ЛитМир - Электронная Библиотека

Так вот я собрал эти две семьи и выложил нашу программу. Я предложил им два варианта жизни у нас. Первый вариант включал в себя эвакуацию из города в сельскую местность. Ведение натурального хозяйства. Помощь в постройке домов, т.е постройка будет всем миров как раньше было в деревне. Снабжение какими то необходимыми вещами, которые невозможно будет вырастить. Охрана от желающих посягнуть (а такие желающие будут, да что там говорить – уже есть) на собственность и личную свободу. За это те кто будет работать должны будут отдавать часть выработанного в закрома родины. Они слушали меня очень внимательно. Причем Иван хотел согласиться сразу, но Дмитрий одним взглядом захлопнул ему рот. Тот смущено сделал вид, что хотел зевнуть, но выглядело это так неловко, что даже Дмитрий поморщился.

– Какие альтернативные варианты, – спросил он.

Я вздохнул, ну что ж, вот и подошла очередь для альтернативных вариантов. Хотя особенно альтернативу мы не обсуждали, но общие положения были выработаны.

– Альтернативой для вас являются два пути. Оба смотрели на меня; но если Дмитрий смотрел настороженно, то Иван смотрел, как смотрят на рекламу, не дающую досмотреть интересный фильм.

– Первый вариант. Самый простой. Вы определяетесь с нами вы или не с нами. Если не с нами, то мы вам выдаем машину, охотничье оружие и кое какие припасы, после этого мы расстаемся… Дмитрий расхохотался:

– Только я не верю, что вы отпустите нас на волю. Мы знаем где вы находитесь количество людей, боевой потенциал. На свободе мы представляем для вас реальную угрозу, и по моему именно вы должны пресекать возможную утечку информации. Или я не прав? Мило улыбнувшись я продолжил:

– Естественно вы правы (а вот этого он не ожидал), если бы вы ушли сейчас, то это сами понимаете было бы для нас фатально, но… Мы предлагаем такой выход из положения. Вы остаетесь с нами до момента исхода. Мы уходим в то место, которое подберем, а вас оставляем здесь со всем выше перечисленным. Уничтожать вас смысла нет, так как мы проповедуем гуманизм, но до момента нашего ухода вы должны оставаться с нами и выполнять определенную работу, чтобы не висеть камнем на шее. Молчание затягивалось. Дмитрий напряженно думал.

– Еще варианты есть, – спросил он.

– Есть сказал я со скучающим выражением лица. Они ждали продолжение.

– Оружие в зубы и вперед, служба на благо родины, не менее шести лет. А в награду, спросил он. В награду, – не сдержавшись ухмыльнулся я, то же самое. После окончания верной службы: выделение участка, помощь в постройке дома, кое какое материальное пособие. Единственное что – вам сейчас это предлагается сразу, а потом за это будут требовать службу. И потом, – помолчав продолжил я, – все остальное в ваших руках. Если остались нормальные люди, то конечно жизнь постепенно наладится. Пусть не так, как это было раньше, но люди будут общаться, обмениваться новостями, торговать…

– Воевать , – вставил он.

– Вы совершенно правы, наклонил я голову, – в том числе и воевать. Но сейчас, нам необходимо озаботится выживанием. С вами или без вас мы все равно найдем добровольцев. Эта вся информация которой я бы хотел с вами поделится.

С этими словами я развернулся и ушел. Фактически все это я проговаривал для Дмитрия. Если он найдет для себя плюсы, то поможет уговорить остальных, тех, кто появится. Причем уговорит аргументировано, с их же позиций. Честно говоря если бы мне пару недель назад предложили такой вариант, то я не задумываясь бы схватился за него обеими руками и ногами. А как поведут себя люди, которые уже немного отошли от после новогодних ужасов, не знаю.

* * *

Время поджимало. Быстренько перекусив мы с Алиной вышли на двор. Вокруг стояла мертвя тишина. За Пашиным двором начинались луга, сейчас представлявшие из себя практически непроходимые сугробы. На огромной ветле сегодня сколотили наблюдательный помост, на котором по идее должен находится часовой.

Ну что ж. Пора одеваться. Броник. Наплечную сбрую, ПМ в кобуре, запасная обойма. В девятку положил АКМ. Два рожка и Бизон. Подошел Майкл и внимательно посмотрел на меня: – Ну и кого ты хочешь обмануть? Причем тут обмануть начал я было возражать, но потом осекся и посмотрел на себя со стороны. Чайниковатый мужичонка с АКМом и бизоном. Решено автоматы не беру. А если меня решат обыскать? Тоже получается очень веселая картинка. Под пуховиком броник и сбруя с пистолетом. В этом случае вся моя легенда медленным шагом идет за мной к такой-то матери. В итоге все то, к чему я привык за последнее время, т.е оружие, пришлось оставить дома. Да, надо тщательнее продумывать все, тщательнее.

В итоге я оделся как все. Я одел старые потрепанные джинсы, боты прощай молодость и старый, китайский пуховик. Замотал лицо шарфом от снега, а сверху натянул шапку ушанку. Внешний вид мужика, обравшегося за соленьями в гараж. Взял у Паши его старую двустволку и отплил дуло и приклад. Получилась сицилийская лупара, или по нашему, по кулацки, – обрез. Смастерил лямку из двух ремней и повесил обрез под пуховик. В карманы затолкал штук давдцать патронов. И повесил на бок ножны с огромным свинорезом. В машине положил рядышком биту.

– Ну что ж. Я готов, а вы?

– Мы тоже.

Мишка с Алиной деловито хлопали дверками джипа, грузились, проверяли снаряжение, оружие.

– Значит так, сказал я, – Макс человек очень осторожный. Телефоны, рации отключить. Доезжаете до сюда.

Я ткнул пальцем в место на карте города. Мишка с умным видом следил за моим пальцем. Я не удержался и поводил им по карте. Мишка не отрываясь следил за ним.

– Вы станете здесь, ближе суваться не стоит. Пусть он убедиться, что я пришел один. Так он скорее сделает свои предложения. Если же я неправ и за его просьбой стретиться стоит простое и естественное желание скучковаться, тогда я уже буду разговаривать предметно. Но в любом случае – сейчас встречаемся только для того чтобы принюхаться и разбегаемся. Ваша задача – отследить, что будет и, в случае каких либо проблем…

– Вытащить тебя из них!, – радостно заявила Алина.

– Нет, доложить о них нашим, а я выберусь сам. Если я с ними еду, ничего страшного. Передпринимать ничего не стоит. Единственное, что если я сниму шапку и ею вытру лицо, то мочите всех наглушняк, а потом уходите огородами.

На этой радостной ноте мы закончили подготовку к операции и разошлись по машинам.

* * *

– Привет.

– Привет. Смотрю цветешь и пахнешь. Стараюсь, а ты чё макс, какой то весь настороженный?

– Будешь тут настороженный макс подошел чуть поближе. А я к тебе заезжал, два дня назад посмотреть что с тобою. На разведку хотел съездить, да только не смог тебя найти. Пару упырей видел, а тебя нет.

Я лихорадочно соображал, что ответить, как лучше соврать. К счастью вспомнил свой основной принцип – всегда говори правду, ничего кроме правды но … не всю правду, кроме всего прочего, Макс был человек очень полезный, и мне бы очень хотелось привлечь его к нам.

– Я ведь Макс ушел оттуда.

– Один, – перебил он меня.

– Нет – спокойно ответил я – не один. Ушло нас несколько семей. Основали свою группу и начали жить – поживать да добра наживать. А у тебя как, добрый молодец? Макс усмехнулся

– Складно сказываешь, да правду ли кривду глаголешь, про то мне не ведомо.

Я услыхал скрип снега за спиной, но развернутся не успел. Тяжелый удар по голове вырубил меня моментально.

Очухался я от дикого холода и ласкового похлопывания по щекам. Причем каждым похлопыванием человека более слабого можно и покалечить. Я побыстрее застонал, показывая, что я очнулся, а то ведь могут с такой лаской и еще раз вырубить. На этот раз случайно. Приоткрыв глаза я увидел над собой три хари, одна из них Макса.

– Ты уж не серчай на Кольку, он легонько должен был, да до сих пор силы рассчитывать не умеет, – миролюбиво сказал макс, заметив что я очнулся. Я видишь ли тебе верю, а вот они не очень. Они тебя не знают и решили что ты очень уж подозрительный.

15
{"b":"117173","o":1}