ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну что? Пойдем что ли?

– Семеныч, – вздохнул я, – понимаешь, занят я. Заметив, что он собирается мне возразить я заторопился:

– Чес слово, Семеныч, освобожусь и …

Семеныч стоял и с укоризной смотрел на меня. До меня дошло, что отмазаться не удастся. Я вздохнул и понуро поплелся за ним. Сзади раздался сдавленный смешок кого-то из ребят. Я украдкой показал кулак за спину. Сзади раздался уже ничем не сдерживаемый гогот. Мы приступил к освобождению второй комнатки. Когда мы все вытащили на полу осталась тяжелая металлическая решетка, закрывающая слив. Из под нее воняло каналолизацией. Нерешительно посмотрев на Семеныча я спросил:

– Может решетку трогать не будем? Семеныч в азарте возопил:

– Что ручки испачкать боишься?! Не боись! Давай вытаскиваем!

И мы вытащили, а потом оторопело рассматривали проем в полу в который спокойно мог пролезть человек (по крайней мере скобы на стенке намекали на это).

– Как думаешь, Семеныч, что это? – немного ошеломленно спросил я его.

– Точно не знаю, – задумчиво сказал Семеныч, – но по планам под базой проходит большая ливневка, совмещенная с промышленной канализацией.

– Интересно куда она ведет, –так же задумчиво спросил я его, – надо бы посмотреть. – А, Семеныч?

– Давай глянем завтречка.

На этом очередной день закончился. Вернее я в течении дня бегал, распоряжался, но мыслями был в канализации (как это ни странно звучит).

* * *

С утра я как штык был у Семеныча. Одевшись похуже мы натянули резиновые сапоги, взяли по ножу, по Бизону, по ПМу, в карманы сунули несколько гранат, да я еще взял сотовый телефон, завернутый в полиэтилен. Одев туристские, непромокаемые плащи мы начали осторожно спускаться вниз. Несмотря на возраст скоб спустились мы достаточно хорошо. Семеныч чуть ли не обнюхал эти скобы, потом довольно хмыкнул и показал направление в сторону центра базы. Пройдя несколько метров под сочащейся через кирпич водой я пожалел, что согласился на данную экскурсию. Не дело начальника ползать по канализациям. Увидь меня Угрюмый, и ехидная усмешка со словами: «Тут тебе самое место», мне обеспечена. Но с другой стороны если я пошлю ребят, то тайной придется делится, а делится я не люблю. Лучше я сам посмотрю и определюсь – куда можно пристроить эту тайну. Семеныч скрупулезно пер вперед, кидаясь из стороны в сторону, как спаниель на охоте, осматривая стенки и довольно крякая. В центре базы был сравнительно большой полукруглый коллектор, в который сверху спускались две трубы повисшие точно по центру и как раз кто-то наверху спустил воду и содержимое веселым водопадом повалилось вниз. Сбоку поднимались ступени к заложенному красным кирпичом проему. Довольно оглядев все Семеныч шепотом сказал:

– Теперь пошли в другую сторону прогуляемся.

Развернувшись в противоположную сторону, мы погребли обратно. Отойдя сравнительно далеко от душевой, мы напоролись на препятствие. За углом была тяжелая металлическая решетка, на которой висел огромный замок. Судя по размерам – это был дедушка всех навесных замков.

Сунувшись с пистолетом к решетке, я был остановлен рукой семеныча, схватившей меня за шиворот:

– Ты ещё наверх выйди и всем расскажи, что ты здесь. Погоди, не спеши. Давай посмотрим.

И мы стали смотреть. Минут через десять ковыряния он отодвинулся и сказал:

– Все!

Я посмотрел и увидел, что он аккуратно расковырял кирпич, держащий затвор, утопленный в стену. Теперь, чтобы пройти, необходимо было вытащить кирпич и просто открыть дверь, рпирчем замок оставался висеть на решетке. Более того, если кто-нибудь бы захотел пройти открыв дверь нормально – кирпич бы все равно вывалился, что навело меня на определенные мысли. Оттеснив старика со словами:

– Дай-ка Семеныч теперь я поколдую.

Я начал мастрячить ловушку из гранаты РГД-5, шестой, самой толстой, гитарной струны (которая лежала у меня в кармашке, как у каждого из моих подчиненных) и какой то мамы. Закончив я гордо показал её Семенычу со словами:

– Во! Принимай работу Семеныч! Пока временно, а потом что-нибудь поцивильнее придумаем.

Семеныч хмыкнул, опять почти обнюхал растяжку и ухмыльнувшись прошел дальше.

– Эй! – возмущенно окликнул я его, – а чего ты ухмыляешься. – Тебе что, не понравилось?

– Понравилось. Даже очень. Теперь я думаю когда ты постоянную сделаешь?

– Скоро. –самонадеянно пообещал я.

– Ну-ну, – раздалось снова его хмыканье.

* * *

Дойдя до следующего большого коллектора мы остановились. Из него далее вела труба в метр диаметром. Все стоки уходили по ней, передвигаться по ней можно было только на четвереньках и лезть туда… бррр… нисколечко не хотелось. Семеныч опять довольно обнюхав все вокруг развернулся и отправился домой.

Залезли мы внутрь сразу после планерки, в девять часов утра, а вернулись ближе к трем. Переодевшись в чистое, мы отправились в столовую, но обратив внимание на то, что все встречные шарахаются от нас в разные стороны, решили не рисковать, а сначала вымыться.

Чистые, распареные, розовые и счастливые мы сидели за столом и пили чай в котельной после обеда. Вместе с нами сидела Алина. Семеныч, напоровшись на благодарных слушателей – вещал:

– Этот дом был построен вначале девятнадцатого века и служил то ли трактиром, то ли заставой. Тогда он был еще двухэтажным. Два этажа надстроили позже, уже после революции. И судя по всему – это бывший подземный ход. Просто умные люди переделали его в канализацию. Но, – тут он хитро подмигнул, – подземным ходом он от этого быть не перестал.

– Семеныч. Все это конечно интересно, –скептически продолжил я, – но с чего ты все это взял. Может быть это действительно простая канализация. А тебе, блин, всюду тайны мадридского двора мерещатся.

Похоже Семеныча немного задело за живое. Он отодвинул стакан и наклонившись ко мне начал доказывать:

– Если бы пан начальник обратил внимание на ступеньки, то у видел бы, что они кованые. То же касается и решетки. Потом, хочу обратить ваше драгоценное внимание на то, что оба конца туннеля совершенно идентичны! Единственно, что в дальний коллектор врезана обычная метровая труба для канализации, а все остальное …

– Ладно – ладно, –поднял я руку вверх, останавливая поток его красноречия – может бы тогда скажешь куда выходит второй конец туннеля? А то мы на поверхность не выбирались?

– Проще простого, –довольно откликнулся он. – Какое из зданий в округе у нас приблизительно того же возраста, что и наше?

– Пятая баня? – вопросительно подняла глаза Алина.

– Да, – улыбнулся старик.

Попив чай, мы отправились по домам. Я чувствовал, что мне пригодится этот подземный ход, но пока прикидывал, как его использовать.

* * *

С утра я отправился к Пашке. Зашел в столовку – его там не было. Меня послали в гараж – в гараже его не было. Оттуда меня послали в ремонтные мастерские – его там опять не было, причем всегда он ушел только что. Наконец-то я его нашел. Паша стоял со своими на площадке сельхозтехники, вокруг большого агрегата и здорового орла, со смущенным видом, мявшего рукавицы и потупившего взор. Речь Паши была абсолютно информативной и настолько же нецензурной. Выслушав все эпитеты, которыми Паша награждал своего работника, который забыл смущаться и стыдиться, а с явным восторгом шевелил губами, пытаясь запомнить некоторые, особенно понравившиеся, мудрости. Я тоже не остался в стороне, а подошел поближе, с интересом вслушиваясь.

– Паша, повтори пожалуйста последнюю связку. – вежливо попросил я его, – я чувствую она мне может мне пригодится.

– А!? Чего!?

Паша, видно немного отрешившийся от всего низменного и ушедший в высокие космические сферы, с непоняткой глядел на меня.

30
{"b":"117173","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обожаю тебя ненавидеть
Не девичья память
Ренегат
Богатый папа, бедный папа
Дорогой сводный братец
Инстинкт Зла. Вершитель
Холмс вернулся. Дело Брексита
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Глория. Начало истории