ЛитМир - Электронная Библиотека

– А ты, похоже, неплохо справляешься.

– А почему бы и нет? В свое время я умел хозяйничать не хуже мамы.

– Майкл еще спит?

– Нет, уже проснулся. Я накормил его кашей и молоком и посадил в манеж. Он забавляется с резиновыми кубиками. Вот допью кофе и начну готовить завтрак. Налить тебе чашечку?

– Я сама налью.

Меган с гордостью продемонстрировала мужу свои руки.

– Видишь, красноты уже нет, да и зуд прошел.

– Садись и выпей кофе. А завтраком я сам займусь – тебе лучше пока не совать руки в воду.

– Тони, мне очень жаль, что все так получилось! Я не собиралась навязывать тебе ребенка. Да и вообще… Ты так выручил меня с Майклом!

– Перестань, Меган. За кого ты меня принимаешь? Неужели я должен был выбросить собственного сына на помойку? Ты, кажется, забываешь, что это мой ребенок и я в состоянии сам о нем позаботиться!

Его резкий тон рассердил Меган.

– И давно ли ты стал так думать?

– Что ты имеешь в виду?

– А то, что, если бы я тебя послушалась, Майкла вообще не было бы на свете! – выпалила она в ярости.

– Наконец-то ты высказалась начистоту! Или еще что-то осталось? Так давай, выкладывай! Мне всегда было интересно, что за мысли скрываются за твоими вежливыми манерами, будь они прокляты!

– Сожалею, если мои хорошие манеры обижают тебя. Дело в том, что меня так воспитали. Стоило сказать хоть что-нибудь неподходящее, по мнению моей тети, и я тут же получала затрещину. После нескольких синяков и разбитых губ я научилась скрывать свои мысли.

Тони в изумлении уставился на жену.

– Почему об этом ты никогда не рассказывала?

Меган пожала плечами. Она жалела, что вообще затронула эту тему.

– Потому что я предпочла бы об этом забыть, – тихо произнесла она наконец.

– И долго это продолжалось? Долго она тебя била? – сочувственно спросил Тони.

– До тех пор, пока мне не исполнилось одиннадцать. А потом моя учительница догадалась, почему я частенько прихожу в школу вся в синяках. Очевидно, она побеседовала с тетей Кларой, и с тех пор та изменила тактику – вместо затрещин стала орудовать словами.

Меган заерзала на стуле.

– Мне не хочется об этом вспоминать. Давай сменим тему.

– Ладно, только я все-таки не пойму, почему ты никогда не говорила об этом прежде.

– Потому что… потому что твое детство было совсем другим. Моим гордиться нельзя, и жалости мне не нужно! Я как-то выкарабкалась, и, наверное, это меня закалило. Только оказалось, что это все равно ни к чему… Ведь тебе нравится совсем другой тип женщин. Скажи, почему ты женился на мне, хотя был бы гораздо счастливее, если бы выбрал кого-нибудь вроде Коринны?

Тони явно не ожидал такого поворота. На мгновение он онемел, а потом с вызовом произнес:

– Ну что же, пора выяснить отношения. Меньше всего на свете я хотел бы жениться на Коринне. Она – точная копия моих сестриц, а их я могу переносить лишь в малых дозах. Да, я несколько раз переспал с ней. Не хочу себя оправдывать, но я никогда не считал, что это любовь. А что касается моей реакции, когда я узнал о ребенке… Видишь ли, все произошло так неожиданно! Вначале я подумал, что ты нарочно перестала пить таблетки. Иначе почему ты так долго не говорила мне о своей беременности? Все это напомнило мне уловки моих сестер. И еще… Я, черт возьми, волновался за тебя! Я ведь знал, что твоя мать умерла при родах. А ты выглядела такой хрупкой! Казалось, порыв ветра может тебя переломить. Да, теперь я убедился, что внешность обманчива, что ты здорова, и все такое, но тогда мысль о том, что ты можешь умереть, рожая моего ребенка, что я потеряю тебя, была невыносима!

– И ты отправился к Полу, чтобы выяснить все до конца?

– А, так он тебе рассказал? Да, это правда. А почему бы и нет? Я так волновался за тебя!

– Почему же ты мне ничего не сказал?

– Потому что между нами стояли мои слова. Помнишь, как я предложил тебе сделать аборт? Господи, Меган, если бы ты знала, сколько раз с тех пор я жалел о том, что сморозил такую глупость! Теперь, когда я смотрю на Майкла, я думаю о том, что недостоин быть его отцом. Сколько раз я хотел взять свои слова назад…

Он взглянул на нее умоляюще.

– Ты веришь мне, Меган?

– Верю. Я знала, что тогда ты говорил не всерьез.

– Тогда почему ж, стоило мне приблизиться к Майклу, ты демонстративно уносила его в другую комнату? Никогда не показывала вещички, которые ему покупала, даже не посоветовалась, как лучше обставить детскую…

– Ты прекрасно знаешь почему – из-за нашего уговора. Ведь мы договорились, что ребенок ничего не изменит в твоей жизни.

Тони застонал и с силой ударил себя кулаком по лбу.

– Этот глупый договор! Неужели ты думала, что я соглашался на него всерьез? Ведь я не мальчишка, Меган, и меня не нужно оберегать от реальностей жизни!

– А как я могла думать иначе? Ты всегда хвалил меня за чистоту в доме, за то, что я такая умелая хозяйка, так слежу за собой…

– Мы оба порядочные глупцы. Ведь я делал это потому, что считал – тебе самой этого хочется. Каждый раз, когда я хвалил твою прическу или наряды, ты прямо светилась от счастья! Я думал, что тебе нужны все эти романтические жесты – похвалы, цветы, красивые вещи… Вспомни, ведь все нам завидовали, считая идеальной парой!

– А так ли уж хорошо быть «идеальной парой»? Нет ли в этом чего-то… как бы это сказать?.. сказочного, что ли? Может быть, идеальный брак – это тот, где муж и жена могут, не стесняясь, излить друг другу душу?

– Если так, то нам не поздно начать все сначала. Первым делом я хочу сказать, что люблю тебя, Меган. Ты – самое лучшее, что у меня есть в жизни. Возможно, я в чем-то ошибался, но никогда не переставал тебя любить. Даже тогда… вернее, именно тогда, когда изменял тебе.

У Меган навернулись слезы, но она изо всех сил попыталась сдержать их.

– Ты даже не представляешь, как мне было больно, когда я узнала о тебе и Коринне!

– Очень даже представляю. Не хочу себя оправдывать. Просто так получилось, что она всегда была под рукой, когда я в этом нуждался. Но видит бог, я никогда не любил ее, не испытывал к ней ничего, кроме…

Он запнулся.

– Кроме сексуального влечения? А ты знаешь, когда ты был с ней, я всегда знала об этом. Еще бы – ведь от тебя за версту разило ее проклятыми гвоздичными духами!

Голос Меган зазвенел от гнева.

– Но она ничего для меня не значила, правда, ничего! Мужчины не то что женщины… Коринна помогала мне снять напряжение, вот и все. Но в этот выходной, когда она неожиданно объявилась на съезде банкиров, мы были вместе в последний раз. Я сказал, что между нами все кончено, что я люблю свою жену.

– И как она это восприняла?

– Взбеленилась от злости! Но я ее не обвиняю. Я действительно вел себя как подонок. Наверное, она этого не заслужила…

Меган, мнение которой о Коринне разительно отличалось от мнения Тони, решила было переменить тему, но тут же передумала, вспомнив слова Пола, что на этот раз надо высказаться до конца.

– Не жди, что я буду любезной с Коринной. Как ни крути, она всеми силами пыталась разрушить наш брак. То нарочно забывала перчатку у тебя в машине, то как бы ненароком оставляла след губной помады на воротнике твоей рубашки… А еще эти духи! Она что, поливала тебя ими? А когда увидела, что у нее ничего не выходит, явилась к нам в дом. Хотела дать мне понять, что ты жаловался ей на то, что я все внимание уделяю Майклу и совсем забросила тебя. А эта история с прозвищем, которым ты называл меня только наедине! Нет, я не согласна, что она этого не заслужила…

Тони улыбнулся:

– В чем-то ты права. Она действительно может быть злюкой. Поверь, я никогда не жаловался ей на тебя. Единственное, что я говорил, – что люблю свою жену, но сейчас у нас не все ладно.

Меган набрала в грудь воздуха.

– Раз уж у нас зашел такой разговор, мне нужно еще кое-что сообщить тебе. В первый раз, когда мы были близки, ты подумал, что я девушка. Так вот, я ею не была. Еще в старших классах я пыталась таким образом привлечь к себе внимание…

40
{"b":"117170","o":1}