ЛитМир - Электронная Библиотека

Заняв всех делами, мы собрались в администрации. Я смотрел на лица парней и думал, что все это когда то было и сейчас, фактически создаются новые классы, строится новый тип общества и скорей всего больше похожего на феодальное.

– Ну, – сказал Саня вставая и доставая бутылочку Хенеси. Разлил по стаканам, мы дружно крякнули, закусили квашеной капустой, стоящей на столе. Выпив, все уставились на меня с Майклом. Андреич озвучил общую мысль, – Ну что, контрразведка, докладывайте.

Я похрустел капустой и глянул на Майкла, тот глянул на меня, пожал плечами и доложил: – Ну допросили… Что знал рассказал.

– А потом?, – сунулся Серега.

– Ликвидировали, – коротко бросил Майкл, отбривая нездоровый интерес. В целом, информация, полученная от пленного заключалась в следующем:

Для нормализации обстановки на железной дороге линейное отделение решили усилить и придали пятнадцать человек с узловой станции. Среди них был некто майор Черепанов. Он достаточно жестко поставил себя в отделении и, надо отдать ему должное, сумел нормализовать работу вокзала. Ему пытались предлагать деньги, машины, пытались ложится под него, но он как оказалось работал за идею. После присно памятного *дцатого января, когда весь мир казалось рухнул, он объявил на вокзале осадное положение и объявил себя военным комендантом города.

В подчинении у него оказалось тридцать семь человек линейщиков плюс за все это время подошло еще несколько вооруженных групп. Кого то он разбил, кто то влился в его структуры. Тогда же он и получил кличку Шерхан. Дисциплина в его группе поддерживалась железная, оружия тоже хватает. До нас, у него было только две стычки окончившиеся переговорами. С новообращенными и свидетелями Иеговыми. На данный момент Шерхан контролирует привокзальный район, свидетели Иеговы район проспекта Мира и республиканской больницы, а новообращенные – заречный. Свидетели Иеговы не принимают к себе всех кого попало.

Новообращенные самые закрытые, про них вообще ничего неизвестно, кто такие, откуда взялись – неизвестно. Известно, что если ты к ним попадаешь, то обратно никто не выбирался.

Шерхан фактически набирает себе рабов, заставляя обслуживать своих бойцов и мотивируя свои действия защитой. Занимаются все тем же, чем и мы, т.е. грабят и набивают закрома родины.

Самой мощной группировкой на сейчасный момент является Шерхан. У него хорошо вооруженная группа в составе восьмидесяти бойцов, подчиняющаяся любому его слову. Он контролирует железную дорогу, склады, составы с бензином, мазутом, углем, лесом. У него около двухсот рабов. Четкой программы не имеет, вернее не имел. Однако в последнее время взялся за ум и вроде бы, что-то начинает прослеживаться. Он хочет попытаться взять под контроль Заводской район, но пока армия маловата. Поэтому решил закрепиться на занятой территории. Сил на постоянные посты нет, поэтому территория патрулируется на машинах.

Вообще такое ощущение, что все группировки заняты удержанием захваченных территорий.

Центр города считается нейтральной территорией. Там живут свободные и бродят мелкие шайки шакалов.

О группировках в нашей стороне пленник ничего не слышал, а он был не рядовой, а, так сказать, среднего командного состава. Шерхан собирался отрядить на разведку пару машин, но тут случилась стычка в Евроспаре. Штаб Шерхана решил, что наткнулся не на продуктовую группу, а на группу разведки. Это подтвердилось и профессионализмом группы (Угрюмый довольно расправил плечи). На всякий случай на площадь была выслана поисковая группа, которая обнаружила уходящие следы, но не рискнула организовать преследование. Службы разведки как таковой не существует.

– Для того чтобы вливаться в какую то из группировок слишком мало данных о них. Кроме того, я обвел всех глазами, – давайте посмотрим правде в глаза. Вряд ли нам захочется переходить в подчиненное положение.

В комнате повисло молчание. Паша вздохнул, побултыхал в бутылке и разлил остатки по стаканам: – и что мы собираемся делать? Саня уставившись в стол сказал:

– Вливаться в чужую группу смысла нет. Мы самодостаточны. Птицын прав. Сейчас нам нужно стараться осторожно искать людей и предлагать им помощь и покровительство.

– Дело в том, что для защиты у нас маловато сил. Мы не сможем выстоять, даже если вооружим всех. Фактически нас нет ничего, кроме рук, мозгов и хитрости.

– Нам нужно переезжать.

– А куда?

– В Светлый, – сказал Мишка. – Там была колония строгого режима. Вышки, КСП, трехметровый забор, колючка. Собственная котельная, дизель. Цеха по металлообработке и деревообработке. Гаражи. Механические мастерские. Рядышком небольшое озеро и деревня, у меня там дед жил. По трассе восемнадцать километров и с трассы десять километров вглубь. Причем о точном местонахождении обыватели мало кто знает. Вряд ли ее заняли. Все замолчали, обдумывая это предложение. Оно катило по всем статьям.

– Так с местом определились, решительно сказал Саня, – дальше вопрос о людях.

– Мы уже его обсуждали с контрразведкой, сказал, вставая Угрюмый, – берем отдельные семьи, с тем, чтобы была возможность воздействовать на людей.

Серега встал и проговорил: – Мы и ещё те, кого найдем из наших, принимают решения. Остальные находятся под нашей защитой. Никакого насилия, никакого принуждения. Единый налог на все, что произведено. Раз в неделю работают не на себя, а на нас. Возражений его слова не встретили. Только Андреич добавил:

– Отряды бойцов для защиты от внешних врагов должны набираться и тренироваться. Служба не менее пяти лет, по окончании службы, помощь в обустройстве, единовременное пособие. Никаких пенсий.

Паша спросил, а сколько нужно военных. Угрюмый сказал, что исходя из особенностей, не менее сорока человек специалистов, и обязательная воинская повинность, как в Советском Союзе, чтобы каждый умел держать автомат и применять его. И я добавил:

– Обязательный пост в городе, попытка внедрения в другие группировки, разведка необходимых для выживания колонии запасов и товаров и обеспечение безопасной экспроприации.

– Ну, что ж, с политикой партии определились, а теперь частности. В никуда ехать смысла нет. Поэтому Угрюмый, Майкл и Серега поедут на разведку. Сотовая связь пока работает, поэтому обзваниваем всех знакомых, кто может нам пригодится. Паша и Андреич, вам подготовить список того, что может пригодится по вашим направлениям. Отзвониться по знакомым и набрать в свои группы хоть какой то минимум людей. – Птицын, на тебе разведка окрестностей и собеседование с людьми. Есть ли у кого идеи где достать бойцов? На этой оптимистической ноте наше заседание закончилось и мы разошлись.

Глава 5.

Подготовка к поездке заняла несколько дней. Необходимо было учесть кучу всяких разных мелочей. Как и кто поедет, кто останется, что брать с собой, как добираться

Самое чудо, что сохранялась связь. Если у тебя на счету был положительный баланс, то ты до сих пор мог связаться с тем, кто может тебе ответить. Поэтому когда меня разбудил телефонный звонок, я не придал этому большого значения. Спросонья схватив трубку я открыл телефон и поднес его к уху.

– Привет.

– Здорово.

– Рад, что ты еще жив.

– Я тоже этому рад.

– Ты что, меня не узнал?

– Если честно, то нет.

– Это Макс (мне очень хотелось спросить какой Макс).

– Аааа, Макс, здорово. Как выживается.

– Да ничего.

Прошло несколько минут бессодержательного трепа, я все больше и больше настораживался. Дело в том, что Макс просто так звонить не будет. Если касаемо защиты, то тут уж я скорей всего должен просить его о помощи, человек служил в недешевом спецназе, подрабатывал инструктором по рукопашке. Так что одно из двух: либо он знает о нашей теплой компании, либо хочет сделать предложение. Или третий вариант: он просто позвонил поболтать. Наконец мы плавно подошли к сути нашего разговора.

– Как у вас в районе дела? Власть не появилась?

13
{"b":"117173","o":1}