. Значит, она может рассчитывать только на себя. Лишь ее любовь и поддержка суждена в жизни этому малышу…

Меган охватил гнев, и она даже не попыталась его скрыть, когда снова подняла глаза на Тони. Гнев и… да, презрение. На этот раз она не станет скрывать своих чувств и наконец выскажется напрямик.

– Тебе незачем беспокоиться, Тони. Я сдержу свое слово. Ребенок не доставит тебе никаких хлопот. Ты по-прежнему будешь вовремя получать свой обед и завтрак, жить в чистом, ухоженном доме. Я постараюсь сделать так, чтобы ребенок не мешал тебе. Когда ты пригласишь в дом друзей, я по-прежнему буду выполнять роль безупречной хозяйки, а когда тебе захочется заняться любовью, я к твоим услугам. Я не перестану заботиться о своей внешности, так что жить бок о бок с опустившейся женой тебе не грозит. Но и ты должен выполнить то, что обещал. Я хочу, чтобы мой ребенок вырос в нормальной семье – это то, чего я сама была лишена в детстве. Я хочу, чтобы у него были и отец, и мать. Пусть ты не в состоянии заставить себя полюбить его, но все равно будешь рядом, и он сможет расти, имея перед собой твой пример.

26
{"b":"117170","o":1}