ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 10

Стоило Меган приступить к работе, как она сразу поняла, что от нее потребуется немало сил и энергии, дабы сохранить и дом, и семью, и работу.

За три месяца ее отсутствия в фирме произошло множество перемен. У входа сидела новая девица, которая, не зная Меган в лицо, заставила ее предъявить служебное удостоверение и только потом пропустила в здание; появилось несколько новых проектов, в которые предстояло детально вникнуть, прежде чем выносить о них собственное суждение; а в довершение всего дежурная шутка, гулявшая по офису, была не вполне понятна Меган, и от этого она чувствовала себя не в своей тарелке.

Ее первые ощущения на работе напомнили ей что-то давно забытое, и лишь по прошествии какого-то времени Меган поняла, что именно. То же самое она испытывала в старших классах школы, где почти ни с кем не общалась, когда каждый день приходила на занятия в одной и той же одежде, а в общих играх почти не участвовала.

С тех пор прошло много лет, и, слава богу, она изменилась. Так что теперь Меган не стала копаться в своих переживаниях, а немедленно приступила к работе. Вчитываясь в описания новых проектов, она наконец поняла суть дела и на ближайшем совещании у шефа сумела внести ряд дельных предложений. А вот судьба проекта Костелло немного огорчила Меган. Несмотря ни на что, фирма не отказалась от него, но выполнение было поручено Винсенту Фарадею, племяннику Милтона.

– И он прекрасно с ним справляется, – лучезарно улыбаясь, заверил присутствующих мистер Фарадей. – А поскольку коней на переправе не меняют, предлагаю вам, Меган, заняться каким-нибудь другим проектом. В предложениях недостатка нет.

Имелось в виду частичное переоборудование захудалой гостиницы в Окленде под названием «Викторианский особняк». Меган была уверена, что еще несколько месяцев назад ей ни за что не поручили бы эту работу. У нее закралось подозрение, что неисправимый женоненавистник Милтон Фарадей вновь вернулся к своим привычкам мужского шовиниста, и поняла, что в очередной раз ей придется доказывать, чего она стоит. С наигранным энтузиазмом Меган заверила шефа, что с радостью приступит к работе, и удостоилась комплимента, что она «умеет играть в команде».

Сразу же после совещания Меган собрала сотрудников своего отдела.

Глядя на знакомые лица, она только сейчас поняла, как скучала по своим коллегам. Принимая поздравления по поводу рождения сына, она чувствовала, что слова эти произносятся искренне. А что, если она ошибалась, считая, что, кроме Джин, у нее нет подруг? Почему никогда не встречалась с этими женщинами помимо работы? Неужели потому, что старалась не смешивать работу и частную жизнь?

А может быть, опасалась, что их незамысловатая болтовня вызовет раздражение Тони? Но мирится же она сама с его деловыми партнерами и даже принимает их в своем доме, хотя считает невыразимо скучными!

Впрочем, сейчас не время думать об этом. И Меган, призвав собрание к порядку, начала рассказывать подчиненным о проекте «Викторианского особняка».

«А ведь у меня неплохо получается, – вдруг подумала она с гордостью, вслушиваясь в жаркий спор, который не замедлил разгореться – каждый, как водится, отстаивал собственную точку зрения. – Кто знает, если я потеряю Тони, может быть, мне хватит для счастья Майкла и работы?..»

После того как все ушли, Джин осталась, чтобы поболтать с Меган.

– Работать с этой треской мороженой, Винсентом, – настоящая пытка! – пожаловалась она. – Если бы ты знала, как мы тебя ждали! Боялись, что ты решишь продлить отпуск… Пусть Старый Дракон не пудрит тебе мозги. Между прочим, он тоже боялся, что ты не вернешься. Думаешь, почему он послал тебе этот жуткий букет и роскошный подарок для Майкла, когда ты еще была в роддоме? Ластится, как лиса… А сам ненавидит детей!

– Так или иначе, но я вернулась и очень этому рада. Я так соскучилась по нашим сумасшедшим девчонкам! Надо будет многое нагонять… Боюсь, мне придется брать работу на дом.

– Это еще зачем? – удивилась Джин и, заговорщически подмигнув Меган, добавила: – Пока Милтон ходит перед тобой на задних лапках, почему бы не воспользоваться моментом и не попросить еще одну ставку? Мы могли бы взять секретаря, а я бы стала твоей ассистенткой.

Меган задумчиво посмотрела на подругу. В этом предложении, пускай и высказанном небрежным тоном, была своя логика.

– Пожалуй, я так и сделаю, – пообещала она.

– Ну, на этой оптимистической ноте я тебя покину. Пойду готовить бумаги по новому проекту.

В дверях Джин задержалась и, одарив Меган дружеской улыбкой, сказала:

– Я действительно рада, что ты вернулась. Мне тебя очень не хватало. Говорю как другу, а не как начальнице!

Было почти пять часов, когда Меган наконец отложила в сторону образцы ковров и архитектурные планы, которые изучала всю вторую половину дня. Потирая уставшие глаза, она вдруг подумала, что за последний час ни разу не вспомнила о Майкле. Неужели она ненормальная мать? Или даже такое сильное чувство, как материнская любовь, имеет свои пределы? Ей вспомнились слова Пола о том, что светлячок не может светить вечно. Ну что же, наверное, так оно и есть. Даже любовь меняется с течением времени…

Неожиданно ее глаза увлажнились. Меган сердито смахнула слезинки, досадуя на себя за несдержанность. Нечего плакать над пролитым молоком. Она должна наконец смириться с мыслью, что все, что составляло для нее смысл существования – любовь Тони, – утеряно безвозвратно.

И вдруг ее охватило другое желание – поскорей увидеть сына. Меган поспешно убрала бумаги в стол, накинула плащ и почти бегом направилась к гаражу. Заводя машину, она вдруг подумала: неужели отныне вся ее жизнь будет проходить в таком бешеном темпе? Наверное, да, если она всерьез решила совместить в одном лице безупречную жену, идеальную мать и деловую женщину…

На протяжении ближайших нескольких недель Меган частенько испытывала желание раздвоиться, а еще лучше – растроиться. Днем она усердно трудилась – принимала решения, вникала в детали проекта, улаживала ссоры между сотрудниками, как могла тактично обходила вмешательство Милтона Фарадея, который только и знал, что торопил ее.

Вскоре после того, как Меган ознакомилась с новым проектом, она поняла, что он сулит гораздо большие перспективы, чем ей представлялось вначале.

– Если мы сумеем угодить заказчику, – сообщил Милтон Фарадей однажды днем, вызвав Меган к себе в кабинет, – это будет означать, что наши связи с «Балстар корпорейшн» упрочатся. Насколько мне известно, эта фирма планирует не только перестроить «Викторианский особняк», но и превратить в современные отели ряд старомодных отелей на всем северном побережье. Надеются, что это привлечет туристов. Советую вам как можно глубже вникнуть в это дело. Можете рассчитывать на мою всемерную помощь и поддержку.

«Помощь и поддержка», как не замедлила убедиться Меган уже на следующий день, означали ежечасные звонки от шефа, который желал быть в курсе каждого ее шага.

Когда же рабочий день кончался, как правило, гораздо позже положенных пяти часов, Меган мчалась домой, где ей предстояло играть объединенную роль матери, хозяйки и жены. Она изо всех сил старалась нести свой крест, не жалуясь и не обращаясь за помощью к Тони, но, к сожалению, накладки были неизбежны.

В один из вечеров, когда Меган надеялась попасть домой пораньше, Милтон Фарадей в последний момент вызвал ее к себе и завел нудный разговор о том, что предложенный ею лучший и более дорогой сорт искусственного мрамора введет фирму в дополнительные расходы. А это, по мнению шефа, было крайне нежелательно.

Пока Меган излагала свои аргументы и в конце концов убедила мистера Фарадея в своей правоте, было уже почти полшестого. Спускаясь в гараж – как всегда, торопливо, – Меган прикинула, что опоздает по меньшей мере на час. А ведь именно сегодня она обещала миссис Мур, приходящей няне Майкла, что вернется домой вовремя.

Она ворвалась в дом в начале седьмого, ожидая встретить недовольную физиономию миссис Мур. Однако вместо этого до нее из кухни донеслось агуканье Тони и радостный смех Майкла. Сняв плащ, Меган тихонько подошла к двери. К ее удивлению, Тони сидел за столом, держа Майкла на коленях, а перед ними лежала пустая бутылочка из-под детского питания.

28
{"b":"117170","o":1}